Недельные чтения Торы

Кто был главный в Рэфидим?

Суббота, 3 февраля 2024 г. – 24 швата 5784 г.

Книга «Шмот» («Имена»)

Недельный раздел «Итро» («Итро»)

В конце предыдущего раздела мы, двигаясь из пустыни Син (на Синайском полуострове), пришли «и расположились в Рэфидим». Там произошло несколько важных событий: Всевышний помог Моше в ситуации, когда «нет воды, чтобы пить народу» («Шмот», 17:1); «пришел Амалек, и воевал с Исраэлем в Рэфидим» («Шмот», 17:8), причем победа Израиля было одержана с помощью Ашем; впервые после Исхода Моше вспоминает, что официально заявленной целью Исхода было служение Ашем, «и построил Моше жертвенник, и назвал его: Ашем – Знамя мое!» («Шмот», 17:15); «и пришел Итро, тесть Моше, и сыновья его (Моше), и жена его (Моше) к Моше в пустыню, где он (Израиль) располагается там у горы Эло’им» («Шмот», 18:5).

Мы уже обсуждали проблему: каким образом «услышал Итро… всё что сделал Эло’им для Моше и для Исраэля» («Шмот», 18:1) при отсутствии мобильной связи и Интернета? Напомним, что единственный реальный способ – это отправка Моше гонцов к Итро со стоянки на восточном берегу моря Тростника с предложением встретится в Рэфидим. Вероятно, Итро, двигаясь с караваном, посылает перед собой гонца к Моше: «И сказал (гонец) Моше: я, тесть твой Итро, прихожу к тебе, и жена твоя и двое сыновей ее с ней» («Шмот», 18:6). В этой ситуации Моше ведет себя не как национальный лидер, но как скромный ученик и почтительный зять Итро: «И вышел Моше навстречу тестю своему, и распластался, и поцеловал его, и спрашивали муж ближнего своего о шаломе, и пришли в шатер» («Шмот», 18:7).

И с этого момента роли меняются: главным в стане Израиля является уже не Моше и не Аарон, а Итро. Он благожелательно принимает отчет своего ученика о проделанной работе: «И рассказал Моше тестю своему всё, что сделал Ашем Паро и Египту за Исраэль: все тяготы, которые нашли их в дороге, и спас их Ашем» («Шмот», 18:8) и благословляет: «И сказал Итро: благословен Ашем, который спас вас от руки Египта и от руки Паро, который спас народ из-под руки Египта!» («Шмот», 18:10).

А дальше происходит невероятное. В лагере сынов Израиля Итро ведет себя как вождь и руководитель: «И взял Итро, тесть Моше, ола и зарезания для Эло’им, и пришел Аарон и все старейшины Исраэля есть хлеб с тестем Моше перед Эло’им» («Шмот», 18:12). Итро берет животных для ола-всесожжения и для зарезания-шламим (мирных жертв, предназначенных для пира). Перечислены участники праздника, но Моше среди них нет! Возможно, почтительный ученик помогает учителю приносить жертвы, но на пиру его нет. И эта почтительная подчиненность Моше проявляется в том, что жертвы Итро приносит Эло’им, хотя только что Итро признает, что «сейчас узнал я, что велик Ашем больше всех Эло’им…» («Шмот», 18:10), да и жертвенник Моше назвал «Ашем – Знамя мое». Но сыновняя и ученическая почтительность важнее для Моше той Истины, которой он уже овладел.

Пик монотеизма Итро состоял в том, что он знал всех Эло’им: видел Творца через совокупность всех природных сил. Теперь он узнал о существовании более высокого проявления – трансцендентного Ашем, который стоит над природой и управляет ею в соответствии с законами морали: например, египтяне хотели утопить евреев (детей) и были утоплены сами. Но это знание еще не воплотилось в действия Итро, он приносит жертвы Эло’им.

Можно предположить, что неучастие Моше в праздничной трапезе связано с тем, что в дальнейшем народу Израиля жертвы Эло’им (природным силам) будут запрещены (см. «Шмот», 22:19). Мы служим только трансцендентному Ашем. Но это более продвинутое понимание Моше в метафизических вопросах Служения, не мешает ему с уважением принимать конкретные социально-политические советы от Итро.

«И было назавтра, и сел Моше судить народ, и стоял народ над Моше с утра до вечера» («Шмот», 18:13). Моше пытается судить единолично – это его реакция на коррумпированную бюрократическую судебную систему Египта. Итро говорит, что система суда может сохранить форму («пирамида»), но изменить содержание («подбор судей»): «А ты высмотри из всего народа мужей мужественных, трепещущих перед Эло’им, мужей правды, ненавидящих взятку, и поставишь над ними начальниками тысяч, начальниками сотен, начальниками пятидесятков и начальниками десятков. И будут судить народ во всякое время, и будет: всякое слово большое принесут тебе, а всякое слово малое будут судить они, и облегчит с тебя, и понесут с тобою. Если слово это сделаешь, и прикажет тебе Эло’им, и сможешь устоять, и также весь народ этот на место свое придет с шаломом. И послушал Моше голоса тестя своего, и сделал всё что сказал» («Шмот», 18:21–24). И после того, как эта система прекрасно заработала, происходит удивительное: «И послал Моше тестя своего, и пошел себе в страну свою» («Шмот», 18:27). Глагол «послал» стоит в повелительном наклонении: не отпустил, не отправил, а именно послал.

Итро по-прежнему остался на своем метафизическом уровне знания Эло’им, а Моше и весь народ Израиля продвигаются к пониманию Ашем. Стоянка завершена: «И двинулись из Рэфидим, и пришли в пустыню Синай» («Шмот», 19:2). Перед нами – новая высота.

Так, да не так!

Суббота, 10 февраля 2024 г. – 1 адара-I 5784 г.

Книга «Шмот» («Имена»)

Недельный раздел «Мишпатим» («Суды (Законы)»)

 

В предыдущем разделе мы ощутили, вероятно, самое сильное за всю историю человечества общенациональное переживание – Синайское oткровение. Второй раз от Сотворения мира Всевышний открылся не одному выдающемуся человеку, а целому народу (впервые Он открылся народу Египта). После того, как «весь народ (все одинаково) видят (каждый, от младенца до старика) голоса, и факелы, и голос шофара, и гору дымящуюся…» («Шмот», 20:15), естественно ждать рассказа о каких-то вечных, космических вопросах, а вместо этого Тора опускает нас на землю, заставляет задумываться о вещах не просто прозаических, но, возможно, и малоинтересных сегодня. Творец, обращаясь к Моше, говорит о том, что Он считает самым важным: «И эти суды (законы), которые положишь перед ними» («Шмот», 21:1).

В эпоху праотцев мы жили в разных государствах и подчинялись имевшейся власти, будь то царь Нимрод, фараон египетский, плиштимский царь Авимелех или местный князек Лаван. Сейчас мы – громадная толпа – вышли из-под юрисдикции Египта и начинаем создание Народа Израиля, чтобы потом построить Государство Израиля. И начинается этот процесс с организации справедливого суда. Это центральная тема Торы. Сама структура суда была установлена в начале предыдущего раздела по советам Итро. Теперь, после принятия Десяти заповедей, начинается детальное описание еврейского законодательства. Важно, что Творец говорит Моше о законах: «положишь перед ними» – как накрытый стол, блюда которого можно осмотреть, понять и выбрать, а не как насильственное рабское ярмо, не оставляющее выбора. Но уже первый параграф кодекса заставляет задуматься: «Если купишь раба Иври, шесть лет будет работать, а в седьмой выйдет на волю безвозмездно» («Шмот», 21:2). Простите, мы, выбравшись из египетского дома рабов, собрались строить самое справедливое общество в мире, а тут вдруг рабство и покупка людей? Но перенесемся на 3335 лет назад…

К югу от нас – Египет, вся социальная структура и экономика которого основана на рабовладении. К востоку – Междуречье, где громадные массы рабов, как и в Египте, заняты строительством каналов и плотин. К западу – Микенская цивилизация «народов моря» – древних греков, тоже не без рабов. И на дальнем (для нас) востоке, в ведической Индии, без рабов не обошлось. А на севере – дикари, не дошедшие до создания государств. Увы, так устроен мир. А Тора «не на небе она», она – земная. И должна опираться на существующие у людей представления, постепенно улучшая их. Провозглашение непонятного идеала не будет принято. А поэтому рабство у еврейского народа есть. Но! Первое ограничение: состояние раба является временным. По сути – это наем работника на определенное время.

Как свободный человек становился рабом? Ряд преступлений, например воровство, наказывались штрафом: «Если украдет муж быка или ягненка, и зарежет его или продаст его – пять быков заплатит за быка и четыре овцы за ягненка» («Шмот», 21:37). Маловероятно, что обеспеченный человек будет красть ягненка. Следовательно, у вора не будет возможности отдать четыре овцы. И тогда решением суда его передают в рабство крепкому хозяину, который «купит» себе раба, т. е. выплатит стоимость четырех овец. Суд будет наблюдать за семьей, купившей раба. Всё время работы хозяин должен раба кормить, одевать, обеспечивать eмy отдых и ночлег. Так, заповедь о соблюдении Шаббата дана и для того, «чтобы отдохнул раб твой и рабыня твоя, как ты» («Дварим», 5:14). А если раб женат и имеет детей, то хозяин обеспечивает и всю семью. Раба нельзя унижать, тем более – убивать. За убийство раба – такое же наказание, как за убийство свободного человека: смертная казнь.

В чем смысл такого наказания? Вор – человек, неправильно организовавший свою жизнь. Проведя несколько лет в нормальной еврейской семье, он обучится навыкам правильного ведения семейного хозяйства и, с большой вероятностью, начнет нормальную жизнь, не возвращаясь к преступлениям. Жаль, в наших исторических текстах не сохранилось соответствующей статистики, а было бы интересно сравнить с современным процентом рецидивов после тюремного заключения.

Второе ограничение. Отпуская раба по истечении шести лет работы, хозяин отпускает и всю его семью, пришедшую с ним. Кроме того, он должен обеспечить своего бывшего раба припасами, чтобы тот мог начать самостоятельную жизнь. Надо ли сравнивать с Египтом, где старых или заболевших рабов скармливали крокодилам? Или с Римом, где рабов, потерявших трудоспособность, «гуманно» привозили на остров, где они умирали от голода?

Подобных ограничений и отличий Торы от современного ей кодекса Хаммурапи или кодексов, написанных двумя-тремя тысячелетиями позже, имеется немало. Но об этом в другой раз.

Раскрывая старый чертеж…

Суббота, 17 февраля 2024 г. – 8 адара-I 5784 г.

Книга «Шмот» («Имена»)

Недельный раздел «Трума» («Подношение»)

В нынешнем недельном разделе начинается рассказ о строительстве походного Храма – Мишкана. Рассказ удивительно насыщенный, с точными размерами каждой детали, специфицированными материалами и подробными технологическими картами, определяющими всё: от способа плетения нитей для парчовых тканей до последовательности ковки золотых изделий. И снова наш подход к проекту отличается от общепринятого. Сегодня архитектор, проектируя дом, начинает с его плана, вписанного в отведенный участок, потом определяет внешний вид здания, затем его внутреннюю планировку и далее разбирается с «начинкой»: инженерное оборудование, коммуникации и пр.

Тора начинает с самого главного (и наиболее внутреннего!) элемента Мишкана – того, где Творец будет встречаться с Человеком: «И сделают ковчег из дерева шитим: два с половиной локтя длина его, и полтора локтя ширина его, и полтора локтя высота его» («Шмот», 25:10). Мы уже обсуждали и назначение ковчега, и выбор породы дерева (пустынной акации), и удивительное сочетание деревянных (изолятор) и золотых (проводник электричества) элементов конструкции. Поговорим о размерах.

Все размеры, относящиеся к Мишкану и его деталям, даны в «амот»-локтях. Один локоть – около полуметра, но нам здесь будут важны не абсолютные размеры в метрических единицах, а их соотношение в локтях. Наши мудрецы сказали, что дробные размеры ковчега намекают на то, что встретиться с Творцом может лишь тот, кто не считает себя цельным и законченным, кто умаляет свое эго и готов принять в себя то, что идет от Всевышнего. Интересно, что и для национальной переписи каждый военнообязанный еврей должен был сдать монету в полшекеля, чтобы никто не мог считать себя цельным и самодостаточным (см. «Шмот», 30:13–15).

Попробуем с этой точки зрения посмотреть на другие инструменты Мишкана прямоугольной формы.

• Ковчег: 2,5 х 1,5 х 1,5 амот, стоит в кодэш кодашим – внутреннем зале Мишкана («Шмот», 25:10).

• Золотой жертвенник для воскурений: 1 х 1 х 2 амот, стоит снаружи занавеса, отделяющего кодэш кодашим от большого помещения Мишкана («Шмот», 30:2).

• Стол для хлебов Предложения: 2 х 1 х 1,5 амот, стоит у северной стенки большого помещения Мишкана («Шмот», 25:23).

• Медный жертвенник для жертв всесожжения, мирных и пр.: 5 х 5 х 3 амот, стоит в дворе перед входом в Мишкан («Шмот», 27:1).

Итак, из четырех прямоугольных инструментов Мишкана два выполнены в целых единицах и два – в дробных. Сразу заметим, что всё, оказавшееся на жертвенниках (выполненных в целых размерах), превращается в дым и уходит в небо – «благоухание для Ашем». Размеры жертвенников символизируют цельность Всевышнего. Хлеба Предложения со стола, где один размер из трех дробный, сначала лежат «перед лицом Творца», а затем их съедают коэны, которые стараются уменьшать свое эго ради любви и милосердия ко всем сынам Израиля. Наконец, в кодэш кодашим к ковчегу мог зайти в любое время только Моше-рабейну, человек, максимально стерший себя ради исполнения воли Творца. И Моше мог слышать Его голос из пространства между крувами (птицами из золота) на крышке ковчега («Шмот», 25:22). После Моше туда мог заходить только Главный коэн и только раз в году – в Йом-Кипур. При этом само место нахождения ковчега осуществляло проверку Главного коэна на эгоизм. Далеко не всем удавалось благополучно выйти из кодэш кодашим.

С другой стороны, в Мишкан (позже – в Иерусалимский храм) человек приходил, гордый результатами своего труда. Он приводил овечку из своего стада, приносил хлебное пожертвование, вино, масло, элементы благовоний, серебро. Но при этом он понимал, что его личные достижения были бы невозможны без помощи Всевышнего, а с другой стороны, в своей реальной жизни он мог допустить те или иные, пусть и неумышленные, ошибки, которые могут оборвать Его помощь. Поэтому он исповедовался над овечкой и передавал ее и всё принесенное в руки коэна. Овечка становилась корбаном-приближением и сгорала на жертвеннике на глазах y ее бывшего хозяина, остальные приношения имели различное назначение, но общий итог состоял в восстановлении (с помощью коэна) прямого контакта человека с Творцом.

 

Свобода бить посуду?

Суббота, 24 февраля 2024 г. – 15 адара-I 5784 г.

Книга «Шмот» («Имена»)

Недельный раздел «Тэцавэ» («Прикажи...»)

Сейчас идет високосный еврейский год, в котором 13 месяцев. Через две недели начнется месяц адар-II.И 7 числа мы будем отмечать годовщину смерти, а по традиции – и день рождения Моше, первого законоучителя еврейского народа, человека, который вывел наш народ из инертности египетского рабства. Через неделю, 14 числа адара-II, Пурим, праздник другой великой освободительницы – царицы Эстер. Для чего нам дана свобода? Чтобы делать всё что хочется? Так принято считать в современном «глобальном» обществе. Беда в том, что свободой такое состояние не является.

Вспомним традиционный идеал старой Европы: королевство Артура и рыцарей Круглого стола. Кто наиболее свободен? Король. Может ли он делать всё что хочет? Нет! Он ограничен жесткими законами чести. Он не может поступить вопреки правилам, которые диктуют ему вера и звание. Чуть меньше ограничений у его рыцарей: они могут выбирать сторону в конфликте, они способны пренебречь одной опасностью ради другой; наконец, они могут выбрать, куда повернуть своего коня. Король даже и этого не может: где бы он ни был, сердце Англии – у него в груди. Простолюдина же не ограничивает почти ничто. Он может быть подл, лжив, вороват – пока не столкнется с рыцарем.

Позвольтe, скажете вы, но ведь это моральные ограничения. А в материальном-то смысле – читай Марка Твена – рыцари делали всё что хотели, а бедные крестьяне...

В том-то и дело. Для многих наших современников материальное ограничение реально, а моральное – призрачно. Его как бы не существует. Для жителя же легендарного королевства Артура моральное превалирует над материальным, и свободный рыцарь связан бóльшим числом запретов, чем его вассал или раб. И там, где янки видит только материальную форму самых обычных предметов, для современника Артура видно совсем другое.

Вернемся из Британии в Синай. Мы уже говорили, что еврейский народ – скорее, не народ в современном смысле, а рыцарский орден. Сравнение оказывается справедливым и здесь. Свобода, данная нам после египетского плена, как и свобода, заново обретенная нами после преследований Амана и его своры (и всех наследников Амана в наши дни), дана нам, чтобы обременить нас ограничениями и повелениями. Мы свободны, над нами – Единый. Мы следуем Его повелениям. «Рабы времен суть рабы рабов, лишь раб Единого – без оков», – писал ивритский поэт XI в. рав Шломо Ибн-Гвироль. Исполняя заповедь, мы произносим благословение: «Благословен Ты, Единый, Властитель наш, Царь Вечности, выделивший нас своими заповедями».

Глава «Тецаве» посвящена подготовке первых коэнов – регуляторов энергообмена материального мира с трансцендентным Творцом. Кому приносятся жертвы? Что это вообще за жертвы? (Любая молитва, да и любой добровольный поступок является, кстати, жертвой.) Одно ясно: жертвы кормят не Всевышнего («если Я проголодаюсь, тебе Я не скажу об этом, ведь Мне принадлежит весь мир и всё, что в нем!» (псалом 50)). Они обеспечивают жизнедеятельность того самого тонкого слоя бытия, где честь заметнее железа, а совесть – камня. При чем же здесь Всевышний? При том, что если процесс жертвоприношения – служения коэнов – ведется во Имя, то он – верен. Иначе его не стоит проводить. Как, впрочем, и любой процесс: кому нужна дорога, не ведущая к Xраму?

Коэны выделены из всего Израиля и одновременно (и поэтому!) они сильно ограничены по сравнению с простым евреем. Строго регламентировано всё, от выбора невесты до сферы деятельности, от формы одежды и структуры питания до возможности участвовать в похоронах близкого человека. Материальные предметы: одежда, покрытие головы – мигбаот, нагрудник-хошен – все они для того, чтобы метафизический процесс обмена энергией происходил верно. Но когда его перестали делать во Имя, Храм разрушился, и не помогли ни хошен, ни роскошный головной убор с золотой пластиной.

Теперь, без хошена и мантии-меиля, единственное, что может дать нам надежду – жизнь во Имя Творца. Может быть, – нет, наверняка! – она приведет нас на ту дорогу, которая ведет к Храму. К нашему Храму. А остальное мы обретем по дороге.

Подготовил д-р Ури Линец (linetsi123@gmail.com). Использованы материалы книг серии «Тора ми Цион»: новый комментированный перевод Торы (третье издание) и книги «Первые пророки». Мы рады вашим вопросам и замечаниям.

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Море крови

Море крови

Что общего между египетским фараоном, Путиным и лидерами ХАМАСа?

«Чужой среди своих»

«Чужой среди своих»

Чему Ной мог учить Авраама?

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

После Завета радуги

После Завета радуги

Для чего был нужен Всемирный потоп

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Вопрос «Что я делаю?» и изгнание

Вопрос «Что я делаю?» и изгнание

Допустимо ли «закрывать глаза» на нарушения Торы?

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Вопрос Лемеха: «Что я делаю?»

Вопрос Лемеха: «Что я делаю?»

Последствия непотопляемой, беспричинной ненависти

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Что посеешь…

Что посеешь…

Элул – время подготовки к Дням Трепета от Рош ха-Шана до Йом-Кипура

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Месяц-убежище

Месяц-убежище

18 августа начинается еврейский месяц элул

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!