Недельные чтения Торы

За лучшую роль второго плана...

Суббота, 5 ноября 2022 г. – 11 хешвана 5783 г.

Книга «Берешит» («В начале»)

Недельный раздел «Лех-Леха» («Иди себе...»)

Все комментаторы нынешнего раздела разбирают события, связанные с Аврамом, а о других действующих лицах вспоминают походя. Нарушим традицию и поговорим о племяннике Аврама – Лоте. Первое упоминаемое действие Лота – чисто пассивное: «И взял Тэрах Аврама, сына своего, и Лота, сына Арана, сына сына своего...» («Берешит», 11:31): подчиняясь воле первого сиониста, и Аврам, и Лот уходят из Ур Касдим в Харан. Но пять лет спустя, когда Аврам услышал Голос, «и пошел Аврам, как сказал ему Ашем...» («Берешит», 12:4), Лот сделал то же самое. Тора не говорит, что Всевышний обратился к Лоту, но и не упоминает о ведущей роли Аврама в этой ситуации. Лот пошел в Землю Кнаан по собственному желанию. Внук Тэраха Лот, говоря современным языком, имеет те же «права на алию», что и сын Тэраха Аврам. Направляясь в Страну Кнаан, Аврам и Лот взяли «всё имущество, которое приобрели, и души, которые сделали в Харане» («Берешит», 12:5). В данном контексте «имущество» это не только (и не сколько!) стада, верблюды, серебро, но, и это главное, достижения цивилизации Междуречья, которые заслуживают того, чтобы будущий еврейский народ обогатился ими. Это и двенадцатеричная система счисления, и письменность, библиотеки и газеты, астрономия, математика, законодательная система и многое другое. «Души» – по мнению наших мудрецов – ученики, воспринявшие идею монотеизма и сионизма. И из «Берешит» (12:5) очевидно, что в преподавании монотеизма Лот был как минимум партнером Аврама, а может быть, и конкурентом.

Тора ничего не говорит о том, как Лот спустился в Египет и что он там делал, но при возвращении Аврама из Египта в Кнаан «и также у Лота, идущего с Аврамом, был мелкий и крупный скот и шатры» («Берешит», 13:5). Отсюда можно заключить: во-первых, Лот спустился в Египет, но по своему желанию; во-вторых, в Египте Лот, вероятно, занимался тем же, что и в Харане, – приобретением «имущества» – знакомством с достижениями цивилизации Египта.

История приближается к кульминации: «И не понесла их Страна, чтобы жить вместе, потому что имущество их было велико, и не могли жить вместе» («Берешит», 13:6). Неверно предположение реальной «географической» тесноты, нехватки пастбищ, мест водопоя и пр. Некоторые комментаторы говорят, что спор состоял в том, что Лот считал Землю Кнаан уже своей (у Аврама нет детей в 76 лет (!), а Сара бесплодна), но когда «открылся Ашем Авраму, и сказал: потомству твоему Я дам Страну эту» («Берешит», 12:7), Аврам понял это как обещание будущего.

Но вспомним, что имущество здесь – это не материальные ценности, а культура и идеология. И тогда спор, который шел на двух уровнях – материальном и идеологическом, можно представить как спор о путях построения еврейского государства в Земле Израиля.

И Междуречье, и Кнаан той эпохи представляли собой симбиоз двух цивилизаций: городской, земледельческой и кочевой, пастушеской. Семья Тэраха – семья пастухов, которые могли без проблем уйти из одного места в другое за тысячу километров. Эту традицию продолжает Аврам. Не подчиняясь внешнему социуму, он строит жизнь в своем шатре и у своего жертвенника. Весь мир по отношению к Авраму – «внешнее», которое может только брать положительный пример монотеизма.

«А Лот поселился в городах долины и раскинул шатры до Сдома» («Берешит», 13:12). Он хочет укорениться в центре местной цивилизации, с тем чтобы исправлять мир «изнутри». Лот выбрал «всю долину Ярдэна, что вся она напоена... как сад Ашем, как страна Египет по дороге в Цоар»» («Берешит», 13:10–11). Сравнение Сдома со столицей Египта – намек на будущий конфликт между Йосэфом и братьями. Идея Йосэфа – исправление мира через преобразование Египта. Идея его братьев – жить своей семьей в Кнаане.

Но спокойной жизни в Сдоме не получилось. «И вышел царь Сдома и царь Аморы... и вступили с ними (с коалицией царей Междуречья) в войну в долине Сидим» («Берешит», 14:8). Война проиграна: «А долина Сидим – смоляные-смоляные ямы. И побежали царь Сдома и Аморы и упали там, а остальные (жители Сдома и Аморы, воины) в гору убежали» («Берешит», 14:10). Естественно, победители «взяли всё имущество Сдома и Аморы и всё продовольствие их и ушли» («Берешит», 14:11). А следующая фраза поражает своей избыточностью и несогласованностью: «И взяли Лота и всё имущество его, сына брата Аврама и ушли, а он живет в Сдоме» («Берешит», 14:12). Если Лот живет в Сдоме, то очевидно, что его личное имущество уже входит в список «всего имущества Сдома и Аморы», а если его забрали в плен, то в Сдоме он не «живет», а жил. Наконец, если все сдомцы «в гору убежали», почему Лот остался в городе?

Всё становится ясным, если предположить, что после бегства царей Лот по-прежнему «живет» в Сдоме, возглавил его оборону и попал в плен. В пользу этой гипотезы говорит тот факт, что после того, как Аврам разбил в бою войско царей Междуречья, освободил Лота и вернул имущество сдомцев, возвратившиеся в город жители выбирают Лота городским судьей: «И пришли два малаха к Сдому вечером, а Лот сидит в воротах Сдома (место работы суда)...» («Берешит», 19:1).

А особо упомянутое имущество Лота, приобретенное в Сдоме, – это мессианская идея, идея создания идеального общества будущего. Именно из Сдома (от моавитянки Рут, прабабушки царя Давида, чей род восходит к старшей дочери Лота, и амонитянки Наамы, первой жены царя Шломо, чей род идет от младшей дочери Лота) происходит вся династия Давида и, в конечном счете, появляется Машиах – царь Израиля из дома Давида, исправляющий мир. И если бы мы сняли приключенческий сериал по разделам «Лэх Лэха» и «Ваэра», то «Оскар» за лучшую роль второго плана следовало бы вручить исполнителю роли Лота.

Спросить или не спросить...

Суббота, 12 ноября 2022 г. – 18 хешвана 5783 г.

Книга «Берешит» («В начале»)

Недельный раздел «Вайера» («И открылся...»)

В нынешнем разделе происходит давно ожидаемое событие: у столетнего Авраама (вступая с ним в завет, Б-г переименовал 99-летнего Аврама в Авраама. – Ред.) и 90-летней Сары родился долгожданный сын – Ицхак.

Через три года, как это было принято в то время, «и вырос ребенок, и был отнят от груди, и сделал Авраам пир большой в день отнятия Ицхака от груди» («Берешит», 21:8). Мидраш рассказывает, что этот пир был важен для демонстрации соседям того факта, что Ицхак – родной сын Авраама и Сары. На пиру взрослые пили вино, а принесенных младенцев Сара кормила грудью, демонстрируя избыток молока.

Но к этому времени у Авраама уже есть сын от наложницы Агар, 16-летний Ишмаэль – первенец и папин любимчик. Отношения между сводными братьями непростые: «И увидела Сара сына Агар Египтянки, которого родила Аврааму – насмехается» («Берешит», 21:9). Сара хочет прогнать Агар и Ишмаэля, Авраам против, и Всевышний должен вмешаться: «И сказал Эло’им Аврааму: пусть не будет плохо в глазах твоих в отношении юноши, и в отношении рабыни твоей – всё, что скажет тебе Сара, слушай голоса ее, потому что в Ицхаке назовется тебе потомство!» («Берешит», 21:12).

А 34 года спустя Всевышний отдает еще один приказ: «И сказал: возьми сейчас сына своего, единственного своего (другого нет и не будет), которого любил ты (раньше, пока он был живой) – Ицхака, и иди себе в Страну Мория, и подними его там ола (в жертву всесожжения) на одной из гор, о которой я скажу тебе» («Берешит», 22:2). Самой естественной реакцией Авраама было бы попросить разъяснений. Два указания Творца очевидно взаимоисключают друг друга: Ицхак-продолжение или Ицхак-жертва.

Почему Авраам не задает Всевышнему вопрос? Отчего не пытается понять? Ведь речь не идет о невыполнении Его приказа. Просто, может быть, приказ не точно понят...

Вообще в то время человеческие жертвоприношения были распространены. Так, при раскопках домов кнаанейского периода (до нашего прихода в Землю Израиля) археологи регулярно находят закопанные под углом дома глиняные кувшины с останками новорожденного. Жертвоприношение первенца, по представлению Кнаани, обеспечивало благополучие семьи. Так что в самом приказе Творца не было ничего необычного.

Рав Элиягу Дресслер (1891–1954) объясняет, что испытание Авраама было: задавать или не задавать вопрос. Тончайшая, для нас неразличимая грань, отделяющая хорошее от лучшего, суть тяжелейших испытаний, выпадающих на долю еврейских праведников. Но Аврааму удалось и вовсе немыслимое – соединить в себе две противоположные реальности. Свидетельство этой не имеющей себе равных или даже отдаленно схожих гармонии: Авраам в этой невыносимой ситуации не задает вопросов! Просто «встал Авраам рано утром, и оседлал осла своего, и взял двух слуг своих с собою, и Ицхака, сына своего, и наколол дрова для ола, и встал, и пошел к месту, о котором сказал ему Эло’им» («Берешит», 22:3).

Ицхак без слов понял свою роль в предстоящем действии и задает чисто риторический вопрос: «Вот огонь и дрова, а где ягненок для ола?» («Берешит», 22:7). И единственный, абсолютно честный ответ Авраама: «Эло’им увидит себе ягненка для ола» («Берешит» 22:8).

Безграничное милосердие Авраама, ради которого он не боялся спорить с Творцом, отступает перед Его волей. Мужество Ицхака приводит его на последний жизненный рубеж. И только сейчас, когда всe решено и нож занесен, Авраам получает ответ Всевышнего на незаданный вопрос: «И сказал: не протягивай руки своей к юноше, и не делай ему ничего. Потому что сейчас узнал Я, что трепещешь перед Эло’им ты, и не удержал ты сына своего, единственного своего для Меня!» («Берешит», 22:12).

Творец понимает нашу молитву к Нему, произнесенную любыми словами, на любом языке. Мало этого: Он способен дать ответ и на незаданный вопрос.

Два поклона

Суббота, 19 ноября 2022 г. – 25 хешвана 5783 г.

Книга «Берешит» («В начале»)

Недельный раздел «Хайей Сара» («Жизнь Сары»)

Оплакав умершую Сару, Авраам начинает решать вопрос ее похорон. Обращаясь к жителям Хеврона, он говорит: «Пришелец и постоянный житель я с вами, дайте мне могильное владение с вами, и похороню умершую мою от лица моего» («Берешит», 23:4). Необычна формулировка «пришелец и постоянный житель я с вами». То, что постоянный житель получает по праву, пришельцу дают только из милости. Но оба этих понятия присутствуют в статусе Авраама. Исходно Авраам чужак и скиталец. Позже он обосновался в Хевроне, заключал там политические союзы, выиграл войну. После этого жители Кнаана (в том числе и хевронцы) готовы были признать Авраама своим лидером, но он не воспользовался плодами победы и ушел жить в государство филистимлян, поэтому сейчас его статус снова неопределенный. Авраам хочет приобрести участок земли, а для этого необходимо стать постоянным жителем (гражданином) страны Кнаан. Повсеместно на Востоке существовал (а в ряде стран существует и теперь) запрет на продажу земли негражданам.

«Послушай нас, господин мой! Наси Эло’им ты среди нас! В лучшей из гробниц наших похорони умершую твою, никто из нас в гробнице своей не откажет тебе, чтобы похоронить умершую твою» («Берешит», 23:6). Ответ положителен, но он не устраивает Авраама. Он воспринял идею, переданную Сарой, когда она выбрала местом смерти Хеврон. Ему нужно не просто похоронить жену, ему нужно создать точку опоры для будущего народа, поэтому он не может хоронить в чужой могиле, а должен приобрести ее в собственность. Пользоваться уже готовым обычно гораздо легче, чем строить свое, но использование чужого никогда не даст нам опоры в критических ситуациях. Авраам не может принять это предложение, но он, тем нe менее, благодарит хеттийцев: «И встал Авраам, и распластался перед народом страны, перед сыновьями Хета». Выражение благодарности глубоко и искренне, так вел себя Авраам перед Всевышним, но переговоры продолжаются. «И говорил с ними сказав: если желает душа ваша похоронить умершую мою от лица моего, послушайте меня, и попросите для меня у Эфрона Бен Цохара. И даст мне пещеру Махпэла, которая у него, которая на краю поля его, за серебро полное даст ее мне среди вас для владения могильного» («Берешит», 23:8–9). Снова речь идет только о покупке, причем уже конкретной. Мидраш говорит, что Аврааму стало известно, что именно в этой пещере похоронен первый человек – Адам и его жена Хава. Таким образом, приближение к Всевышнему еврейский народ наследует непосредственно от Адама. Авраам не желает подарков. Он хочет купить пещеру за серебро, юридически закрепив свое владение. Погребальная пещера – это то, что нельзя перенести, она указывает на вечную связь с местом, не зависящую от текущих событий. Однако в плане освоения Страны у места захоронения есть не только достоинства, но и недостатки. Захоронение – это место памяти, но оно не является местом жизни или работы.

Эфрон соглашается, но изменяет условия сделки: «Нет, господин мой, послушай меня! Поле дал я тебе и пещеру, которая в нем, тебе дал я ее; перед глазами сыновей народа моего дал я ее тебе. Хорони умершую твою!». И здесь вместо того, чтобы обсудить условия платежа, снова «распластался Авраам перед народом страны». Эфрон выдвигает иные условия покупки: пещера не продается без поля. Эфрон говорит: нельзя быть чужим месту и использовать его только для могил. Надо купить землю для жизни и работы, а тогда в пещере, на этой земле, можно хоронить. Эфрон убеждает Авраама: если ты хочешь, чтобы мы признали тебя постоянным, оседлым жителем страны, ты не можешь относиться к ней только как к памятному месту. Ты должен здесь жить и работать, тут должно быть хотя бы одно из твоих полей.

Авраам планировал купить только пещеру – место памяти, но теперь он покупает еще и поле – место жизни. Эфрон научил его тому, что одна только память невозможна, без жизни в Хевроне не будет настоящей памяти. Авраам усвоил этот урок и поклонился сыновьям Хета в знак благодарности за него. Наш праотец не стесняется показать, что он научился от Эфрона и сынов Хета очень важному. Раньше он хотел вернуться в Беэр-Шеву, оставив в Хевроне только могилу. Теперь в Хевроне создан центр еврейской жизни, где будет жить Авраам, а потом Ицхак и Яаков.

Иудаизм отнюдь не утверждает, что «мы, евреи, сами все знаем и нам нечему учиться у других». Наша избранность и передача знания о Творце народам мира совсем не противоречит тому, что мы можем и должны у всех учиться. Более того, мы обязательно должны благодарить за эту учебу.

Борьба за воду, или Денонсация Беэр-Шeвских соглашений

 

Суббота, 26 ноября 2022 г. – 2 кислева 5783 г.

Книга «Берешит» («В начале»)

Недельный раздел «Тольдот» («Родословная»)

Авраам и Яаков во время голода в Кнаане спускались в Египет – страну гарантированных урожаев. Ицхак в аналогичной ситуации остается в Земле Израиля, в Граре (нынешний сектор Газа) и пытается прокормить семью: «И посеял Ицхак в Стране той, и нашел в год тот стократно, и благословил его Ашем. И возвеличился муж, и шел, и возвеличивался до того, что возвеличился очень. И были у него скот мелкий и скот крупный, и рабов множество, и завидовали ему Плиштим» («Берешит», 26:12–14).

Богатство Ицхака – проявление его совершенства. Праведники должны быть богатыми, красивыми, жить полноценной жизнью, которая свидетельствует о раскрытии Творца в материальном мире. Идеал аскетизма, бедности, самоограничения чужд Торе. Но богатство Ицхака превышает уровень плиштимского восприятия и вызывает зависть.

В нашей Стране достаточно земли и солнца и стратегическим ресурсом сельского хозяйства является вода. Авраам рыл колодцы там, где жил, но «...все колодцы, которые выкопали рабы отца его, в дни Авраама, отца его – закупорили их Плиштим, и наполнили их землей» («Берешит», 26:15). Обычная рабская психология: «не могу смириться с тем, что есть кто-то богаче меня». Плиштим мстят Ицхаку, уничтожая колодцы, лишая воды и себя.

Напомним, что слово «колодец» означает у нас резервуар, высеченный в скальной породе, который наполняется водой во время зимних дождей и обеспечивает потребности хозяйства летом.

Борьба за воду продолжается. «И пошел оттуда Ицхак, и расположился в нахале Граp, и поселился там. И снова Ицхак выкопал колодцы воды, которые выкопали в дни Авраама отца его, и закупорили их Плиштим после смерти Авраама, и назвал им имена, как имена, которыми назвал их отец его. И копали рабы Ицхака в нахале, и нашли там колодец воды живой» («Берешит», 26:17–19). Но колодец «воды живой» это не просто резервуар. Он похож на колодец в европейском смысле, вода которого постоянно пополняется из водоносного слоя.

Вспомним теперь, что вода в Торе – это символ милосердия, символ жизни, а источники ее символизируют связь с Всевышним. И духовный голод Авраама, который заставил его спуститься в Египет, Ицхак утоляет в Эрец-Кнаан. Мало того, к отцовской традиции Ицхак добавляет собственный канал связи со Всевышним – «колодец воды живой». Но еще Авраам отдал большую часть Земли Израиля царю Плиштим Авимелеху, а это не только экономическая, но и духовная зависимость: «И спорили пастухи Грара с пастухами Ицхака, говоря: нам вода! И назвал имя колодца Эсэк (Спор), потому что спорили с ним» («Берешит», 26:20).

После двух безуспешных попыток устроить свою жизнь в Граре, Ицхак «поднялся оттуда в Бээр Шеву» («Берешит», 26:23). Но в Беэр-Шеве Ицхак действует иначе. Вероятно, у этого места был особый статус, Авраам «...назвал место это Бээр Шева, потому что там поклялись оба (Авраам и Авимелех)» («Берешит», 21:31). И Ицхак в первую очередь объявляет территорию своей собственностью: «И построил там жертвенник, и воззвал Именем Ашем, и натянул там шатер свой» – действия, соответствующие современному подъему государственного флага, – «и вырыли там рабы Ицхака колодец» («Берешит», 26:25).

И когда Авимелех, надеясь на продолжение вассальных отношений, пришел к Ицхаку, как раньше приходил к Аврааму, то события пошли принципиально по-другому. Если Авраам начал общение с клятвы верности Авимелеху («Берешит», 21:24), то Ицхак начинает с декларации своего права собственности: «И сказал им Ицхак: почему пришли вы ко мне?» – и продолжает упреками: „А вы возненавидели меня, и выслали меня от себя!“» («Берешит», 26:27). Ицхак – гостеприимный хозяин. Невзирая на голод в стране, он «сделал им пир, и ели, и пили» («Берешит», 26:30), но никаких добавочных договоров больше не заключает и Беэр-Шевские соглашения Авраама не подтверждает. Напротив, когда «и было в день тот, и пришли рабы Ицхака и сказали ему о колодце, который вырыли, и сказали ему: нашли мы воду!» («Берешит», 26:32), Ицхак реализует неотъемлемое право владельца и первооткрывателя – дает ему имя: «И назвал его Шива, поэтому имя города – Беер Шева до дня этого» («Берешит», 26:32).

Только на своей Земле, в своей Стране, данной нам Всевышним, мы можем строить свою национальную жизнь и использовать свои каналы связи с Ним. Тора разрешает неевреям жить в Земле Израиля, но национальное образование здесь может быть только одно.

Подготовил д-р Ури Линец (linetsi@mail.ru). Использованы материалы нового перевода и комментария Торы. Идеи рава Михаэля Гитика.

Мы рады вашим вопросам.

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


О сыновьях Б-жьих

О сыновьях Б-жьих

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Процесс духовного очищения

Процесс духовного очищения

О библейском потопе

Разные помыслы

Разные помыслы

В этом году Йом-Кипур начинается вечером 4 октября и заканчивается ночью 5 октября

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Великая тишина

Великая тишина

Одиночество, разделенное с Б-гом

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Время итогов и «перезагрузки»

Время итогов и «перезагрузки»

Элул и памятные события

Элул и памятные события

28 августа начинается последний месяц года в еврейском календаре

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Вторая Скрижаль. 8-е, 9-е и 10-е Речения

Вторая Скрижаль. 8-е, 9-е и 10-е Речения

Окончание, начало в предыдущем номере

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!