Приговор судьи Хэйвуда

60 лет назад, 14 декабря 1961 г., в Западном Берлине состоялась премьера фильма «Нюрнбергский процесс»

В фильме «Нюрнбергский процесс» вызов бросается не монстрам, не Герингу с Геббельсом, а тем немецким чиновникам, юристам, профессорам, которые ради выгоды или удобства приняли, по выражению Бёлля, «причастие буйвола», приняли словоблудие нацистов в то время, когда с ними еще можно было бороться.

Марина Ефимова, поэт, редактор, переводчик

 

Возмездие

На Нюрнбергском процессе судили нацистских преступников – политиков, военных, идеологов фашизма, совершивших преступления против всего человечества. Подсудимым было предъявлено обвинение «в планировании, подготовке, развязывании или ведении агрессивной войны с целью установления мировуго господства германского империализма» и других преступлениях против человечности.

1 октября 1946 г. Международный трибунал, сформированный четырьмя союзными державами-победительницами, огласил во Дворце правосудия Нюрнберга приговор тем, кто занимал высшие государственные, партийные и военные посты в Третьем рейхе. Двенадцать подсудимых были приговорены к смерти (Борман – заочно), трое – к пожизненному заключению, четверо – к разным срокам тюремного заключения, троих оправдали. Были признаны преступными организациями СС, гестапо, СД и руководящий состав НСДАП. Ходатайства осужденных о помиловании были отклонены. В ночь на 16 октября 1946 г. приговор о смертной казни был приведен в исполнение (Геринг покончил жизнь самоубийством незадолго до казни, Лей – до начала процесса).

Сразу же после основного Нюрнбергского процесса на протяжении 1946–1949 гг. последовали так называемые «малые Нюрнбергские процессы» над нацистскими врачами, судьями, промышленниками. Рассматривались также дела о расовых преступлениях, об айнзацгруппах и МИДе Германии. В отличие от главного процесса, эти дела слушал не Международный военный трибунал, представлявший всех четырех союзников, а Нюрнбергский военный трибунал, созданный военным командованием США согласно данному всем союзникам праву самостоятельно судить нацистов в пределах своей оккупационной зоны (Нюрнберг входил в американскую зону).

Перед судом предстали 185 обвиняемых, из которых 142 были признаны виновными, 24 приговорены к смертной казни (11 помилованы, 13 казнены), 20 – к пожизненному заключению, 98 – к различным срокам, 35 – оправданы.

Человечеству было о чем задуматься. Вторая Мировая война продолжалась шесть лет. Нюрнбергский процесс длился без малого год – он начался 20 ноября 1945 г. и завершился 1 октября 1946 г. Выдающемуся американскому режиссеру Стэнли Крамеру понадобилось почти 15 лет, чтобы в художественной форме осмыслить суть нацизма и в 1961 г. снять по сценарию Эбби Манна фильм о процессе, на котором судили нелюдей, пошедших против всего человечества.

 

«Не только развлекать, но и истолковывать»

Когда Эбби Манну вручали премию Американской киноакадемии за лучший адаптированный сценарий, к фильму «Нюрнбергский процесс», он сказал: «Настоящий писатель обязан не только развлекать, но и истолковывать мир, в котором живет». Чем он и занимался всю свою творческую жизнь.

Манн родился в Филадельфии в семье евреев – эмигрантов из России. Учился в Темпльском и Нью-Йоркском университетах. Воевал солдатом во Второй мировой, в 1950-х работал сценаристом на телевидении. Получил известность благодаря работам на социальные темы тогдашнего американского общества и, как каждый пишущий, мечтал о славе. Слава пришла в 1961-м, когда Крамер предложил ему переработать сценарий телепостановки о суде над нацистами, вышедшей на экраны в 1959 г.

О своей работе с Крамером Манн говорил, что тот был верен своим сценаристам, что было исключением в кинематографе его времени: «Были режиссеры, которые меняли по 16 сценаристов в течение одного фильма. А Крамер работал со сценаристом так же, как он работал с актерами. Спенсер Трейси… не признавал никаких сюрпризов. Текст должен быть выверен, мизансцена отработана... Монтгомери Клифт был нервным актером. С ним надо было дружить во время работы и тому подобное. Но все они оставляли последнее слово за Стэнли Крамером. Он был настоящим лидером».

После успеха фильма «Нюрнбергский процесс» не меньшим успехом пользовался спектакль «Нюрнбергский процесс» по пьесе Манна, который в течение ряда лет шел в театре «Лонгакр» на Бродвее, где играл Максимилиан Шелл. Там он блистал в роли министра Эрнста Яннинга.

 

Суд над судьями

Фильм о том, как судили нацистских преступников – тех, кто был опорой преступного режима, – Крамер задумал снять в конце 1950-х. Определившись со сценаристом, на главные роли пригласил звезд мирового кино. Голливудский «отщепенец» и «еретик» взялся за тему, которую на «фабрике грез» и «мастерской вестернов» обходили стороной. И решил ее в жанре камерной драмы, разворачивающейся в послевоенном Нюрнберге 1948 г., куда приезжает американский судья Дэн Хэйвуд, чтобы провести один из так называемых «малых Нюрнбергских процессов», на котором судят бывших нацистских судей Эрнста Яннинга (Берт Ланкастер), Эмиля Хана (Вернер Клемперер), Вернера Лампе (Торбен Мейер) и Фридриха Хофштеттера (Мартин Брандт), занимавших видные посты в судебной системе нацистской Германии.

Как и положено, в суде есть обвинитель – полковник американской армии Тед Лоусон (Ричард Уидмарк) и защитник – немецкий адвокат Ханс Рольф (Максимилиан Шелл). Постепенно перед зрителем вырисовывается потрясающего накала драма идей и характеров.

До «Нюрнбергского процесса» Стэнли Крамер снял такие известные картины, как «Не склонившие головы» (1958; в советском прокате – «Скованные одной цепью»), «На последнем берегу / Конец света» (1959), после – «Этот безумный, безумный, безумный, безумный мир» (1963), «Корабль дураков» (1965), «Благослови зверей и детей» (1971). Большинство картин были номинированы на «Оскар». Престижные премии получали почти все, кто работал с Крамером, – актеры, сценаристы и композиторы. Но только он сам.

Он родился в еврейской семье, жившей на Манхэттене – в районе, отличавшемся жестокими нравами, который местные обитатели называли «адской кухней». После войны создал независимую продюсерскую компанию Screen Plays Inc. – стремился к независимости и бросил вызов Голливуду. Начал как продюсер: фильмы, в которых он снимал Кирка Дугласа, Марлона Брандо, Грега Купера, пользовались невероятным успехом у публики. Как режиссер дебютировал в 1955 г., сняв фильм «Не как чужой». В 1961 г. приступил к съемкам «Нюрнбергского процесса» – фильма, который принес ему мировую славу.

 

Дуэль

Крамеру удалось мастерски раскрыть индивидуальность всех участников драмы: и основных, и второстепенных свидетелей, над которыми проводились бесчеловечные эксперименты.

Основная дуэль разворачивается между обвинителем со стороны Соединенных Штатов Америки Тэдом Лоусоном и немецким адвокатом Хансом Рольфом. Лоусон обвиняет сидящих на скамье подсудимых в пособничестве преступному режиму и делает все, чтобы доказать их вину. Он участник войны, освобождал Дахау и собственными глазами видел горы трупов. От документальных кадров, которые он демонстрирует суду, кровь стынет в жилах. Но ему и Хэйвуду во время процесса приходится противостоять тем, кто пытается навязать мнение, что необходимо понимать всю сложность переживаемого времени, необходимо принять во внимание всю сложность положения и учесть, что сейчас требуется завоевать симпатии немцев, а не бередить старые раны. Перелом в судебном процессе происходит, когда Лоусон вызывает свидетелей – подвергнутого стерилизации Рудольфа Петерсона (Монтгомери Клифт) и Ирену Вальнер (Джуди Гарленд), отказавшуюся, несмотря на психологическое давление защитника, лжесвидетельствовать против друга-еврея, помогавшего ей и ее семье.

Швед по происхождению, Ричард Уидмарк был известен как актер радиоспектаклей, телевидения и кино. В 1930-е гг. сотрудничал с разными радиостанциями, в 1940-х весьма успешно играл на Бродвее и тогда же снялся в первом своем фильме в жанре нуар «Поцелуй смерти», в котором сыграл роль бандита Томми Удо. Картина пользовалась успехом у зрителей и критиков, артист был удостоен «Золотого глобуса» за лучший актерский дебют и номинирован на «Оскар» за лучшую мужскую роль второго плана. В одном из своих последних фильмов 1990-х гг. – «В истинном свете» – Уидмарк исполнил роль сенатора Джеймса Стайлза. На его счету более 60 картин. Прорывом в карьере стала роль полковника Теда Лоусона в фильме «Нюрнбергский процесс». Именем артиста назван аэропорт в Грин-Сити (штат Миссури), на строительство которого он выделил средства: в 1950–1960 гг. Уидмарк владел животноводческим ранчо в этой местности.

Но возвращаемся к фильму… До появления в зале свидетелей Рольф, уверенный в том, что его подзащитным несправедливо инкриминируют злодеяния, за которые несет ответственность политическое руководство Третьего рейха, страстно и весьма убедительно защищает обвиняемых в силу своего профессионального долга.

Хорошо разбираясь в тонкостях юриспруденции других стран, он настаивает: Яннинг и его коллеги не нарушали общепринятых норм. Говорит о том, что стерилизация психически неполноценных людей, практиковавшаяся при Гитлере, находила сторонников даже в демократической Америке. И задает суду вопрос: почему судьи, которые всего лишь подписывали документы об отправке неблагонадежных немцев в Дахау, должны нести ответственность за творившиеся там зверства? Ведь они о них ничего не знали! Может быть, напротив, свидетельством мужества обвиняемых служит то обстоятельство, что они не подали в отставку и оставались на своих должностях в непростое для родины время? Они были патриотами, можно ли их осуждать за помощь, оказанную режиму в тот момент, когда достижения фюрера представлялись большинству бесспорными, особенно по контрасту с предшествовавшими годами разрухи и морального упадка? И, кроме того, они были не единственными, кто помогал нацистскому режиму или, по крайней мере, закрывал на него глаза.

Но аргументы Рольфа только на первый взгляд кажутся бесспорными. Он сознательно подменяет понятия и делает это весьма убедительно, пока в зале суда не появляются свидетели Рудольф Петерсон и Ирена Вальнер. Но и здесь красноречивый защитник пытается убедить судей, что решение о принудительной стерилизации Петерсона было принято Яннингом сотоварищи ввиду якобы умственной неполноценности Рудольфа. А пожилой еврей был справедливо казнен, поскольку имел запретную связь с 17-летней арийской девушкой Вальнер. Рольф грубо давит на свидетельницу, принуждая ее к нужному ему признанию. И, может быть, эти эпизоды – одни из лучших в фильме по силе эмоционального воздействия.

 

Столкновение с бездной

Когда Стэнли Крамер пригласил Максимилиана Шелла на роль адвоката Рольфа, который должен был защищать Яннинга, тот был уже известным актером. Шелл родился в Вене, детские годы провел в Цюрихе – его родители, швейцарский писатель Фердинанд Шелл и австрийская актриса Маргарет Ноэ фон Нордберг, после аншлюса 1938 г. перебрались из Австрии в Швейцарию. Сын играл в местных театрах, затем переехал в Германию, где покорял жителей Мюнхена и Гамбурга своим мастерством. Но славу, узнаваемость и популярность, как это обычно бывает, принесли телевидение и кино.

В 1970-х он выступал не только как актер, но и как режиссер и продюсер – фильмы «Первая любовь» (1970), «Пешеход» (1974), «Судья и его палач» (1975) с успехом демонстрировались в Европе, как и документальные ленты о Марлен Дитрих (в «Нюрнбергском процессе» она великолепно исполнила роль фрау Бертхольт – вдовы казненного немецкого генерала) «Марлен» (1984) и о страдающей деменцией сестре Марии Шелл «Моя сестра Мария» (2002). В 1998 г. он снимался в фильме американского режиссера Мими Ледер «Столкновение с бездной». Максимилиан Шелл признан одним из самых известных немецкоязычных актеров в мире. Был женат на советской актрисе Наталье Андрейченко.

 

Прозрение Эрнста Яннинга

На роль бывшего министра юстиции фашистской Германии Эрнста Яннинга Крамер пригласил Берта Ланкастера. И Ланкастеру, благодаря его неистощимому темпераменту, яркой пластической выразительности, удалось создать образ человека незаурядного, фанатически убежденного, но в конце концов осознающего чудовищную преступность дела, которому он служил.

Яннинг был нее только практиком, но и теоретиком: пребывая в министерском кресле, он достиг неимоверных высот и успехов на юридическом поприще, его книги и учебники были признаны и использовались как руководство к действию во многих цивилизованных странах. И в то же время он был (как и другие обвиняемые) всего лишь винтиком огромной машины смерти, лишившей жизни миллионы человек. Это он подписывал приказы о стерилизации политически неугодных режиму. Это по его решению тысячами сжигали в концлагерях представителей так называемой неарийской расы.

Но он и остальные подсудимые молчат, бывший министр – бесстрастно, другие – с одобрением выслушивая аргументы защитника Рольфа, и так же, как и он, искренне убеждены в своей невиновности: все бесчеловечные решения принимались под давлением системы. Следовательно, вопрос личной вины и ответственности должен быть снят – и потому все должны быть оправданы.

И вполне возможно, что так бы и произошло, если бы герр Яннинг, в котором пробуждается совесть (бывает и такое), не решил заговорить и, более того, признать себя и остальных судей виновными: зная о том, что люди ни в чем не повинны, мы подписывали им смертные приговоры и считали, что это в порядке вещей.

Суду он объясняет, что такие благонамеренные люди, как он сам, поддерживали расистскую антисемитскую политику Гитлера из чувства патриотизма (понимая, что это неправильно) из-за последствий Первой мировой войны и унизительного для немцев Версальского договора: «Почему мы примкнули к ним – мы, знавшие, что все это ложь? Почему молчали? Потому что любили свою родину. Мы думали: пусть несколько политических экстремистов потеряют свои права, пусть несколько национальных меньшинств потеряют свои права, это вынужденная стадия, через которую надо пройти. Рано или поздно мы все равно от этого откажемся. Мы откажемся и от самого Гитлера. Но сейчас родина в опасности, мы выйдем из мрака, мы пойдем вперед…»

Как принято сегодня говорить, защитник, положивший столько усилий, чтобы вывести из-под удара своих подзащитных, был в шоке.

 

Лучшая роль

В юности Берт Ланкастер был акробатом. После того, как в 1941 г. он повредил руку, цирковая карьера кончилась в одночасье. Актерская началась после войны: ассистент театрального продюсера, которому для бродвейского спектакля «Звуки охоты» нужен был актер атлетического сложения, пригласил Ланкастера на роль сержанта. Спектакль провалился, однако критики отметили незаурядную работу дебютанта, после чего он получил семь предложений сниматься в кино. Так началась карьера этого выдающегося актера, которая длилась без малого 30 лет. Он снимался у Фреда Циннемана, Лукино Висконти, Бернардо Бертолуччи и других выдающихся режиссеров американского и европейского кино. В 1956 г. на Берлинском кинофестивале был признан лучшим актером (фильм «Трапеция»), в 1962 г. в той же номинации победил на Венецианском фестивале («Любитель птиц из Алькатраса»).

По всеобщему признанию критиков, роль бывшего министра юстиции фашистской Германии Эрнста Яннинга в фильме Стэнли Крамера была одной из лучших в послужном списке Ланкастера. После него осталось более 80 фильмов и десятки запоминающихся ролей.

 

Вина и ответственность

Хэйвуд беспристрастно (но это только кажется), как и полагается судье, выслушивает обе стороны. Но когда прения сторон заканчиваются, судья выносит свой приговор (вот когда исчезает беспристрастность!). Он не принимает контраргументы ни высших чиновников юстиции («во всем виноват Гитлер»), ни приставленной к нему немецкой супружеской пары – из тех, которых принято относить к так называемым «маленьким людям» («мы ничего не знали»). Для Хэйвуда (а его устами говорят все создатели фильма, и прежде всего Крамер и Манн) это не смягчающее, а отягчающее обстоятельство. И при оглашении приговора он, несмотря ни на какие внешние политические факторы (русские в Чехословакии, американцам надо опереться на европейцев, чтобы сдержать коммунистов), особо подчеркивает, что если бы зло было результатом деяний кучки безумцев, маньяков и психопатов, то морального смысла в нем было бы не больше, чем в землетрясении.

На Трейси обратили внимание в 1930 г. после блестящего исполнения им роли мошенника Сент-Луиса в фильме Джона Форда «Вверх по реке». Режиссеры стали эксплуатировать его амплуа – приглашать в так называемые гангстерские фильмы, в которых он изображал преступников и злодеев. Всё изменилось в 1936-м, после фильма Фрица Ланга «Ярость», в котором Трейси сыграл механика Джо Уилсона, арестованного по подозрению в похищении ребенка. Звездный час актера наступил в 1960-х, когда на протяжении десяти лет он снимался в фильмах Стэнли Крамера «Пожнешь бурю» (1960), «Нюрнбергский процесс» (1961), «Это безумный, безумный, безумный, безумный мир» (1963), где и раскрылось его дарование актера интеллектуального, умеющего играть не только остро социальные роли, но и комедийные. В течение полувека он оставался единственным актером, которого Американская киноакадемия искусств два года подряд – в 1937 и 1938 гг. – удостаивала «Оскара». За всю свою творческую жизнь Спенсер Трейси сыграл 70 ролей в кино. Американский институт киноискусства в своем списке «100 величайших звезд кино» поместил его на 9-е место.

 

Когда был запущен конвейер смерти

Фильм заканчивается пронзительной сценой: Хэйвуд навещает Яннинга в его камере. Яннинг говорит вынесшему ему вердикт судье, что, судя по всему, его приговор был справедливым, но просит ему поверить, что он никогда не думал, что всё дойдет до массового убийства людей.

Хэйвуд отвечает, что конвейер смерти был запущен и стал представлять угрозу миллионам жизней, когда Яннинг впервые осудил на смерть невиновного, зная, что тот невиновен.

Фильм «Нюрнбергский процесс» с успехом демонстрировался в Америке, Европе и Советском Союзе и был высоко оценен как зрителями, так и профессионалами. Картина входит во многие престижные списки: «1000 лучших фильмов» по версии кинокритиков «Нью-Йорк Таймс»; «10 лучших судебных драм» по версии AFI; «100 лучших классических зарубежных фильмов», рекомендованных Минкультом РФ к просмотру и другие.

 

Геннадий ЕВГРАФОВ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Нееврейская Еврейская область

Нееврейская Еврейская область

К 90-летию образования в СССР Еврейской автономной области

Обещаниям антисемитов следует верить

Обещаниям антисемитов следует верить

«Уроки» Второй мировой вой­ны, которые не спасли бы ни одного еврея

«Подпишите здесь!»

«Подпишите здесь!»

За кулисами церемонии провозглашения Государства Израиль

Вой­на и мир Шетиеля Абрамова

Вой­на и мир Шетиеля Абрамова

К 20-летию со дня смерти героя

Четвертый президент

Четвертый президент

15 лет назад скончался Эфраим Кацир

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

Можно ли приравнивать события 7 октября к Шоа?

Можно ли приравнивать события 7 октября к Шоа?

Беседа с историком Ароном Шнеером

«Палестинцы» на службе у России

«Палестинцы» на службе у России

Некоторые страницы досье КГБ по Ближнему Востоку

Последний из коммунистов

Последний из коммунистов

К 40-летию со дня смерти Юрия Андропова

Ученый еврей при губернаторе

Ученый еврей при губернаторе

20 лет назад ушел из жизни Александр Бовин

Антисемитизм и антисионизм

Антисемитизм и антисионизм

Трансформации отношений в паре понятий-братьев, насчитывающих тысячелетия

С крыши шестиэтажного дома

С крыши шестиэтажного дома

81 год назад началось восстание в Варшавском гетто

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!