«В Треблинке погибло 800 тыс. евреев»

Леонид Тёрушкин о новой книге о Холокосте

Леонид Тёрушкин

Треблинка – это два концентрационных лагеря: Треблинка-1 (так называемый трудовой лагерь) и Треблинка-2 (лагерь смерти). Они были организованы нацистами на территории оккупированной Польши недалеко от деревни Треблинка к северо-востоку от Варшавы. Лагерь смерти Треблинка-2 существовал с 22 июля 1942 г. по октябрь 1943-го. Подавляющее большинство жертв (99,5%) были евреями, около 2000 – цыгане. Этой трагической теме посвящена новая, весьма объемная книга «Треблинка. Исследования. Воспоминания. Документы», которая недавно вышла в России, став результатом труда множества авторов из разных государств. О ней мы накануне выхода книги поговорили с одним из ее составителей, хорошо знакомым читателям «ЕП» Леонидом Тёрушкиным, заведующим архивным отделом Российского центра «Холокост».

 

– Леонид, у вас выходит новая книга про концлагерь Треблинка. И хотя ее название говорит само за себя, все же расскажите, пожалуйста, о книге подробнее.

– Очередная наша книга – «Треблинка. Исследования. Воспоминания. Документы» – выходит под эгидой Российского военно-исторического общества, ее ответственным редактором является Константин Пахалюк. Она логически и тематически продолжает наши предыдущие издания о лагерях Собибор и Майданек. Это был очень тяжелый, двухлетний проект, выросший от мысли «А может, сделать небольшую документальную брошюру?» до увесистого (688 страниц) «кирпича» – первого научного издания на русском языке об этом лагере смерти. Книга наполнена исследовательскими статьями, переводами с польского и иврита, различными документами и проливает свет на тяжелейшую страницу нацистских преступлений. Появление этого труда – заслуга около десятка человек из Польши, Израиля, России, Германии, которые почти на голом энтузиазме взялись помочь, перевести, написать или проверить. В итоге, благодаря усилиям международного коллектива исследователей, мы сегодня говорим о нашем новом издании.

– С чего начался проект?

– Осенью 2019 г. мой коллега Константин Пахалюк, отлично знающий английский язык и регулярно посещающий архивы, сверял набор воспоминаний Барутчева о Майданеке и вносил последние штрихи вo вводную статью. При этом он наткнулся на ряд любопытных советских документов (протоколы допросов) узников, выживших в Треблинке, и местных жителей. Среди них – перевод мемуаров Янкеля Верника. После побега 2 августа 1943 г. он укрывался в подполье, где написал обличающие воспоминания, спустя год попавшие в штаб 1-го Белорусского фронта. Источник сам по себе известный, но на русском не публиковался, да и перевод, выполненный советским лейтенантом, оставлял желать лучшего. Далее, благодаря нашим друзьям, удалось не только отшлифовать сам перевод, но и обнаружить весьма существенные искажения в англоязычном варианте, что отмечено в примечаниях. Параллельно казалось, что мало публиковать отдельные протоколы и мемуары одного лишь Верника. Тогда я предложил Константину дополнить книгу мемуарами Самуэля Вилленберга, написанными в 1980-е гг. и сегодня являющимися самыми популярными в мире воспоминаниями о Треблинке. Первое издание увидело свет на иврите, а переводить их на русский для нас взялся Григорий Рейхман, наш израильский коллега. И если Верник концентрируется на преступлениях и разрушающей силе лагеря, то Вилленберг показывает и другую сторону – взаимопомощь узников, их сопротивление. Совместная редакция текста, унификация названий, написание комментариев заняли время. Однако любопытно тут другое: для Вилленберга родным был польский, и польская версия весьма отличается от иврита. В последнем отсутствуют многие уточнения, рассуждения и целые абзацы, более выпукло показывающие отношения евреев и поляков под оккупацией.

– Да, вы провели масштабную работу…

– Мемуары Верника и Вилленберга занимают примерно треть книги, по аналогии с другими сборниками их предваряeт цикл исследований. Константин Пахалюк с Михаилом Эдельштейном написали вводную статью, где попытались раскрыть историю Треблинки, обобщив имеющуюся историографию. Раздел Михаила о восстании 2 августа 1943 г. демонстрирует всю противоречивость имеющихся источников. Далее следует статья Арона Шнеера про коллаборационистов-травниковцев («выпускников» учебно-тренировочного лагеря СС в местечке Травники, в оккупированной Польше, служивших в Треблинке охранниками), а затем уже Сергей Романов обобщил аргументы против отрицателей преступлений в Треблинке.

С историографической точки зрения наибольшую ценность представляет последняя треть книги – документы. Если кратко: в августе 1944-го Красная армия заняла территорию, где располагался лагерь смерти Треблинка и одноименный трудовой лагерь. Отмечу, что в Треблинке погибли 800 тыс. евреев из разных оккупированных нацистами стран Европы. Советские военные юристы опросили более 30 местных жителей, бывших узников и вольнонаемных рабочих, собрав колоссальный материал. Представители ГлавПУРа предлагали предать его огласке, однако ЧГК (Чрезвычайная государственная комиссия по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков) фактически все сдала в архив, посчитав тему уничтожения, как считалось тогда, нескольких миллионов евреев не очень важной. Причем даже польские свидетели как один подчеркивали, что именно к евреям нацисты относились хуже всего. Туда же, на место бывшей Треблинки, приезжал известный писатель Василий Гроссман, который основывал свой уникальный очерк на публикуемых протоколах.

Обращу внимание читателей на то, что лишь часть материалов была обнаружена в фонде ЧГК. Еще одна, наиболее интересная, сводка протоколов находилась в фонде Нюрнбергского процесса, что несколько удлинило нашу работу: почерк следователей был неразборчив, некоторые места оказались смазаны, другие – вообще уничтожены во время сшивки листов. Публикуемые расшифровки не только вносят новые детали в историю двух лагерей Треблинки, но и демонстрируют логику работы советских следователей и идеологов среднего звена.

– Чем эта книга отличается от ваших предыдущих совместных изданий?

– Сборник получился очень толстым – в нем почти 700 страниц. Согласитесь, не часто выходят такие мощные, содержательные, объемные издания о лагерях уничтожения. В чем-то мы здесь стали первыми, так как после 1945 г., после выхода труда Василия Гроссмана «Треблинский ад», ничего подобного, даже воспоминаний, на русском языке не издавалось. Эта тема давно требовала внимания историков, терпеливо ожидая своего часа. Создание нашей книги продолжалось не один год, в итоге вылившись в уникальное творческое исследование коллектива авторов. Большинство составителей сборника нашим читателям неизвестны. В процессе работы и разбора архивных документов были обнаружены и черновые материалы, над которыми работал Василий Гроссман, например его переписка, наброски по «Треблинке», версии для публикаций в советской прессе. 2 августа 1943 г. – дата массового побега и восстания в Треблинке. Примечательно, что как раз в конце июля – начале августа 1944-го Красная армия освободила восточные и юго-восточные районы Польши, где находились печально известные Собибор, Майданек, Треблинка. Военные юристы того времени почти одновременно получали информацию, беседовали с уцелевшими узниками, которым удалось дожить до освобождения. После этого осталось немало документов, протоколов допросов уцелевших, очевидцев из местных жителей, которые знали о находившемся рядом концлагере и многое могли рассказать. Мы побывали в Государственном архиве Российской Федерации, работали с протоколами допросов, с показаниями свидетелей. Студенты-волонтеры помогали нам переводить их из машинописного и рукописного вариантов в компьютерный, мы вместе их редактировали, проверяли, исправляли ошибки.

– Что вы можете сказать о сотрудничестве Центра «Холокост» с Российским военно-историческим обществом? Что вам вместе удалось сделать за последние годы?

– Наше сотрудничество стало довольно плодотворным, мы выпустили отличные исторические сборники по Собибору и Майданеку. В какой-то момент обнаружили, что Треблинке и ее героям в отечественной историографии почти не уделялось внимания, в то время как биографии участников восстания в Собиборе благодаря современным СМИ, выставкам, фильмам сегодня известны очень многим. При этом на мировом книжном рынке выходили отдельные воспоминания узников Треблинки – не всегда удачные и не на русском языке. Вот почему данная «территория смерти» долгое время была под покровом тайны, и, кроме того, оставались совершенно неизвестные российскому читателю, ранее не издававшиеся на русском языке воспоминания некоторых бывших узников. Например, в нашу книгу войдут воспоминания самого знаменитого из них – Самуэля Вилленберга, одного из участников восстания в Треблинке, который после побега из лагеря смерти еще успел поучаствовать в Варшавском восстании в августе 1944-го, служил в рядах Войска Польского. Он умер несколько лет назад в Израиле, и его родные, которым также хочется выразить признательность за предоставленную возможность и право издания, очень рады, что его воспоминания окажутся в нашем новом сборнике.

– Уверена, не все наши читатели хорошо знакомы с историей лагеря смерти Треблинка…

– Треблинка – один из лагерей смерти, созданных в рамках «окончательного решения еврейского вопроса». Прежде это была только небольшая станция к востоку от Варшавы. Весной 1942 г. нацисты начали строить там лагерь для уничтожения евреев, в июле 1942-го он начал функционировать. Мало посвященным в эту тему советую сначала прочесть вышеупомянутый очерк Василия Гроссмана. Лагерь Треблинка существовал до августа 1943-го, в какой-то момент по числу жертв даже превосходя Аушвиц. После подавления восстания в Варшавском гетто в мае 1943-го последних оставшихся там узников также отправляли в Треблинку. «Машина смерти» прекратила существование, когда несколько сотен измученных заключенных, используемых в качестве рабской силы, вырвались оттуда 2 августа 1943 г., а нескольким десяткам удалось дожить до освобождения.

– Чем занимались заключенные рабочего лагеря Треблинка?

– В их обязанности входило обслуживание лагеря смерти: уборка, закапывание и сжигание трупов, сортировка вещей уничтоженных людей, отбор ценных вещей, разные строительные и ремонтные работы на территории лагеря уничтожения. Они-то как раз и подняли восстание, и им удалось вырваться из лагеря. После этого он просуществовал до осени 1943-го и был окончательно ликвидирован, а его оставшиеся узники – расстреляны. Многие бежавшие оттуда через год дали показания военным юристам Красной армии, продолжив сражаться в подполье с оружием в руках. Их воспоминания также вошли в наш сборник.

– На какую аудиторию рассчитана книга?

– Она предназначена как для специалистов-историков, так и для обычного читателя, которому крайне мало известно о Треблинке. Это еще одна трагическая, ужасная, драматичная, слабоизученная страница Холокоста, свидетельство не только огромной беды, но и доказательство нашего национального сопротивления, массового побега, попыток изможденных узников сражаться с нацистами и отомстить.

– Какова ваша личная роль в создании этого труда?

– Мне было очень интересно участвовать в реализации столь масштабного проекта, хотя мои скромные усилия и не стоит преувеличивать. Я предложил включить в книгу воспоминания Вилленберга, тем более что идея издания этих воспоминаний на русском языке родилась у меня очень давно. Вместе с волонтерами я занимался подготовкой протоколов допросов. И конечно, в условиях самоизоляции и разброса нашего коллектива по странам и континентам все взаимодействовали дистанционно, и это требовало координации.

– Можно ли сказать, что теперь о концлагере Треблинка все известно?

– Не могу утверждать, что после выпуска данного издания изучать по Треблинке больше нечего. Уверен, что еще остались отдельные сюжеты, документы, детали, герои, антигерои и их судьбы, требующие дополнительного ознакомления. Однако в целом они, скорее всего, не меняют истории лагеря, общей картины произошедшего. Никто из нас и не ставил перед собой такой задачи – выпустить книгу, после появления которой уже нечего будет писать на эту тему...

 

Беседовала Яна ЛЮБАРСКАЯ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


В поисках следов

В поисках следов

Евреи в римском Кёльне

Приговор судьи Хэйвуда

Приговор судьи Хэйвуда

60 лет назад, 14 декабря 1961 г., в Западном Берлине состоялась премьера фильма «Нюрнбергский процесс»

Когда надо кричать

Когда надо кричать

Беседа с руководителем проекта «Еврейские герои»

Еврейская «рука Москвы» в Гаване

Еврейская «рука Москвы» в Гаване

Как Авраам Симхович стал «серым кардиналом» Фиделя Кастро

«Здесь место, где мертвые учат живых»

«Здесь место, где мертвые учат живых»

К 80-летию трагедии в Дробицком Яре

«Разделение государств на фашистские и демократические  не имеет значения»

«Разделение государств на фашистские и демократические не имеет значения»

Как Французская компартия договаривалась с Гитлером

Наш Гриша

Наш Гриша

Как украинские крестьяне еврейского ребенка спасли

Стиль жизни – быть лучшим

Стиль жизни – быть лучшим

Вспоминает легендарный летчик-ас Гиора Ромм

Еврейские корни Дня благодарения

Еврейские корни Дня благодарения

Эхо вой­ны

Эхо вой­ны

История необычного захоронения

Всё это было, было…

Всё это было, было…

Неожиданные истоки критической pacовой теории

За всё в ответе?

За всё в ответе?

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!