Европа против Европейского Союза

Польша отказываетcя признать приоритет европейского права

Демонстрантка с Конституцией Республики Польша© Jaap Arriens / AFP

После нескольких отсрочек 7 октября 2021 г. Конституционный суд Польши наконец постановил, что Европейский суд не должен иметь перед ним принципиального приоритета в случаях, когда он пытается вмешаться в Конституцию Польши. (За исключением двух судей, высказавших особое мнение, все остальные судьи, назначенные правящей партией «Право и справедливость» (PiS), проголосовали за то, что статьи 1 и 19 Договора о ЕС являются неконституционными. Республика Польша «не может функционировать как демократическое и суверенное государство» из-за статьи 1, которая предусматривает полную передачу ее полномочий ЕС для достижения общих целей. Статья 19, которая учреждает Европейский суд в качестве гаранта «уважения закона при толковании и применении договоров» и обязывает государства-члены «предоставить необходимые средства правовой защиты для обеспечения эффективной судебной защиты в областях, охватываемых законодательством Союза», также объявлена неконституционной, поскольку она предписывает Польше, как та должна назначать судей. – Ред.) Это судьбоносное решение, открывающее путь к серьезным столкновениям между Варшавой и Брюсселем, – последний на сегодняшний день этап долгой и сложной борьбы между консервативным польским правительством и леволиберальными европейскими институтами, которые пользуются безоговорочной поддержкой Берлина и Парижа.

Начиная с 2015 г. Польша находится в конфликте со своими западными соседями после отказа принять десятки тысяч мусульманских мигрантов, фактически приглашенных в Европейский Союз Ангелой Меркель. Помимо иммиграционного вопроса, другими основными спорными моментами являются ужесточение законов об абортах и подписание рядом польских муниципалитетов якобы гомофобной Семейной хартии. Но самой проблемной областью конфликта является так называемая судебная реформа. В последние недели своей работы леволиберальное правительство Дональда Туска заранее назвало преемников тех конституционных судей, которые должны были уйти в отставку уже при будущем правительстве. Серия скандалов привела к падению правительства Туска, и в 2015 г. народ Польши избрал нынешнее консервативное правительство, которое по понятным причинам заявило о своем праве выдвигать эти кандидатуры. Это привело к временному дублированию некоторых судебных функций, сильным внутриполитическим разногласиям в судебной системе, неоднократным попыткам правительства исправить ситуацию с помощью ряда законов и резкому осуждению Польши со стороны ЕС и Берлина.

С чисто формальной точки зрения судебная реформа была направлена лишь на укрепление права польского парламента иметь право голоса в отношении состава высшей судебной власти и ограничение политического влияния судей (как, кстати, уже давно происходит во многих других западных странах, особенно в Германии). Однако основная проблема, стоящая за спором Варшавы с европейскими институтами, заключается в том, что на практике эти меры привели к тому, что ряд судей с известными леволиберальными симпатиями были заменены новыми назначенцами из консервативного большинства. Это ослабило влиятельные клики, часто восходящие к коммунистическим временам, так что против правовой реформы решительно выступила нынешняя польская оппозиция под руководством бывшего премьер-министра Польши и экс-президента Европейского совета Дональда Туска, который имеет значительное влияние в Брюсселе и Берлине и теперь вернулся на польскую политическую сцену с надеждой на новый мандат.

Но спор идет не только о кадровой политике, но и, возможно, прежде всего, о ценностях: когда Польша вступала в Европейский Союз, она – как и Великобритания – была убеждена в том, что этот проект основан на общем уважении к фундаментальным социальным институтам, таким как классическая семья, частная собственность, национальная идентичность или западная цивилизация. Но европейские элиты все чаще обращаются к радикальным левым идеям, таким как мультикультурализм, гендерный мейнстриминг, идеология ЛГБТ, глобализм, «культура вины» и западный мазохизм.

Пользуясь динамичной открытостью европейской правовой системы, известной как «метод Монне», Европейский суд все чаще использует такие расплывчатые понятия, как «разнообразие», «толерантность», «защита меньшинств», «верховенство закона» или «равенство», тем самым косвенно, недемократично и без возможности обжалования навязывая новые правовые рамки всем без разбора государствам-членам. Неизбежные идеологические конфликты между левым либерализмом в Брюсселе, Берлине и Париже и консерватизмом в Варшаве, Будапеште или Лондоне таким образом маскируются под юридическую битву между якобы «верховенством закона» и так называемым «национальным популизмом».

После того как несколько недель назад Европейский Союз неожиданно принял решение не выделять стране обещанные средства на преодоление последствий пандемии, тем самым открыто удушая Варшаву из-за якобы нападок Польши на «европейские ценности», всем стало ясно, что речь идет не менее чем о попытке смены режима, призванной уничтожить один из последних бастионов консерватизма в Европе. Отказ Конституционного суда Польши признать примат европейского конституционного права над польским был настолько же смелым, насколько и безальтернативным: уступка означала бы полный отказ от всего, что построило нынешнее польское правительство, и открыла бы дорогу новому правительству Туска, послушному указаниям из Берлина, а значит, и бесконечной серии политически мотивированных судебных исков против всех высокопоставленных представителей нынешнего большинства.

Станет ли это решение еще одним шагом на пути к Polexit – выходу Польши из ЕС? Большинство поляков, включая правительство, хотят мирного и тесного сотрудничества со своими соседями и считают себя настоящими патриотами Запада. Но ситуация, вероятно, достигла той точки, когда ЕС превратился в злейшего врага Запада.

 

Дэвид ЭНГЕЛЬС

Автор является профессором-исследователем в Западном институте в Познани, где отвечает за вопросы западной интеллектуальной истории, европейской идентичности и польско-западноевропейских отношений

 

P. S. На деле решение Конституционного суда Польши означает не что иное, как юридический Polexit: Польша хотя и остается членом ЕС, но покинула его общую правовую базу.

Понятно, что речь в данном случае идет не столько о юридическом, сколько о политическом решении. Понятно также, что Конституционный суд, основная часть членов которого назначена PiS, не мог принять иное решение. Реструктуризация судебной системы, проводимая с 2016 г. национал-консерваторами, уже неоднократно вызывала сложности. Например, в польских СМИ можно нередко встретить информацию о судьях, которые не признают решения своих коллег или не хотят участвовать вместе с ними в процессах, потому что они были назначены преобразованным и контролируемым PiS Национальным судебным советом. В этом году Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) даже постановил, что Конституционный суд Польши частично нелегитимен, поскольку в нем работают «дублирующие судьи», назначенные PiS. Если бы Конституционный суд постановил, что законодательство ЕС имеет приоритет над Конституцией Польши, в польской судебной системе окончательно воцарился бы хаос, который бы даже сделал недействительными многие судебные вердикты, поскольку они были вынесены судьями, назначенными новым Национальным судебным советом, против которого выступает ЕСПЧ.

Вердикт в пользу приоритета европейского права имел бы также огромные последствия для национально-консервативного правящего альянса. Уже больше года он не сходит с газетных полос из-за внутренних кризисов. Несколько месяцев назад партия PiS даже была на грани потери парламентского большинства, поскольку коалицию покинул Ярослав Говин, глава входящей в нее малой партии Porozumienie. Уступка Брюсселю теперь могла привести к спору с министром юстиции Збигневом Зиобро и его партией Solidarna Polska. Хардлайнер Зиобро является архитектором судебной реформы. Уже осенью прошлого года его противодействие «механизму верховенства права», согласованному главами государств – членов ЕС, вызвало не только внутренние разногласия, но и спор внутри ЕС

Существенную роль играют также отношения PiS со своими избирателями: любой другой вердикт Конституционного суда был бы воспринят основным электоратом PiS как слабость по отношению к Брюсселю.

Хотя решение Конституционного суда Польши и свидетельствует об очередном серьезном кризисе в ЕС, говорить о разрыве еще рано. Ведь даже вынесенное судом решение вступает в юридическую силу только после его публикации в Юридическом вестнике. Согласно Конституции, это должно произойти не позднее чем через две недели. Однако национал-консерваторы в прошлом уже демонстрировали, что при необходимости весьма вольно подходят к соблюдению этого требования. Например, спорный де-факто запрет на аборты, принятый Конституционным судом в октябре прошлого года, был опубликован только в январе этого года, после того как общенациональные протесты утихли. Поэтому не исключено, что и с нынешним решением PiS поступит аналогичным образом, чтобы иметь козырь в переговорах с Брюсселем.

Это будут переговоры, в которых Европейская комиссия имеет больше рычагов влияния, несмотря на решение Конституционного суда. Она уже задержала выделение польскому правительству 58 млрд € из «коронного» фонда, объяснив это сомнениями в верховенстве закона в Польше. А эти деньги срочно нужны PiS, поскольку они уже заложены в гигантскую инвестиционную программу, с помощью которой партия хочет набрать очки на парламентских выборах в 2023 г.

Пока же Европейский суд в Люксембурге начал 11 октября рассмотрение жалоб, поданныx Польшей и Венгрией против «механизма верховенства права» ЕС. Ожидается, что решение будет вынесено через несколько месяцев.

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Без «красной волны», но с синяком

Без «красной волны», но с синяком

И 45-й, и 46-й президент США сократили свои шансы стать 47-м

Привычка, небрежность или «ответка»?

Привычка, небрежность или «ответка»?

Голосование Украины в ООН против Израиля вызвало вопросы

Противоядие от тирании

Противоядие от тирании

Им является свобода, а не демократия или международное правительство

Краудсорсинговый джихад

Краудсорсинговый джихад

Иран строит в США онлайн террористическую сеть

Красная Роза – эмблема подлости

Красная Роза – эмблема подлости

Как германские институции в Израиле плюют на память жертв Холокоста

Ивритская грамота китайского подполковника

Ивритская грамота китайского подполковника

Истинный еврей Ляо Хо и другие евреи Желтой реки

Порой полезно вспоминать историю

Порой полезно вспоминать историю

Хроника климатических изменений знает немало катастроф, но далеко не все – вина человечества

Давайте начнем думать о происходящем!

Давайте начнем думать о происходящем!

Общепартийная коалиция

Общепартийная коалиция

В Германии воцарилась олигархия мнений

Триумф хотения

Триумф хотения

Немецкий сверхчеловек возвращается, и он «зеленый»

Возможен ли квотный Билл Гейтс?

Возможен ли квотный Билл Гейтс?

«Затянуло бурой тиной гладь старинного пруда…»

«Затянуло бурой тиной гладь старинного пруда…»

«Зеленые» учат уринировать под душем, менструировать в мужском туалете и есть что прикажут

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!