Музыка памяти

Услышит ли Украина уникальную симфонию-реквием на тему Бабьего Яра?

Михаил Шух

Трагедия Бабьего Яра нашла широкое отражение – особенно с тех пор, когда это стало можно, – в разных видах искусства. В том числе в музыке, в широком жанровом диапазоне – от симфонии Шостаковича до песни Розенбаума. В прошлые годы во время мемориальных акций исполнялись, в частности, кадиш-реквием «Бабий Яр» Евгения Станковича на слова Дмытра Павлычко (написанный еще в 1991 г.) и музыкальный перформанс «Свидетель» Святослава Лунева. В числе «музыкальных визиток» памятного 2016 г. могло бы оказаться еще одно уникальное музыкальное сочинение, но…

 

Реквием самому себе

2 июня 2018 г. в зале Национальной академии искусств в Киеве состоялось первое исполнение симфонии-реквиема «Memento mori, memento vivere» («Помни о смерти, помни о жизни») Михаила Шуха, посвященной памяти невинных жертв Холокоста. Литературной основой произведения стал поэтический цикл Григория Фальковича «Все мы вышли из Бабьего Яра». Исполнил симфонию Академический камерный хор «Крещатик».

К сожалению, это событие стало мемориальным по отношению к автору: Михаил Шух скончался 8 апреля 2018 г. от сердечного приступа, не услышав в исполнении хора свое последнее и, по мнению многих, лучшее произведение.

Михаил Аркадьевич Шух родился в 1952 г. в г. Красный Луч Луганской области. Окончил Харьковский институт искусств по классу композиции. В студенческие годы он, вопреки предписаниям социалистического реализма, увлекался музыкой А. Шенберга, К. Штокгаузена, К. Орфа, К. Пендерецкого, А. Шнитке.

С 1977 г. Шух преподавал музыкально-теоретические дисциплины в Донецком музыкальном училище. В последнее время был доцентом кафедры теории и истории музыки Национального педагогического университета им. М. Драгоманова. Член Национального союза композиторов Украины, лауреат премии им. С. Прокофьева (1991), заслуженный деятель искусств Украины (2001). Много лет был директором и художественным руководителем Всеукраинского хорового фестиваля «Певческий Собор».

В творческом багаже Шуха – симфонические, кантатно-ораториальные, органные, хоровые и камерно-инструментальные произведения, музыка для театра и кино. Значительная часть его творчества связана с традиционными жанрами сакральной музыки. Среди таких произведений – Requiem «Lux aeterna», мессы «И сказал я в сердце моем» и «In excelsis et in terra», «Литургические славословия Иоанна Златоуста», «Откровения блаженного Иеронима», органная месса «Via dolorosa», духовные концерты, хоры «Dies irae», «Stabat Mater» и др. При этом извечные философско-религиозные идеи, лежащие в основе многих сочинений Шуха, предстают перед слушателем в новом, современном ракурсе.

Историю создания симфонии- реквиема «Memento mori, memento vivere» рассказал автор стихов, положенных в ее основу, известный украинский поэт Григорий Фалькович. Осенью 2015 г. он впервые встретился с Шухом в Доме творчества писателей в Ирпене. «Ведь дома творчества композиторов уже нет», – грустно заметил тогда Михаил Аркадьевич. В ходе общения поэт-еврей подарил композитору-еврею свой поэтический сборник «Сповідуюсь, усе беру на себе…» (1994), одним из лейтмотивов которого была трагедия Бабьего Яра. Для Фальковича эта тема никогда не была абстрактной. В Бабьем Яре погибли две его родные тетки, одна из них – с маленькими детьми, многие родные в разных местах Украины тоже сгорели в огне Холокоста. Этот факт придает его поэтическим строкам особую пронзительную достоверность.

Шух вдохновился стихами Фальковича до одержимости. Там же, в Доме творчества, он ночами стал писать свое будущее произведение, которое обрело затем форму симфонии-реквиема. Жанры симфонии и реквиема являются традиционными для европейского музыкального искусства. Симфония всегда отождествляется с философским осмыслением действительности, реквием – разновидность заупокойной мессы. В данном случае композитор соединил оба жанра в монументальную композицию, где эмоциональные картины воскресшей истории перемежаются с размышлениями современного человека над событиями, которые давно прошли, но не потеряли своей актуальности.

Можно сделать два предположения относительно мотивации, побудившей Шуха к созданию этого произведения, помимо эмоционально-эстетического воздействия поэтических текстов. Он, еврей, который много лет писал христианскую сакральную и литургическую музыку, получил возможность написать масштабную работу на основе еврейского сюжета общечеловеческого значения. И еще – будучи учеником Дмитрия Львовича Клебанова, он не мог не знать его 1-й симфонии Памяти мучеников Бабьего Яра (1945), не мог не знать и о судьбе этого произведения. Симфония была запрещена, и лишь через 45  лет в Киеве состоялась ее премьера, а сам Клебанов после запрета на исполнение симфонии был отстранен от должности председателя Харьковской организации Союза композиторов. Отдать дань своему народу и своему учителю – очень может быть, что Михаил Шух имел и такие цели.

 

Судьба симфонии: открытый финал

Хоровая симфония-реквием «Memen-to mori, memento vivere» – масштабная музыкальная фреска. Чтобы подчеркнуть причастность симфонии-реквиема к традиционному сакральному жанру, композитор дал всем частям опуса двойные названия – латинское и украинское, что делает авторский взгляд более отстраненным во времени и пространстве, а образный состав произведения выглядит более объективным и философски обобщающим. І часть – Requiem aeternam (Вічний спокій), «Обличчям в небо»; ІI часть – Mundo mortua est (Світ мертвих), «Той дивний темний птах»; ІІІ часть – In memoria (У пам’ять), «Дзвони життя і Смерті».

Григорий Фалькович вспоминает, как Михаил Шух исполнял ему фрагменты симфонии в одной из огромных пустых аудиторий Института культуры. По словам поэта, та концентрация музыки, текста и эмоционального переживания была равноценна потенциалу целого хора.

Был 2016 г., шла подготовка к памятным мероприятиям, приуроченным к 75-летию трагедии Бабьего Яра. Возникла идея представить симфонию-реквием в рамках мемориальных дней. По предварительным договоренностям первым исполнителем должна была стать Национальная академическая капелла Украины «Думка». В коллективе проектом заинтересовались, но для реализации идеи банально не нашлось финансирования – несмотря на обращения к потенциальным спонсорам и обещания некоторых организаций. Кто знает – может быть, если бы тогда премьера симфонии состоялась, сердце композитора проработало бы дольше…

Уже после того, как прошли сентябрьские мемориальные дни, Михаил Шух обратился к коллективу, с которым давно и плодотворно сотрудничал, – к Академическому камерному хору «Крещатик». Его репертуар включает в себя более 20 произведений композитора. Художественный руководитель и главный дирижер хора заслуженный артист Украины Павел Струць вспоминает, как Михаил Аркадьевич приходил на репетиции, как интересно с ним было работать, как композитор и хор чувствовали друг друга. Они планировали выступить с симфонией на музыкальном фестивале «Золотоверхий Киев». Но проект опять пришлось отложить на полгода из-за организационных проблем. А потом вмешалась судьба – сердце Михаила Шуха остановилось…

На гражданской панихиде в Союзе композиторов Павел Струць взял на себя обязательство – непременно исполнить симфонию-реквием. Это оказалось непростой задачей. Симфония- реквием «Memento mori, memento vivere» – нестандартное хоровое произведение, для исполнения которого нужен коллектив высочайшей степени мастерства. Смешанный хор, а капелла, с полным диапазоном солистов, для которых написаны сверхсложные партии (время звучания – 33 минуты). Чтобы их исполнить, нужно иметь не только качественное профессиональное образование. Владение голосом в каждой партии усиливает эмоциональное состояние, их роль важна в развитии драматургии. Редкое вкрапление инструментов в отдельных местах усиливает звучание живых голосов. Взяв за литературную основу глубокую поэзию, композитор сумел передать ее пафос в музыке, дополнить содержание эмоцией, создать единое целое, единый организм.

По словам Струця, при том что обычно хор «Крещатик» работает очень быстро, на работу над симфонией-реквиемом Михаила Шуха, написанную очень сложным музыкальным языком, у коллектива ушло довольно много времени. Работали артисты с большой самоотдачей.

На премьерном, пока единственном, исполнении симфонии-реквиема собрались неслучайные люди – в основном те, кто знал и любил Михаила Шуха, кто понимал и ценил его музыку. В зале царила особая атмосфера. Видеозапись этого концерта есть на YouTube, а словами газетной статьи музыку и эмоции, конечно, не передать.

Хоровая музыка – не попса, она требует понимания публики и поддержки меценатов. Муниципальный хор «Крещатик» готов возобновить исполнение симфонии-реквиема, которая может стать новой музыкальной жемчужиной, причем не только в контексте 80-й годовщины трагедии Бабьего Яра. Поэтому председатель Национального союза писателей Украины Михаил Сидоржевский обратился к мэру Киева Виталию Кличко с просьбой включить исполнение симфонии-реквиема в программу памятных мероприятий.

«Хоровая симфония-реквием „Memento mori, memento vivere“ является современной художественной рефлексией на важный период в истории, и ее исполнение в рамках годовщины трагедии Бабьего Яра, безусловно, будет знаковым событием. Музыкальный и литературный контекст произведения выходит за пределы конкретных печальных киевских событий 1941 г. и становится созвучным любой масштабной трагедии, жертвами которой оказываются невинные люди», – говорится в письме главы Союза писателей Украины.

Там же указано, что диски с аудиозаписью произведения могут быть использованы в дальнейшем как презентационные материалы на мемориальных акциях. Это важно, потому что музыка живет тогда, когда ее исполняют и слушают. Это нужно, потому что жизнь требует хранить память об исторических событиях. Особенно когда это непосредственно наша память.

 

Иосиф ТУРОВСКИЙ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Штрихи к портрету

Штрихи к портрету

130 лет назад родился Мане Кац

Бремя воспоминаний

Бремя воспоминаний

Тени прошлого и сближение поколений в фильме «Сокровище»

Что нам остается в этой жизни?..

Что нам остается в этой жизни?..

120 лет назад родилась Татьяна Пельтцер

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

К 225-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

Беседа с Вячеславом Верховским

Великий киевлянин

Великий киевлянин

45 лет назад не стало Натана Рахлина

«Я живу, чтобы действовать»

«Я живу, чтобы действовать»

Десять лет назад скончался Эли Уоллах

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Целитель

Целитель

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

«В жизнь контрабандой проникает кино»

«В жизнь контрабандой проникает кино»

Давид Кунио, сыгравший в фильме «Молодость», – заложник ХАМАСa

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!