«Наши прошлые победы – главный источник наших нынешних проблем»

Станет ли День Победы еврейским религиозным праздником?

День Победы у евреев, как водится, начинается с дискуссии. «День Победы над нацизмом является официальным израильским праздником с 2017 г., – пишет экс-депутат Кнессета Ксения Светлова. – Но… за три года учителям в школе так и не объяснили, что это за победа такая и какова была роль евреев в той войне».

Это наша традиция – спорить. Талмуд ведь тоже начинается со спора о том, когда произносить «Шма» – самую известную еврейскую молитву «Слушай, Израиль». И дальше многие тома посвящены нескончаемым спорам обо всем на свете. В Талмуде редко встретишь утверждение, которое не оспаривается где-нибудь в другом месте.

Качество это хорошо известно исследователям фольклора. День Победы – тоже часть еврейского фольклора, и давно пора ввести его в канон, в Галаху. Сразу скажем: подобная попытка уже была сделана несколько лет назад с подачи президента Международного благотворительного фонда горских евреев СТМЭГИ Германа Захарьяева. Так в еврейском календаре появился День спасения и освобождения, который отмечается 26 ияра, поскольку именно этот день соответствует 9 мая 1945 г. Очевидно, впрочем, что дата эта не стала общепризнанной в еврейском мире (возможно, в силу очевидной политизации инициативы. – Ред.).

С другой стороны, когда-то евреи охотно заимствовали и трансформировали обычаи соседей. А иногда и свои собственные традиции. Мудрецы Талмуда отрицательно относились к культу военной силы, а еще хуже – к мессианским чаяниям. Они еще хорошо помнили сравнимую с Холокостом национальную катастрофу падения Иудейского царства, вызванную восстаниями и братоубийственными войнами. Отменить Хануку оказалось невозможным, но они эффективно уничтожили всю мессианскую литературу первых веков новой эры, а чудо военной победы заменили чудом храмового светильника, которого хватило на восемь дней.

90% обычаев иудаизма нет в Торе. У разных евреев существуют разные традиции, и не стоит их отвергать. У «русских» евреев – «новигод» и тот же День Победы. У новообретенных криптоевреев, потомков марранов из Латинской Америки, я бы позаимствовал День мертвых – Dia de Muertos. У сынов Иуды Абуйдайя из Восточной Уганды можно взять их замечательную музыку, которая обогатила бы канторское пение. Или вот кайфынские евреи из Китая для чтения Торы снимают обувь. У эфиопских евреев есть Сигд – «фестиваль зонтиков», когда к ним приходили христиане и молились за евреев, а евреи молились за христиан, и вместе праздновали.

«Закон о Сигде – такой же, как о 9 Мая, – подчеркивает Ксения Светлова. – Но о нем все помнят, а о Дне Победы – нет. По меньшей мере, в школах». Я со своей стороны не уверен, что стоит начинать именно со школы: ввести что-либо в школьную программу – верный способ угробить инициативу.

Самый удачный современный пример адаптации праздника – это Мимуна, праздник североафриканских евреев, который прижился в Израиле. Хотя о нем нет никаких упоминаний ни в Торе, ни в раввинской традиции. Как и эфиопский Сигд, Мимуна подчеркивала глубокую связь иудеев со своими соседями. По традиции, мусульмане приносили евреям муку, молоко и масло, чтобы те могли приготовить еду в последний день Песаха, когда истекал запрет на все квасное. В Марокко мусульманские соседи отдавали свои сады и поля евреям в этот день, а евреи благословляли соседей и молились за плодородие их угодий. Сейчас в рамках Мимуны соседей приглашают на сладости, а политики всех мастей не упускают случая продемонстрировать cвою связь с народом.

Еще в 1990-х я был энтузиастом превращения Дня Победы в «русскую Мимуну». Идея умерла, поскольку считалось, что такой Мимуной должен стать «новигод». И действительно, хотя он не удостоился резолюций Кнессета, Новый год постепенно становится общезначимой датой. Просто потому, что израильтянам не хватает общественных праздников, ведь главные наши праздники – семейные, когда что-то запрещено, все закрыто, не ходят автобусы.

Евреи нуждаются в праздниках с отсутствием запретов, поэтому Новый год, День Победы и другие обречены на успех, даже когда сотрутся границы традиционных «секторов» между ашкеназами и сефардами, «русскими» и «марокканцами». Как практически исчез раздел на «поляков», литваков, галицианеров, игравший огромное значение в еврейской жизни первой половины ХХ в.

Ортодоксальный иудаизм вполне открыт новаторским идеям. Предлагалось, например, положить четвертый лист мацы перед ведущим пасхального седера – за советское еврейство – или дополнить традиционный набор ритуальных блюд апельсином в честь возрождения Израиля. Секретарь партии «Агудат Исраэль» рав Менахем-Мендл Кашер (из столь критикуемого сегодня за антисионизм гурского хасидизма) призывал поднимать в седер пятый бокал вина в честь Израиля. Как раз сионистский главный раввинат отверг эти идеи.

Благодаря хасидам украинские песни, германские военные марши и кавказские напевы превратились в литургические нигуны для медитации и молитвы. «Хабад» включил в службу Йом-Кипур наполеоновский марш. В других синагогах я слышал на службах «Детские годы» Мордехая Гебиртига и «Песню еврейских партизан» Гирша Глика.

Наиболее разительная трансформация произошла у харедим в связи с Днем Катастрофы и героизма. В первые десятилетия они не только не отмечали его, но и демонстративно не застывали во время сирены. Сейчас отношение к этому дню резко изменилось, хотя не у всех. Некоторые группы продолжают игнорировать этот день и привычно обвиняют сионистов во всех грехах, но таких становится все меньше.

«Созданный ветеранами нарратив, – пишет Светлана Роберман в книге „Память в эмиграции“, – не Государство Израиль спасает еврейство от смерти и унижения, а именно диаспора спасает государство». Книга Роберман была первой попыткой показать израильскому обществу, что ветераны, как и большинство русскоязычных израильтян, пытаются найти свое место в израильском мейнстриме. Они ни в коем случае не бросают вызов обществу, а хотят лишь обогатить израильский нарратив дополнительными аспектами... Ветераны войны ощущают глубинную связь со всем еврейским народом и добиваются признания своего вклада в общееврейское дело. Иногда израильское общество отказывает им в этом праве.

«Я не хочу каждый год оказываться перед выбором: уважаешь ветеранов? Тогда и красный флаг люби, с серпом и молотом. А нет – так нет, – пишет редактор сайта „Детали“ Эмиль Шлеймович. – Это подлый выбор, это навязываемая нам подмена понятий... Мой дед был офицером. Моя бабушка провела в Ленинграде всю блокаду...».

Я тоже испытываю в День Победы двойственное чувство. Что мне праздновать? Моего деда Муню (Менделя) и бабушку Малку Дорфманов увели перед войной люди в сталинских фуражках – точно таких, как на снимках, которые постят в Интернете в День Победы. Дед погиб в Степлаге в 1942-м, а бабушка провела в лагерях и ссылках 18 лет. Мой дядя Марк (Мотко) Беркович – кавалер ордена Почетного легиона, сражался в рядах французских партизан – маки. Другой дядя – младший лейтенант Давид Речистер – брошен преступным сталинским командованием в мясорубку провальной Керченской операции. Мы много лет считали его без вести пропавшим. Лишь в 1990-е гг. моим родителям удалось найти в архивах его похоронку. На ней была подпись его отца, моего деда. Он никому не рассказал о гибели сына даже перед смертью.

Я помню дядю Соломона, младшего брата Мотко, погибшего на фронте в 1945-м. Помню деда Илью Гендриха – наследника богатейшего кишиневского капиталиста, спустившего все состояние на бильярде и встретившего советскую власть пролетарием. Он вышел из котла, в который Буденный бросил ополчение и прошел всю войну до Вены. Вспоминаю Иосифа Варшавского, сбежавшего во время суматохи начала войны из следственной тюрьмы НКВД и под чужими документами воевавшего всю войну в Смерше.

У нас хватает тех, кто строит свое еврейство на негативной идентичности. Для них День Победы – не еврейский, как и многое в окружающем мире. Хотя в реальной жизни все, что делают евреи, становится еврейским. И мы вносим туда свои особые еврейские смыслы. Вряд ли острый и парадоксальный еврейский ум остановится на «роли евреев в той войне», как предлагает Светлова. Или на «уважении к ветеранам», как считает Шлеймович. «Наши прошлые победы – это главный источник наших нынешних проблем», – сказал мне как-то в интервью Шимон Перес. Это помнили и древние раввины, трансформировавшие военную победу в чудо светильника с маслом. Наверное, это один из еврейских смыслов Дня Победы. Но будет и много других, которые мы создадим вместе.

 

Михаэль ДОРФМАН

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Можно ли приравнивать события 7 октября к Шоа?

Можно ли приравнивать события 7 октября к Шоа?

Беседа с историком Ароном Шнеером

«Палестинцы» на службе у России

«Палестинцы» на службе у России

Некоторые страницы досье КГБ по Ближнему Востоку

Последний из коммунистов

Последний из коммунистов

К 40-летию со дня смерти Юрия Андропова

Ученый еврей при губернаторе

Ученый еврей при губернаторе

20 лет назад ушел из жизни Александр Бовин

Антисемитизм и антисионизм

Антисемитизм и антисионизм

Трансформации отношений в паре понятий-братьев, насчитывающих тысячелетия

С крыши шестиэтажного дома

С крыши шестиэтажного дома

81 год назад началось восстание в Варшавском гетто

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

История провалов и ухода от ответственности

История провалов и ухода от ответственности

Роль международных миротворческих сил в арабо-израильском конфликте

Девочка из гетто: страницы дневника

Девочка из гетто: страницы дневника

К 95-летию со дня рождения Тамары Лазерсон

«Некоторые умирали тихо, а некоторые так кричали от голода…»

«Некоторые умирали тихо, а некоторые так кричали от голода…»

Воспоминания узницы гетто и лагеря Иды Спектор, освобожденной 80 лет назад

«Стеклянный дом» против «поезда Кастнера»

«Стеклянный дом» против «поезда Кастнера»

80 лет назад нацисты оккупировали Венгрию

Как зарождался современный Эйлат

Как зарождался современный Эйлат

75 лет назад мало кто задумывался о том, что самый южный город Израиля может стать столицей туризма

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!