Быль и небылицы о Чернобыле

35 лет назад произошла авария на ЧАЭС

© VLADIMIR REPIK , AFP

В конце апреля 1986 г. в Киеве всюду цвела сирень, город готовился к «празднику весны и мира». Вечером 28-го по радио промельк­нуло сообщение о позавчерашней аварии на одном из реакторов атомной электростанции в Чернобыле, но мало кто придал этому значение. На Республиканском стадионе множество болельщиков смотрели футбольный матч. 1 мая состоялась многотысячная демонстрация, моя дочь с мужем и двумя детьми безмятежно гуляли по нарядному Киеву. И только на следующий день, спохватившись, они отправили детей ко мне в Ровно, где радиоактивных осадков было поменьше. У младшей внучки обнаружилось повышенное содержание йода в щитовидке, и пришлось безотлагательно принимать медицинские меры. А затем родители срочно увезли детей на юг.

 

Финальная трагедия

Чернобыльская атомная электростанция им. Ленина (ЧАЭС) – первая в Украине, спроектированная и введенная в строй в 1976 г. под эгидой Министерства среднего машиностроения СССР во главе с Ефимом Файвелевичем Славским. Трижды Герой Соцтруда, четырежды лауреат Госпремии, десятикратный кавалер ордена Ленина и множества прочих регалий, Славский был одним из организаторов создания советского ядерного оружия и атомной энергетики. Вторую очередь ЧАЭС (3-й и 4-й энергоблоки) запустили к концу 1983-го, началось сооружение 5-го и 6-го блоков с такими же реакторами. Станция вошла в число трех самых крупных в стране: суммарная генерирующая мощность ее реакторов составила 4000 МВт. Соорудили ее в долине реки Припять (притока Днепра) рядом с одноименным городом энергетиков, в 10 км от райцентра Чернобыль и в 110 км от Киева.

В ночь на 26 апреля 1986 г. по распоряжению Минатома на ЧАЭС проводился эксперимент с остановкой 4-го реактора для очередного планово-профилактического ремонта. С целью испытания режима ротора турбогенератора мощность реактора снизили наполовину и в соответствии с программой отключили систему аварийного охлаждения. Но при этом началось нестационарное «ксеноновое отравление», затруднявшее вывод реактора на предусмотренную мощность. При переходе с локального автоматического регулирования на автоматическое оператор не смог удержать мощность реактора на заданном уровне, и она резко упала. Персонал добился ее стабилизации путем извлечения аварийных стержней. Но при этом оперативный запас реактивности непрерывно снижался из-за продолжающегося «ксенонового отравления», так что операторы извлекали поглощающие стержни ручной регулировкой. Были включены дополнительные циркуляционные насосы, которые должны были служить нагрузкой для генератора турбины. Но увеличение расхода теплоносителя через реактор привело к уменьшению парообразования, что вызвало повышение его температуры до точки кипения на входе в активную зону.

В 1.23.04 начался собственно эксперимент. Из-за снижения оборотов насосов, подключенных к генератору, и положительного парового коэффициента реактивности мощность реактора увеличивалась, но это не внушало опасений операторам. В 1.23.39 был зарегистрирован сигнал аварийной защиты от нажатия кнопки на пульте управления. Поглощающие стержни начали движение в активную зону, но реактор стал разгоняться вследствие их неудачной конструкции и заниженного оперативного запаса реактивности. В следующие секунды были зарегистрированы сигналы, свидетельствующие об очень быстром росте мощности. Затем вышли из строя регистрирующие системы, произошло два сверхмощных взрыва, и к 1.23.50 реактор был полностью разрушен. Здание энергоблока частично обрушилось, в помещениях и на крыше начался пожар. Впоследствии остатки активной зоны блока расплавились, смесь из металла, песка, бетона и фрагментов топлива под реактором растеклась. Авария сопровождалась мощным выбросом радиоактивного топлива в окружающее пространство.

Только к 6 часам утра пожарники смогли погасить огонь в машинном зале и не допустили его переброски на 3-й блок. Обеспечить подачу воды для охлаждения активной зоны реактора не удалось, так как трубопроводы и вся активная зона были разрушены. Одежда и снаряжение у пожарников оказались недостаточными для защиты от высокого уровня радиации. Впоследствии у 134 сотрудников ЧАЭС и членов спасательных команд появилась острая лучевая болезнь, 50 из них умерли. Ликвидаторы забрасывали с вертолетов в зону реактора смеси карбида бора, доломита, глины, песка, свинца для предотвращения дальнейшего разогрева остатков реактора и уменьшения выбросов радиоактивных аэрозолей в атмосферу. Вокруг 4-го блока было построено изолирующее бетонное укрытие («саркофаг»).

Первое сообщение об аварии «во избежание паники» появилось лишь в местных СМИ, и то через 36 часов после катастрофы. Было эвакуировано население Припяти, затем Чернобыля и других населенных пунктов в радиусе 30 км (свыше 115 тыс. человек). Но и после широкого оповещения жителей не предупреждали о характере и масштабах опасности, им не дали никаких профилактических рекомендаций. В итоге радиоактивное загрязнение охватило более 200 тыс. км², сотни городов и сел Украины, Белоруссии и России, было переселено свыше 360 тыс. человек. Экономике СССР был нанесен непоправимый урон. Прекращено строительство новых АЭС и энергоблоков, на десятки лет из оборота выведено 5 млн га земель и лесных угодий. Авария считается крупнейшей за всю историю атомной энергетики как по количеству погибших и пострадавших от ее последствий, так и по социально-экономическому ущербу. Эта катастрофа в 75 раз превзошла трагедию Хиросимы по радиационному заражению местности. Резко упали авторитет власти и доверие к ней населения, что в конечном счете стало одним из факторов развала Советского Союза.

 

«Виноваты сионисты»

Расследование причин катастрофы проводилось в крайне напряженной, нервозной обстановке. Проектировщики и строители ЧАЭС пытались оправдаться перед властями, сваливая всю вину на ее руководство и обслуживающий персонал. Государственная комиссия, созданная для расследования первопричин аварии, также пришла к выводу, что она стала следствием ряда грубых нарушений правил эксплуатации, инструкций и программы испытаний, а ее трагические последствия вызваны приведением реактора в нерегламентное состояние вследствие отключения исправных технологических защит. МАГАТЭ согласилось с аналогичным мнением советских специалистов во главе с первым заместителем Института атомной энергии им. И. Курчатова академиком Валерием Легасовым, который на месте аварии получил большую дозу облучения, а позже покончил жизнь самоубийством. Несколько человек из рядового персонала и руководства ЧАЭС были осуждены на различные сроки лишения свободы.

Однако в 1991 г. независимая комиссия Госатомнадзора СССР во главе с Николаем Штейнбергом признала, что начавшаяся из-за ошибочных действий оперативного персонала Чернобыльская авария приобрела фатальные катастрофические масштабы главным образом вследствие неудовлетворительной конструкции и технологии работы атомного реактора с нарушением ряда правил ядерной безопасности, а также из-за низкого качества регламента его эксплуатации в нормативных документах, которые дезориентировали обслуживающий персонал. Эксперты пришли к выводу, что система защиты реактора спроектирована неудачно, о чем разработчики промолчали. «В проектной, конструкторской и в эксплуатационной документации не было указано на возможные последствия эксплуатации реактора с опасными характеристиками».

Вместе с тем различного рода конспирологи и демагоги объясняют катастрофу умышленной диверсией. А явные антисемиты вдохновителями, организаторами и исполнителями «террористического акта» называют лиц еврейской национальности, связанных с событиями на Чернобыльской АЭС. В их число попали глава Минсредмаша Ефим Славский, не имевший прямого отношения к строительству и эксплуатации ЧАЭС, и даже его предшественник Борис Ванников, умерший задолго до начала проектирования станции. Виновником трагедии признают также Николая Штейнберга, хотя он трудился на станции еще в 1971–1983 гг., пройдя путь от старшего инженера до начальника турбинного цеха, а затем был переведен на Балаковскую АЭС, где стал заместителем главного инженера. При этом намеренно игнорируют тот факт, что в Чернобыль он добровольно вернулся лишь через 10 дней после аварии в должности главного инженера и взвалил на свои плечи огромные трудности, связанные с ликвидацией последствий катастрофы. «Это моя родная станция, на ней трудились мои друзья, – вспоминает Штейнберг. – Мы работали, не считаясь со временем. Я и коллеги-профессионалы знали, как себя вести в условиях радиационного загрязнения, поэтому действовали грамотно – так, чтобы свести к минимуму дозу облучения». Позже он был председателем Госкомитета Украины по ядерной и радиационной безопасности, возглавлял «Атомаудит», «Энергоатом», стал замминистра топлива и энергетики Украины, работал консультантом на АЭС Фукусима. Исходя из «семитской» фамилии Юрия Израэля, председателя Госкомитета СССР по гидрометеорологии и контролю окружающей среды, юдофобы и его посчитали виновным в чернобыльской трагедии, упустив из виду тот факт, что отец Израэля – эстонец, а мать – чистокровная русская.

Образцом антисемитской фальсификации событий на ЧАЭС является опус А. Колмыкова, некоего судебного эксперта из Самары, который поведал миру: «Трагическая судьба Легасова со всей очевидностью доказывает правоту формулы, которую вывел близкий друг академика: „В СССР наука сионизирована, в результате каждый ученый работает в меру своего понимания на благо страны, а в меру непонимания – на благо мафии“». Под мафией сей «эксперт» подразумевает «мировой сионизм», подчинивший себе Горбачева – «Гарбера», который «предал коммунистическую идеологию и советское государство... в пользу библейских врагов рода человеческого, предки которых когда-то настояли на казни Иисуса Христа». И далее «ученый муж» безапелляционно заявляет: «Население России... уверено, что Чернобыльская авария – это теракт, проведенный США и евреями с целью разрушения СССР».

 

Летопись местечка

Между тем еврейская компонента событий на ЧАЭС действительно связана с историей города, чье имя носит станция. Впервые Чернобыль упоминается еще в летописи 1193 г., в Cредние века он был уездным центром Великого княжества Литовского. Евреи жили там с XVII в., занимались ремеслом, торговлей, рыболовством и огородничеством. В 1691-м отряд казаков устроил в Чернобыле жестокий погром, многие местные евреи были зверски избиты и ограблены. Тогда же в городке поселился Менахем Нахум Тверский – основатель династии местных цадиков. Праправнук каббалистов, Менахем в юности учился в ортодоксальных иешивах Литвы, затем стал приверженцем основателя хасидизма рабби Исраэля бар Элиэзера Баал Шем Това (Бешта), часто навещал его в Меджибоже, вел с ним долгие беседы и написал фундаментальные книги, оказавшие существенное влияние на формирование хасидского учения.

После второго раздела Польши Чернобыль вошел в состав России как местечко Радомысльского уезда Киевской губернии. К концу XIX в. число евреев в нем составило 7200 человек – две трети всего местного населения. Он стал одним из главных центров хасидизма в Украине во главе с ребе Шломо Бен-Ционом, потомком Менахема Нахума. В начале ХХ в. здесь были двухэтажная синагога, несколько молитвенных домов, талмуд-тора, частное женское еврейское училище, еврейская богадельня. Вместе с тем это время оказалось крайне тяжелым для чернобыльской общины. В октябре 1905 г. погромщики в течение нескольких дней грабили и избивали евреев. Весной 1919-го черносотенцы и петлюровцы убили множество местных иудеев, уезд долго контролировал атаман Струк, пожар уничтожил более ста еврейских домов.

Тогда мой отец, уроженец Чернобыля, сын кантора, вслед за своими сестрами бежал в Киев, а его старший брат погиб от рук бандитов. При большевиках до войны в местечке оставалось 3165 евреев, иудейская религиозная община фактически перестала существовать. Ребе Бен-Цион с началом Гражданской войны также перебрался в Киев и поселился в районе еврейского базара (Евбаза), где жили мои будущие родители. Многие хасиды, спасаясь от советских порядков, эмигрировали в США, и вслед за ними в 1925 г. уехал в Нью Йорк Шломо Бен-Цион. Однако его разочаровала широкая интеграция еврейских иммигрантов в американском «плавильном котле», и спустя четыре года он вернулся в Киев. Здесь Бен-Цион подвергся преследованиям на религиозной почве, ему угрожал арест, но он продолжал нелегально проповедовать свое учение. Умер у себя дома за два года до Бабьего Яра.

В августе 1941-го вермахт оккупировал Чернобыль, а 19 ноября около 400 евреев (по другим данным – 700) были согнаны в синагогу, затем под конвоем отведены к зданию еврейского колхоза «Наэ Велт», где немцы заставили всех раздеться, расстреляли и захоронили в противотанковом рву возле кладбища. Осенью 1943-го советские войска дважды пытались освободить Чернобыль, но были отброшены немцами и только 16 ноября, форсировав Припять, заняли город. После войны лишь немногие чернобыльские евреи вернулись домой из эвакуации и с фронта. В 1970 г. в городе проживало всего около 150 еврейских семей. В здании синагоги находился военкомат, молившихся в частных домах иудеев разгоняла милиция, а предметы религиозного культа конфисковывали.

После взрыва реактора на АЭС Чернобыль оказался в зоне отчуждения, всё его население было эвакуировано. Сегодня это город-призрак, в котором вахтовым методом работает персонал, обслуживающий станцию, дежурят военные и полиция. Бывшая его жительница-еврейка вспоминает: «Во время моей поездки в Чернобыль я нашла маленькую часть фундамента на том месте, где когда-то находился дом моей семьи. Я сидела на нем и рыдала. Тридцать с лишним лет спустя после аварии нам некуда вернуться, но история и наследие, оставленные Чернобылем, по-прежнему невероятно дороги и важны для бывших чернобылян». В 1990-е гг. там построили охель – домик для молитвы над могилами первых чернобыльских ребе, и с тех пор город посещают паломники, оставшиеся адептами идей хасидизма. Народная молва связывает чернобыльскую трагедию с варварским разрушением незадолго до того местными жителями могильного склепа одного из династии цадиков Тверских на еврейском кладбище Чернобыля. Еще одна дошедшая до нас легенда гласит, будто Шломо Бен-Цион пророчески изрек: «Не пройдет и ста лет, как тут никто больше жить не будет».

 

Облученные евреи

Точно неизвестно число лиц еврейского происхождения среди более чем 600 тыс. участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС и миллионов людей, проживавших на территории, загрязненной радиоактивными осадками. Советской статистике это и не было нужно. Известно, что только в Израиль репатриировались десятки тысяч лиц из областей, пострадавших от чернобыльской катастрофы. Среди них – около 4000 ликвидаторов, работавших непосредственно в зоне реактора после взрыва. В момент аварии в реакторном зале находился старший инженер управления турбинами Игорь Киршенбаум, единственный еврей в команде операторов, и выполнял приказы своего начальника. Он и стал первой жертвой облучения, в 6 часов утра был срочно доставлен в стационар медико-санитарной части, откуда на следующий день самолетом отправлен в Москву в клиническую больницу Минздрава.

Борис Пинский, руководитель сектора почв Житомирского филиала «Укргипрводхоза», рассказывал: «Авария на Чернобыльской АЭС разделила мою жизнь на две части: до и после нее. Я и мои коллеги Франк Мяковский, Дина Майзенберг, Леонид Абрамович, мой друг Леонид Банцер, прораб строительных работ в совхозе „Владимирский“ Киевской области, – все мы получили немалую дозу облучения, а Петя Машпилер умер от нее». Вспоминает заведующий лабораторией кожно-венерического диспансера Харькова Михаил Шифман, находившийся в Чернобыле с 19 сентября по 21 октября 1986-го: «Отказаться от командировки было равносильно увольнению, а у меня на иждивении находилось трое маленьких детей... Когда я попал в 30-километровую Чернобыльскую зону, я не поверил своим глазам. Около 30% сотрудников Чернобыльской больницы составляли евреи. Именно тогда я почувствовал, что тут нет никаких национальностей, кроме радиоактивной! Все евреи стали членами одной семьи облученных: моряк из порта Припять, врач из Харькова, медсестра из Киева, водитель машины „скорой помощи“ из Кременчуга, солдат из Днепропетровска. Мы принимали спирт, спасаясь от стронция... А через год я с семьей эмигрировал в Австралию, где жили мои родители и брат. Нас лишили гражданства. Но моя семья выжила, у нас теперь девять внуков».

Александр Калантырский стал главным инженером СМУ по строительству саркофага на ЧАЭС. «Я пробыл там восемь месяцев, а в декабре 1986-го мне пришлось вернуться с Москву и лечь в больницу – начались сильнейшие рези и кровотечения в желудке... По сей день у меня опухшие локти и колени. Есть проблемы с сердцем, началась мерцательная аритмия... А о подвиге мы не думали, просто выполняли свою работу. Перед нами стояла одна задача – уменьшить последствия этого кошмара». В Израиле Александр возглавил Союз чернобыльских ликвидаторов, которых там сегодня осталось около 1500. Они требуют от Израиля льгот, предусмотренных для них международными соглашениями. Но страховые компании страны отказываются обслуживать ликвидаторов, считая их слишком высокой «группой риска», а Минфин не вмешивается в эту позицию соцстраха. Наиболее циничной точки зрения придерживается Мин­здрав: «Репатрианты из зоны радиоактивного заражения в Чернобыле, а также ликвидаторы аварии не обнаружили особых проблем со здоровьем». Депутаты Кнессета разных созывов Ю. Штерн, К. Светлова, Ф. Киршенбаум и др. поддержали требования «чернобыльцев». По их инициативе Кнессет в 2001 г. принял закон, предусматривающий получение ликвидаторами жилья, медицинской помощи и иных льгот, но полностью он так и не был претворен в жизнь. В декабре 2018 г. БАГАЦ признал большинство их требований законными и обязал государство исправить ситуацию, однако с тех пор мало что изменилось.

Говоря о героях-ликвидаторах, нельзя обойти молчанием Михаила (Моню) Бергмана, мастера спорта по самбо с высшим педагогическим и воинским образованием. В 36 лет майор Бергман в первый же день после взрыва на 4-м энергоблоке был назначен Горбачевым военным комендантом Чернобыля. Он оперативно провел эвакуацию всего населения из зоны отчуждения и был одним из успешных организаторов действий солдат по нейтрализации радиоактивных осадков. Год пролежал в госпиталях, перенес пять переливаний крови, похудел на 23 кг, полностью облысел, успешно лечился в Израиле, где живет его дочь. За Чернобыль досрочно получил звание подполковника, затем служил в горячих точках Баку, Тбилиси, Приднестровья. В 1997 г. по номинации российских журналистов стал «Человеком года», а потом попал в Книгу рекордов Гиннесса за то, что выиграл судебные процессы у двух министров обороны России. «Я очень ценю человеческую жизнь и мечтаю воспитать внуков в еврейском духе, – заявил полковник в отставке Михаил Бергман в своем интервью. – Этого так хотели моя мама и бабушка».

Чернобыльская трагедия, потрясшая мир, получила широкое воплощение в средствах массовой культуры. По ее следам было снято восемь документальных фильмов (в том числе: «Чернобыль. Хроника трудных недель», режиссер В. Шевченко, 1986; «Колокол Чернобыля», полнометражный фильм, основанный на свидетельствах людей, причастных к аварии; «Битва за Чернобыль», производство Diskovery Channel, 2005; «Чернобыль: 30 лет спустя», Великобритания, 2015). Создано 11 художественных кинофильмов, среди них: «Распад» – картина, снятая режиссером М. Беликовым в 1989 г. об аварии и ее последствиях; «Чернобыль. Последнее предупреждение» – телефильм совместного производства США и СССР, 1991; «В субботу» – фильм А. Миндадзе 2011 г. о событиях за сутки до и во время аварии; «Голос Чернобыля» – драма 2016 г., снятая П. Крухтеном по книге «Чернобыльская молитва» С. Алексиевич. Наконец, пятисерийный сериал «Чернобыль» создан каналом HBO совместно с телесетью Sky и показан в мае-июне 2019 г. Его создателям удалось достоверно воспроизвести детали советской реальности и поразительно точно передать атмосферу позднего этапа перестройки.

 

Давид ШИМАНОВСКИЙ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«Предлагают донести немцам, что в доме скрывается еврейка…»

«Предлагают донести немцам, что в доме скрывается еврейка…»

Леонид Тёрушкин об эвакуации евреев в 1941–1942 гг.

«Новый порядок» в Виннице

«Новый порядок» в Виннице

80 лет назад здесь практически было завершено «окончательное решение еврейского вопроса»

Юдофобия по-муссолински

Юдофобия по-муссолински

К 100-летию прихода Муссолини к власти в Италии

Йозеф Тисо и судьба евреев Словакии

Йозеф Тисо и судьба евреев Словакии

К 135-летию со дня рождения и 75-летию казни «братиславского фюрера»

Агент КГБ на службе у мирового сионизма

Агент КГБ на службе у мирового сионизма

15 лет назад не стало Виктора Граевского

Их было одиннадцать

Их было одиннадцать

К 50-летию трагедии на Мюнхенской олимпиаде

«Это было в Вильне, на Лукишках»

«Это было в Вильне, на Лукишках»

125 лет назад состоялся Учредительный съезд Бунда

Список Бегина

Список Бегина

45 лет назад «Моссад» решил искать партайгеноссе Бормана и главу гестапо Мюллера

Как поляки спасали евреев

Как поляки спасали евреев

К 80-летию создания организации «Жегота»

Брацлав: забытые страницы Холокоста

Брацлав: забытые страницы Холокоста

В дополнение к нашей публикации

В Бабий Яр и из Бабьего Яра

В Бабий Яр и из Бабьего Яра

К годовщине одной из самых страшных трагедий еврейского народа

Еврейское 11 сентября

Еврейское 11 сентября

140 лет назад в Дрездене прошел 1-й Международный антиеврейский конгресс

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!