Экономика штетла

Жизнь местечек Западной Белоруссии между двумя вой­нами

Ярмарка в местечке Иче (с акварели В. Штеренберга)


Штетл (местечко) – это понятие, без которого невозможно представить себе жизнь евреев Восточной Европы. В начале 1920-х гг., в связи с реформой избирательных округов, местечко как административно-территориальная единица было устранено с советской карты. Однако события 18 марта 1921 г. в Риге несколько изменили судьбу местечек, которые, согласно условиям мирного договора между РСФСР и Польшей, в составе шести воеводств отошли к возрожденной Речи Посполитой. Отошедшая к Польше часть белорусских земель включала в себя территории Брестской, части Минской и Гродненской областей и впоследствии получила неофициальное название Западная Беларусь. В 1931 г. там проживало 4,6 млн человек, в том числе белорусов – 2,925 млн (65%), поляков – 675 тыс. (15%), евреев – 495 тыс. (11%), литовцев – 113 тыс. (2,5%), прочих (немцев, татар, латышей, караимов, русских, цыган) – 293 тыс. (6,5%).

В Западной Беларуси насчитывалось 85 городов и около 200 местечек (термин «местечко» на территории Западной Беларуси официально просуществовал до 1939 г.).

Польские власти видели в местечках своеобразную зону обмена между городом и деревней и не препятствовали их экономическому развитию. Интеграция местечковой экономики в экономику Польши благодаря участию евреев произошла очень быстро, превратив многие местечки в торговые и промышленные центры гмин и поветов. Несмотря на то, что уровень их развития был гораздо ниже в сравнении с остальными воеводствами Польши, однако крайне тяжелым экономическое положение еврейских местечек (по сравнению с советскими местечками) назвать нельзя. По данным переписи 1921 г., процентное участие евреев в экономике Польши представляется следующим образом: в сельском хозяйстве – 0,9%; в ремесле и промышленности – 23,5%; в торговле и страховании – 62,6%; на транспорте – 10,2%; в общественной службе и свободных профессиях – 12,4%; в домашнем хозяйстве и частной службе – 16,7%; в других видах деятельности – 15,7%.

Еврейские ремесленники, торговцы и предприниматели задавали тон местечковой экономике в силу того, что большинство белорусов и поляков были привязаны к своему земельному участку и занимались преимущественно сельским хозяйством. Крупных и средних собственников земли среди евреев не было, но если и был у еврея земельный надел, то он обязательно сдавал его в аренду.

Еврейское население Западной Беларуси традиционно было занято в торговле, ремесле и различных промыслах. Ремесло в местечках в 1921–1939 гг. было ориентировано на рынок, и евреи постепенно монополизировали наиболее прибыльные ремесленные специальности, связанные с обработкой дерева, металла, кожи, изготовлением одежды и обуви.

В 1930-е гг. в местечках особенно возрос спрос на специальности, связанные со сферой социального обслуживания населения: фотомастер, парикмахер, часовой мастер, фурман (извозчик). Доля евреев в этих специальностях была особенно велика. Эти специальности особенно ценились в городах, и местечковые мастера создавали конкуренцию городским ремесленникам. Частным извозом людей и товаров в Полесском и Новогрудском воеводствах занимались исключительно евреи. Извоз считался тяжелым трудом (т. к. в пути извозчик мог быть до 7–9 дней), но прибыльным.

Польские власти, используя лесные и земельные богатства в качестве дешевого сырья для собственной экономики и источника дополнительной прибыли от иностранных инвесторов, не были заинтересованы в развитии промышленности Западной Беларуси. С 1921 по 1939 г. там не построили ни одного крупного государственного завода, а 39% лесных богатств были отданы в эксплуатацию иностранным фирмам и монополиям. Большинство промышленных и ремесленных предприятий были частными и принадлежали в основном евреям или польским и иностранным фирмам.

Для создания как промышленного предприятия, так и ремесленной мастерской необходимо было получить промышленное свидетельство или концессию. Анализируя такие свидетельства, можно прийти к следующим выводам. Наибольшее развитие в местечках получили лесная, химическая, текстильная и пищевая отрасли. Все местечковые промышленные предприятия были мелкими с небольшим числом наемных рабочих (от 2 до 10). Несмотря на то, что наиболее доходной отраслью была деревообработка, евреи предпочитали открывать свои предприятия в пищевой и химической отраслях, так как деревообрабатывающая была монополизирована иностранными и польскими фирмами, чей капитал охранялся государством, так как экспорт белорусского леса был одним из главных источников доходов польской казны.

Промышленные предприятия, принадлежавшие евреям, были технически более совершенными (имели электричество, паровые котлы и другое оборудование) в сравнении с польскими и белорусскими фабриками и заводами.

Однако не промышленность, не ремесло, а именно торговля стала приоритетным занятием для евреев. В центре каждого местечка находилась рыночная площадь, которая была просто «усыпана» еврейскими лавочками и магазинами. Жители местечка Мир Новогрудского воеводства так описывали еврейских торговцев: «Они вежливые такие, с порога приглашают тебя в магазин. Зайди, пан, зайди! Всех панами называли. Пойдешь в лавку к еврею, если нет денег, он тебе в кредит даст. В книжечку свою запишет, а если не отдашь, то все евреи будут знать. Добрые были люди! А сколько там товара было: и сироп, и шпроты, и колбаса, сыр. А белых семечек целые мешки стояли. Самым богатым евреем в местечке был Рабинович, владелец двух магазинов. Его особенно уважали жители местечка за то, что он любую вещь мог достать: из Польши привозил жителям местечка по индивидуальному заказу швейные машины „Зингер“, велосипеды „Аист“, фотоаппараты, даже автомобиль помогал купить».

Еженедельные торги, ярмарки, базары, стационарная и развозно-разносная торговля давали евреям значительный доход. Периодические формы торговли в 1921–1939 гг. практически были вытеснены стационарными. Ярмарки проходили по католическим и православным праздникам, не чаще 10–12 раз в год и длились от 2 до 5 дней. Еженедельные торги проходили в большинстве местечек только один день. Торговым днем мог быть любой день недели, кроме субботы. Количество мелких лавок, средних и крупных магазинов варьировалось от 25 до 150 в зависимости от экономического и социального развития местечка.

Стационарная торговля в местечках Западной Беларуси отличалась видовым разнообразием торговых точек и их функциональным назначением. Доминировали продуктовые магазины, бакалеи, кондитерские, магазины колониальных и галантерейных товаров и мелкие лавки по продаже определенного товара: одежды, обуви, ремесленных изделий, чая, кофе, посуды и др. Около 80–90% всех торговых точек в местечках принадлежало евреям. Только в еврейских магазинах и лавках можно было купить товар в кредит.

Значительный доход приносили владельцам торговые заведения, где продавали спиртное: рестораны, таверны, корчмы, бары, кафе, магазины.

В каждом местечке имелись гостиницы и постоялые дворы, число которых зависело от торгово-промышленной инфраструктуры местечка. Доля евреев в этой сфере была значительной, но не доминирующей. Гостиницы в равной степени принадлежали как евреям, так и полякам, белорусам. Но владельцами постоялых дворов были преимущественно евреи.

Они также активно занимались разносно-развозной торговлей в деревнях и местечках. Их чаще всего называли уличными торговцами, которые закупали товар на ярмарках и базарах, а потом перепродавали его с наценкой сельскому или городскому жителю. Предметами скупки были: галантерейные товары, льняные изделия, ягоды, грибы и др. Некоторые уличные торговцы специализировались на продаже одного продукта: мороженого, содовой воды, леденцов. Уличные продавцы обычно разносили свой товар по домам, но могли продавать со столов. Однако процент их был небольшим, для занятия этой формой непериодической торговли необходимо было получить лицензию.

Важную роль в розничной местечковой торговле играли мелкие оптовые купцы (комиссионеры), которые по сниженным ценам закупали у сельских жителей зерно и сельскохозяйственные продукты и перепродавали их крупным торговым фирмам или оптовикам.

Нередко местечковым оптовикам помогали фактóры, которые за определенное вознаграждение от заказчика изучали экономическую конъюнктуру, прогнозировали выгодность торговых сделок, давали рекомендации начинающим купцам, занимались юридическими вопросами торговых сделок.

Весьма распространенным занятием еврейского населения являлось ростовщичество. Деньги давали под 4–5% годовых. В некоторых местечках «деньги в долг» давались под залог ценных вещей или бумаг, в счет процентов могла идти работа плательщика, в зависимости от его ремесленной специальности. Банковская система кредитов только начинала появляться в местечках.

Еврейское купечество в Западной Беларуси было тесно связанно с промышленностью и ремеслом. Очень редко купцы занимались исключительно торговлей, чаще они выступали владельцами или совладельцами промышленных предприятий, ремесленных мастерских, арендаторами лавок и магазинов.

Согласно § 11 польского Торгового кодекса 1918 г., в каждом населенном пункте, где количество купцов было больше 10 человек, должен был существовать Союз купцов. В 1930-е гг. в местечках Полесского воеводства было создано 17 еврейских купеческих союзов, которые насчитывали от 40 до 200 членов. Объединение купцов в союзы обеспечивало их интересы и охраняло от внешней конкуренции. Таким образом, еврейские купцы, ремесленники и промышленные предприниматели заняли монопольное положение в экономической деятельности местечек Западной Беларуси в 1921–1939 гг.

Возрастающая роль еврейского населения в торгово-ремесленной сфере западно-белорусского штетла определялась в первую очередь доминированием этой этнической группы в социальном составе местечек и отсутствием правовых ограничений еврейского предпринимательства со стороны польского правительства.

 

Анна ВОТЕЙЩИК

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Закон или политическая конъюнктура?

Закон или политическая конъюнктура?

Первая поправка к Конституции, Twitter и свобода слова

«Антисоветское» десятилетие

«Антисоветское» десятилетие

К 100-летию введения в советской России НЭПа

Земля и воля

Земля и воля

Почему среди эсеров было много евреев

«Без корней здесь ничего не вырастет»

«Без корней здесь ничего не вырастет»

Как сто лет назад Черчилль благословил Тель-Авив

Еврейское государство на берегах Ниагары

Еврейское государство на берегах Ниагары

170 лет назад скончался Мордехай Ноах

Так кто здесь «наци»?

Так кто здесь «наци»?

«Зеленое крыло» нацистской партии и ее исторические предшественники

Первый гауляйтер Иудеи

Первый гауляйтер Иудеи

75 лет назад в Тель-Авиве был убит лидер нацистов Палестины

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

Шпион, начитавшийся «Капитала»

Шпион, начитавшийся «Капитала»

На смерть Джорджа Блейка

Разорванный «железный занавес»

Разорванный «железный занавес»

К 50-летию «захвата» активистами еврейского движения приемной Президиума Верховного Совета СССР

Лео Вайс, он же Мухаммад Асад

Лео Вайс, он же Мухаммад Асад

История еврея, изменившего свое имя, веру, а также лицо исламского мира

Эхо теракта на улице Розье

Эхо теракта на улице Розье

Подозреваемый в совершении теракта в Париже в 1982 г. экстрадирован во Францию

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!