«Так будем жить дальше!»

Еврейские судьбы

Театр «Каламбур» во Вроцлаве

К 21-му году жизни я узнала, откуда происходит моя нерусская фамилия и к какому народу я, мои брат и сестра принадлежим. Мама – русская. А вот папа… Когда мы спрашивали его, не немцы ли мы, он отвечал: «Нет. Придет время, узнаете». Он берег нас.

В самом начале войн­ы пропали, исчезли с лица земли Циля и Исаак – родители моего отца. Послевоенные поиски не принесли результата. Одновременно в Украине фашисты зверски убили маленького папиного сынишку от первого брака. Светловолосый малыш мог сойти за украинца, но какая-то черная душа выдала ребенка, рассказав фашистам, что его отец еврей. По словам свидетелей, фашистский офицер выхватил ребенка из рук матери, взял его за ножку и разбил голову о столб. Мать ребенка расстреляли несколько дней спустя. (Отец узнал о трагедии только после войны.)

С первых дней Великой Отечественной отец был зачислен в танковое подразделение. Одновременно служил переводчиком на допросах пленных. Знания немецкого языка пришли к нему сами собой: в семье говорили на идише. (После войн­ы, выучив грамматику и сдав экзамены, отец станет школьным учителем немецкого языка. Позднее он окончит Томский пединститут, станет директором интерната. Для упрощения жизни поменяет отчество – ученики будут называть его Григорием Ивановичем.)

Прошла войн­а, встретились и поженились мои родители. Родились мы – мой брат, тихий гений Вячеслав, я и наша младшая сестра, красавица Татьяна.

Между тем временем и сегодняшним днем образовался невообразимо глубокий временной колодец... Детство, как отдельное государство, осталось далеко внизу, но каждое его мгновение видно сквозь уплотнившуюся воздушную подушку так ясно, словно случилось оно вчера. Там остались мои невероятные таежные приключения. Там, в детстве, осталась первая моя любовь. И первые душевные травмы из-за неуклюжей нерусской фамилии...

Школьники любили отца, буквально ходили за ним по пятам. Между собой, однако, называли его Фашист. Это – из-за предмета, который он преподавал. И, наверно, из-за фамилии. Он был талантливым учителем и замечательным педагогом (позднее его талант и профессию унаследует его внучка, моя дочь).

Получив диплом режиссера – руководителя театрального коллектива, поступаю преподавателем режиссуры и актерского мастерства в училище культуры на Алтае. Одновременно веду большой любительский театр. Год спустя в училище приходит новая коллега. И сразу начинает расти ее карьера: сначала ее приняли в партию, затем принялись «продвигать» как молодого специалиста… Странно, почему меня как молодого специалиста не заметили? Работаю с удовольствием, студенты мои показывают на экзаменах замечательные результаты... Кое-что смекнув, подаю заявление в партию. Не принимают. И никто не хочет объяснить, почему. Позднее узнаю причину: фамилия...

В душе поселилась горечь. Кто я, человек второго сорта? Восторг перед будущим поблек, облака стали серыми, конфеты – горькими. И однажды возникло необъяснимое, давящее на психику ощущение тесноты.

Полностью эту статью Вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.
Открыть доступ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

Напрасные слова

Напрасные слова

Как евреи в Российской империи за равноправие боролись

Бесприданница и евреи

Бесприданница и евреи

Как «дело Бейлиса» помогло на приданое сироте собрать

«Душа болит за погибших и за забвение»

«Душа болит за погибших и за забвение»

Третья книга праведницы Неонилы

Грехи «красного сионизма»

Грехи «красного сионизма»

Как представители социалистического крыла сионизма преследовали идеологических противников, переписывали историю и совершали просчеты, за которые Израиль до сих пор расплачивается

Фильм, предсказавший Катастрофу

Фильм, предсказавший Катастрофу

В Москве показали восстановленную версию «Города без евреев»

Мезуза в разгар холодной войн­ы

Мезуза в разгар холодной войн­ы

Как 45 лет назад два еврея мир от гонки вооружений спасли

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

Звезда Зельмана Щерцовского

Звезда Зельмана Щерцовского

80 лет назад часть польских евреев нашла спасение в СССР вопреки воле советского руководства

Взлет и падение царства гаонов

Взлет и падение царства гаонов

Как климатические изменения способствовали разрушению единства еврейской диаспоры

История Дрейфуса

История Дрейфуса

Политический философ анализирует знаменитый антисемитский процесс

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!