Жизнь и судьба чужеземного трибуна

К столетию Баварской советской республики и создания нацистской партии

Евгений Левинэ


В 1973 году в Берлине вышла в свет книга немецкого журналиста, писателя и юриста Себастьяна Хафнера «Поражение революции: Германия, 1918–1919» (см. «ЕП», 2017, № 4), в которой автор пишет: «Евгений Левинэ – импульсивный молодой человек, который обладал дикой энергией и, в отличие от Карла Либкнехта и Розы Люксембург, вероятно, имел качества немецких Ленина и Троцкого». Речь идет о председателе правительства Баварской советской республики в апреле 1919 г.

Баварская революция вспыхнула ярким красным светом на всю Германию. Баварская советская респуб­лика была уничтожена охваченными ужасом немцами. Томас Манн был одним из тех, кто был потрясен возможностью победы Баварской революции. В последние часы существования Баварской советской рес­публики он писал в своем дневнике: «Мы говорили о том, возможно ли еще спасение европейской культуры <…> или победит киргизская идея уничтожения. Мы говорили также о типе русского еврея, вождя международного движения, этой взрывоопасной смеси еврейского интеллектуал-радикализма со славянским православным фанатизмом. Мир, который еще не утратил инстинкта самосохранения, должен с напряжением всех сил и в короткие по законам военного времени сроки принять меры против этой породы людей». «Меры против этой породы людей» были действительно приняты «в короткие сроки по законам военного времени»: через месяц после победы контрреволюции Левинэ был осужден и расстрелян, министра народного просвещения, философа и писателя Густава Ландауэра линчевали. За три месяца до конца существования республики офицером-аристократом был убит премьер-министр баварского социал-демократического правительства Курт Эйснер (см. «ЕП», 2019, № 2). Баварскую революцию, в отличие от Октябрьской, возглавляли евреи: Курт Эйснер, Эрнст Толлер, Эрих Мюзам, Густав Ландауэр и уроженцы России, коммунисты Евгений Левинэ и Макс Левин. В интервью «Новому левому обозрению» Дьердь Лукач поставил Евгения Левинэ в один ряд с Че Геварой.

Евгений Левинэ родился 10 (23) мая 1883 г. в семье богатого петербургского купца-мануфактуриста Юлиуса Левинэ, итальянского еврея, дельца, чуждого политики и стремлений к общественной деятельности, и его супруги Розалии Гольдберг. Когда отец умер, Евгению было три года. Мать не любила русский климат и русскую среду и увезла 13-летнего сына в Германию, где поместила в привилегированное закрытое учебное заведение в Висбадене.

Революционеры воспитываются в нежном возрасте и становятся вождями из-за детских переживаний. Стендаль в «Красном и черном» писал: «Минуты унижения создают Робеспьеров». Хотя мальчик прекрасно знал немецкий язык, он испытал стресс из-за отношения к нему детей немецких аристократов и богатых буржуа. Евгений страдал от их грубого и высокомерного отношения, антисемитизма, чувствовал себя чужим и тянулся к России. Индивидуальные переживания перерабатывались у него в протест против социального неравенства. В интернате он столкнулся с пустыми, праздными подростками, детьми богатых людей, стремящимися к разгульной жизни. Презрение к товарищам превращалось в ненависть и желание бороться за права обездоленных.

В 1902 г. Евгений завершил среднее образование и вернулся в Россию. Но пробыл в ней недолго, ибо мать испытывала страх перед Россией и Петербургом и опасалась их пагубного влияния на сына. Если в интернате его революционные настроения были книжного происхождения, то новое пребывание в Петербурге приблизило Евгения к действительности и борьбе с несправедливостью. Он остро почувствовал социальное неравенство, увидел забастовки и аресты протестующих. Не мог он не знать и о еврейских погромах.

Уехав из Петербурга, Левинэ поступил на юрфак Университета Гейдельберга, но одновременно слушал на филфаке лекции по этике, искусству и истории литературы. Он активно участвовал в организациях русской колонии в Гейдельберге и был инициатором благотворительных вечеров в пользу революционеров. В Гейдельберге Левинэ интенсивно изучал труды Маркса, Плеханова и Бебеля. Зимой 1904 г. он перевелся в Берлинский университет и завязал интенсивную переписку с друзьями в России. Письма оттуда усиливали его желание вернуться в страну назревающей революции. В августе 1905 г. Евгений уехал в Россию. Уезжая, запасся корреспондентским билетом газеты Frankfurter Volksstimme, под прикрытием которого занимался революционной деятельностью, пока не был вынужден уйти в подполье.

Какой образ в подполье принял отпрыск богатой семьи, образованный, ассимилированный еврей Евгений Левинэ? Он приобрел паспорт на имя скупщика скота Бенциона Гринмута и всячески старался подделаться под этот тип. В разговоре с посторонними он умышленно плохо говорил по-русски, вставляя еврейские слова, на каждом шагу божился и ругал своих «конкурентов». Постороннему трудно было догадаться, что под личиной мещанина из еврейского местечка в «черте оседлости» скрывается революционер. Но еврейская внешность, типичные национальные манеры, акцент и жестикуляция были для него лишь маской, служившей делу революции.

После трех лет подпольной деятельности, в 1908 г., Левинэ был арестован полицией в Минске. Усилия матери, приехавшей на помощь из Германии и не скупившейся на взятки, помогли его освобождению из тюрьмы. Евгений вернулся в Германию, в университете перевелся с юридического факультета на экономический, где избрал своей специальностью политическую экономию и экономическую статистику. Он защитил докторскую диссертацию по экономике. Для лучшего знакомства с пролетариатом поступил рабочим на сталелитейный завод, затем работал на наиболее значительных фабриках и заводах Мангейма.

В 1913 г. Левинэ переехал в Берлин, где читал лекции по теории социализма в клубах профсоюзов и познакомился с Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург.

За два года до войн­­ы Левинэ принял в Мангейме баденское подданство и затем, с началом войн­­ы, как «немец» был призван в армию. Поскольку он знал русский язык, на фронт его не послали, а назначили переводчиком при лагере для русских пленных в Гейдельберге. Он был цензором писем военнопленных. Умение Левинэ внушать доверие военнопленным подсказало начальству мысль использовать его в качестве агента для выпытывания у пленных русских штаб-офицеров военных тайн, но он отказался от сотрудничества: «Я социалист и шпионом никогда не буду!» После этого он был смещен с должности и отправлен в полк, а вскоре демобилизован. В 1915 г. Левинэ женился на Розе Бройдо, дочери польского раввина, ставшей коммунисткой и его помощницей в революционной работе.

Во время первой русской революции 1905 г. Евгений примкнул к эсерам. Работа на мангеймских фабриках, сблизившая Левинэ с пролетариатом, еще более связала его с марксистами. Октябрьскую революцию он принял полностью. В начале Германской революции Евгений вступил в «Союз спартаковцев», будущую Коммунистическую партию Германии. Речи Левинэ пользовались большим успехом. Он был глубоко подавлен убийством Либкнехта и Люксембург. После поражения коммунистического выступления в Берлине его усиленно разыскивала полиция, и ему приходилось скрываться. В это время «убежищем для коммунистов» считалась Бавария. В марте 1919 г. он прибыл в Мюнхен.

Кто прибыл в Баварию? Федор Степун, соученик Евгения по университету, доктор философии истории, впоследствии профессор и исследователь русской культуры в Университете Мюнхена, свидетельствует: «По своим взглядам он был гуманитарным атеистом, имел типичную еврейскую внешность с почти аристократическим длинным лицом, красивыми меланхолическими глазами. <…> Во время нашей дружбы он проявил себя необыкновенно мягким, даже сентиментальным молодым человеком, писавшим стихи об осеннем дожде, барабанившем по крышам домов рабочих».

Куда прибыл Евгений Левинэ? В 1919 г. в Баварии проживало 7 млн человек. По числу жителей она занимала второе место среди германских государств после Пруссии. За несколько дней до появления Левинэ в Мюнхене был убит премьер-министр Курт Эйснер – еврей, берлинский журналист, выпускник философского факультета Университета Марбурга. Он стал главой правительства, свергнув короля Людвига III из династии Виттельсбахов, правившей страной в течение 700 лет. Во время революции не погиб ни один человек. Еврей победил короля. Он мечтал создать режим, который бы отверг германский милитаризм и тевтономанию. Пацифист, не проливший ни одной капли крови, верил в победу своего дела, но был приговорен к неудаче: бескровные революции были обречены на поражение.

7 апреля 1919 г. была провозглашена Баварская советская республика во главе с лидером независимых социал-демократов поэтом Эрнстом Толлером. На заседании коммунистов, где обсуждалось их партнерство в правительстве с независимыми социал-демократами, Левинэ сказал: «Мы заключим эту колеблющуюся, нежную невесту – независимых (социал-демократов. – А. Г.) – в свои крепкие коммунистические объятия и позаботимся о том, чтобы из этого брака вышла могучая коммунистическая партия». Одним из условий Левинэ при формировании правительства был «немедленный захват банков пролетарской красной гвардией». Для Левинэ любой конкурент был врагом, с которым он готов был вступить в смертельную схватку. Толлер был против жесткой коммунистической линии. Роза Левинэ назвала его «баварским Лениным», но «баварским Лениным» был ее муж.

Тем временем войска свергнутого баварского правительства Иоганна Гофмана двигались на Мюнхен. Коммунисты во главе с Левинэ выступили с обращением к пролетариату: «Свергните Центральный совет (то есть правительство. – А. Г.) и Толлера. Теперь не время для политической фразеологии. Предстоит упорная борьба!» После шести дней на посту президента республики Толлер 14 апреля ушел в отставку, и коммунисты Евгений Левинэ, Макс Левин, Пауль Вернер и др. захватили власть. На помощь Левинэ в Мюнхен прибыли большевики из России, пассажиры ленинского «пломбированного вагона», евреи Товий Аксельрод и Александр (Шая Зеликович) Абрамович, с которыми Евгений познакомился во время полугодичной работы в информационном отделе советского полпредства в Берлине. Это были специалисты по организации мировой революции. Пацифиста Эйснера сначала сменил пацифист Толлер. Обосновывая уход в отставку, Толлер сказал: «Я считаю, что настоящее правительство является катастрофой для трудящихся масс». «Правительство-катастрофу» возглавил Левинэ. Он объявляет о захвате одиннадцати заложников и посылает Ленину радиотелеграмму об объявлении «подлинной пролетарской диктатуры» в Баварской советской республике.

27 апреля 1919 г. Ленин прислал новому коммунистическому руководству Баварии телеграмму: «...Очень просим вас сообщать чаще и конкретнее, какие меры вы провели для борьбы с буржуазными палачами шейдеманами (Шейдеман – канцлер Германии. – А. Г.) и Ко, создали ли советы рабочих и прислуги по участкам города, вооружили ли рабочих, разоружили ли буржуазию, использовали ли склады одежды и других продуктов для немедленной и широкой помощи рабочим, а особенно батракам и мелким крестьянам, экспроприировали ли фабрики и богатства капиталистов в Мюнхене, а равно капиталистические земледельческие хозяйства в его окрестностях, отменили ли ипотеки и арендную плату для мелких крестьян, удвоили или утроили плату батракам и чернорабочим, конфисковали ли всю бумагу и все типографии для печатания популярных листовок и газет для массы, ввели ли шестичасовый рабочий день с двух- или трехчасовыми занятиями по управлению, уплотнили ли буржуазию в Мюнхене для немедленного вселения рабочих в богатые квартиры, взяли ли в свои руки банки, взяли ли заложников из буржуазии, ввели ли более высокий продовольственный паек для рабочих, чем для буржуазии, мобилизовали ли рабочих поголовно и для обороны, и для идейной пропаганды в окрестных деревнях? Самое спешное и широкое проведение таких и подобных мер при самодеятельности рабочих, батрацких и особо от них мелкокрестьянских советов должно укрепить ваше положение. Необходимо обложить буржуазию чрезвычайным налогом и дать рабочим, батракам и мелким крестьянам сразу и во что бы то ни стало фактическое улучшение их положения...»

Баварское советское правительство не успело реализовать ленинскую программу ограбления Мюнхена и разрушения и так подорванной войн­­ой экономики Баварии. Но баварские советские министры в чем-то поступили по-ленински: банки были национализированы, квартиры у богатых были отняты и переданы бедным, 10 тыс. ружей были розданы рабочим, заложники были взяты и расстреляны. «Гуманитарный атеист» и «сентиментальный молодой человек», по словам однокашника Степуна, Левинэ стал превращаться в негуманного верующего коммуниста и кровавого правителя. 3 мая фрайкоры захватили Мюнхен. 5 мая были ликвидированы последние очаги сопротивления революционеров.

Баварский средний класс был напуган революцией и ответил жестоким антисемитским террором на зарождавшийся красный террор «чужаков», на их экспроприацию капиталистической собственности. Левинэ был идейным коммунистом, то есть насильником и разрушителем. После подавления революции он скрывался, но контрреволюционерам было важно его найти и уничтожить. За его поимку объявили крупную премию. Через десять дней после разгрома революционных отрядов Левинэ был арестован. Он был обречен. Из смертного приговора: «Провозглашение Советской республики было восстанием против существующего законного правительства. <…> Левинэ взял на себя всю ответственность за этот образ действий, который представляет собой преступление, именуемое государственной изменой. Левинэ был чужестранцем, проникшим в Баварию, государственно-правовые отношения которой его ни в какой мере не касались. Он преследовал свои цели, совершенно не считаясь с благом населения в целом, хотя он знал, что стране настоятельно необходим внутренний мир. При своей высокой умственной одаренности он в полной мере предвидел последствия своих поступков. Если кто-нибудь таким образом распоряжается судьбой народа, то можно считать твердо установленным, что его образ действий проистекает из бесчестного образа мыслей. На этом основании обвиняемому было отказано в признании смягчающих обстоятельств. Наоборот, суд считает строжайшее наказание настоятельным требованием справедливости. На изложенных основаниях, согласно ст. 3 Закона о военном положении, суд приговаривает обвиняемого к смерти». Смертный приговор был объявлен 3  июня и приведен в исполнение 5 июня 1919 г. Перед смертью Левинэ крикнул: «Да здравствует мировая революция!» Ему было 36  лет.

В последнем слове Левинэ ответил на главные обвинения: «Я лично хотел бы еще возразить по поводу упрека, сделанного собственно не прокуратурой, а извне, но к которому отчасти присоединился и прокурор, упрека в том, что это все были „чужие“. Я прекрасно знаю, что я по своему происхождению – русский, я – еврей, я – не из Баварии. Как же мог я осмелиться принять пост, о котором защитник сказал, что он равен посту премьер-министра? <…> Если я принял предложенный мне пост, то только потому, что полагал, что я в силу своей прежней деятельности в состоянии ориентироваться в хозяйственных вопросах, и еще потому, что считал себя лично вправе и вменял себе даже в обязанность, пока нет никого другого, этот пост занять. Пока я его занимал, я обязан был выполнять свой долг перед немецким и международным пролетариатом и коммунистической революцией».

При руководстве Эйснера и Толлера Баварская революция была бескровной. Приход к власти Левинэ привел ее в кровавую фазу. Республика просуществовала две недели. За это время в Мюнхене были закрыты газеты, не работали телеграф и телефон, был захвачен железнодорожный вокзал и блокированы подъездные пути, что привело к нехватке продовольствия в городе. Отели превратились в оружейные склады, стачки парализовали работу предприятий, в городе шли бои. Советская власть в Баварии как явление потрясла немецкое общество. Революция, происшедшая после проигранной Первой мировой войн­­ы, испугала многих немцев. Анархия, кровопролитие, паралич хозяйства, ликвидация частной собственности и кроваво-красный призрак Советской России оттолкнули баварцев от социалистической революции и ее вершителей, большинство которых было евреями.

В мюнхенских газетах руководство Советской республики называли «бандой сумасшедших, фантастов, фанатиков и преступников» и «тщеславными чужаками-агитаторами». Поэтесса и писательница Изольда Курц, писавшая репортажи о мюнхенских событиях, называла коммунистов Левинэ, Левина и Аксельрода «террористической группой». Доктор биологии Макс Левин, ближайший помощник Левинэ, коммунист из России, так же, как и он, заброшенный в Баварию для совершения мировой перманентной революции, был настроен по-большевистски. Будущий военный комиссар правительства Баварии Левин говорил: «Если К. Эйснер не возьмет курс на революцию и не защитит этот курс от Ауэра (Эрхард Ауэр – социал-демократ, министр внутренних дел правительства Эйснера. – А. Г.) и сторонников, то мы сбросим кабинет Эйснера, и кровопролитие не будет для нас преградой». Курц характеризовала Левинэ как «самого опасного, самого беспощадного и, вероятно, самого значительного среди вождей». Аксельрода она именовала «ужасом всех банков». Он потребовал немедленной конфискации всех ценностей, хранившихся в банках, и взлома банковских ячеек, владельцы которых не открыли их добровольно.

Большинство еврейских вождей не были баварцами, некоторые были иностранцами, чужаками, русскими евреями, стремившимися завезти в Германию большевистскую революцию. Чужестранцы, евреи убили заложников, среди которых были немецкие аристократы, члены «Общества Туле». Членом «Общества Туле» был и убийца Эйснера граф Арко Валлей – до того момента, когда обнаружилось «позорное» еврейское происхождение его матери. Убитые баварскими революционерами члены «Общества Туле» были немецкими националистами, превозносившими происхождение «арийской расы» и считавшими немцев «расой господ». Общество было создано в 1918 г. в Мюнхене. Его члены были ярыми противниками баварских революционеров и предшественниками национал-социалистов. Их девиз: «Помни, что ты немец! Держи свою кровь в чистоте!» Они исповедовали крайний национализм, мистицизм, антисемитизм, концепцию германского расового превосходства и были проповедниками пангерманской идеи о новом могущественном германском рейхе. В колыбели «Общества Туле», в Мюнхене, в центре крайнего германского национализма, «евреи», «чужаки», «большевики» замахнулись на «честь германской нации»!

Евреи, руководившие Баварской республикой, умерли не своей смертью: Курт Эйснер был убит правым экстремистом в 1918 г., Густав Ландауэр был растерзан карателями в 1919 г., Евгений Левинэ был расстрелян по приказу трибунала в 1919 г., Эрих Мюзам был забит до смерти в нацистском концлагере в 1934 г., Макс Левин и Товий Аксельрод бежали в Россию и были расстреляны там в 1937 и 1938 гг. соответственно, Эрнст Толлер покончил с собой в 1939 г.

Баварская революция и созданная Эйснером «еврейская республика» вдохновили правых. 5 января 1919 г. в мюнхенской пивной «Штернекерброй» была создана Национал-социалистическая рабочая партия. Она образовалась в результате слияния «Политического рабочего союза» Карла Харрера и «Комитета независимых рабочих» Антона Дрекслера. Оба были членами «Общества Туле». 12 сентября 1919 г. Адольф Гитлер, в то время ефрейтор 1-го резервного батальона 2-го Баварского пехотного полка, вышел из армии и стал членом новой партии.

Левинэ в детстве страдал из-за еврейского происхождения. Он – сначала подсознательно, а затем сознательно – перерабатывал эти детские обиды и унижения в картины несправедливого угнетения всех людей низкого социального положения. Отношение Левинэ к еврейскому вопросу было основано на указаниях Ленина (1913): «Кто бы прямо или косвенно ни выдвигал лозунг о еврейской „национальной культуре“, он является (каковы бы ни были его, быть может, хорошие намерения) врагом пролетариата, сторонником старого мира и кастовой позиции евреев, соучастников раввинов и буржуазии». Философия Левинэ состояла в том, что существование евреев как народа – фантазия, появившаяся на основе исковерканной социально-экономической системы и являющаяся карикатурой истории, а еврейская проблема решится путем исправления общества с помощью диктатуры пролетариата. Тогда еврей станет обычным человеком. Не только Левинэ, но и тысячи высокоинтеллигентных евреев верили в эту теорию и поступали согласно ей. Они ненавидели свое еврейство и боролись за революцию как за высоко моральное средство избавиться от еврейства на «законных основаниях». Это избавление было, по их мнению, благородным способом освобождения человечества от эксплуатации, подавления и унижения, в результате чего «еврейское обособление» исчезнет. Страшный конец Баварской революции вырвал из глубины души Левинэ предсмертное разочарование обществом. В последние часы жизни он ясно увидел причину поражения: он – чужестранец, русский, еврей, не баварец, замахнувшийся на управление чужой страной.

Баварская революция окончилась неудачей, но ее поражение не осталось без последствий. Оно вдохновило на создание национал-социалистической партии. Напуганные революцией германские националисты Мюнхена вступили в борьбу за превращение Веймарской республики в Третью империю германской нации. Коричневый ядовитый туман, исходивший от арийцев «Общества Туле» в Мюнхене, через 14 лет стал воздухом, которым Германия и Европа дышали в течение 12 лет.

Александр ГОРДОН

Сокращенный очерк из новой книги «Урожденные иноземцы», третьего тома трилогии «Безродные патриоты» и «Коренные чужаки». По вопросам приобретения книги можно связаться с автором по адресу: algor.goral@gmail.com

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Смысл и бессмысленность сопротивления

Смысл и бессмысленность сопротивления

Еврейское сопротивление и еврейский героизм в Аушвице

Еврееубийцы станицы Советской

Еврееубийцы станицы Советской

Как кубанские колхозники усердно выполняли свой «интернациональный долг» перед новой властью по истреблению евреев

«КГБ выделял евреев в особую категорию»

«КГБ выделял евреев в особую категорию»

Иудеи под недремлющим оком советских спецслужб

Товарищ Гитлер, Володя Ульянов и Мириам Каплан

Товарищ Гитлер, Володя Ульянов и Мириам Каплан

Реальные истории о «неудобных» еврейских фамилиях

Брожение призрака

Брожение призрака

Дело Ленина живет и разрушает

Шестиконечные «звездочки» генерала Гориккера

Шестиконечные «звездочки» генерала Гориккера

65 лет назад скончался создатель противотанковых «ежей»

Жизнь несостоявшихся возможностей

Жизнь несостоявшихся возможностей

Еврейские судьбы

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

«Еврей не может быть гражданином Рейха…»

«Еврей не может быть гражданином Рейха…»

85 лет назад в Нюрнберге были приняты «расовые законы»

«И на Тихом океане свой закончили поход»

«И на Тихом океане свой закончили поход»

75 лет назад Япония подписала акт о капитуляции

Обезьяна с гранатой

Обезьяна с гранатой

Катастрофа в Бейруте стала неизбежным следствием деградации Ливана

Во всем виноваты евреи…

Во всем виноваты евреи…

75 лет назад в Киеве произошел еврейский погром

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!