«Все привыкли, что в немецких синагогах говорят по-русски»

Беседа с раввином Гейдельберга и округа Рейн-Некар Янушем (Йоной) Павельчиком-Кисиным

– Господин раввин, еврей – это вероисповедание или национальность?

– Это и национальность, и религиозная принадлежность. В мире существует огромное число национальных групп, и евреи – одна из них. Одновременно иудаизм является одной из древних мировых религий. Интерес к ней проявляют люди различных национальностей и вероисповеданий. Совершенно естественно, что образованный человек хочет познакомиться с основами иудаизма, так же как он интересуется христианством, исламом или буддизмом.

– Однако в Германии нередко можно услышать, что еврейство – это исключительно религиозная принадлежность, а не национальность. Мол, есть немцы христианской веры и немцы иудейской веры...

– Подобная точка зрения была распространена в Германии в XIX и начале XX в. В то время евреи стремились интегрироваться в немецкое общество, не отказываясь при этом от своих корней. Тогда и возникла точка зрения, что евреи – это такие же немцы, только имеющие другую религию. Подобная позиция была в то время распространена и в других европейских странах. Нынче ситуация иная. В мире живет огромное число нерелигиозных евреев, но они также считают себя евреями. К тому же в современном мире распространена и двойная национальная самоидентификация: человек может одновременно считать себя евреем и немцем, евреем и русским... Не вижу в этом ничего плохого.

– Представители ведущих мировых религий – христианства, буддизма, ислама – проповедуют среди людей всех национальностей. Почему иудаизм обращается исключительно к евреям?

– Мы все на этой земле в гостях и когда-нибудь покинем этот мир. Но нам бы хотелось, чтобы народы, к которым мы принадлежим, сохранились в веках. Иудейская вера – это стержень, духовная основа еврейского народа, главная гарантия его сохранения как этноса. Именно благодаря иудаизму еврейский народ на протяжении веков не растворился в других народах, хотя евреи были рассеяны по свету и не имели своего государства.

– Но сейчас государство есть...

– И мы очень этому рады. Но большинство евреев в силу разных причин живет не в Израиле, хотя испытывает к нему теплые чувства, а в тех странах, в которых жили их предки. Или эмигрируют в другие страны. Религия сплачивает еврейские общины по всему миру. Именно поэтому иудаизм обращается только к евреям. В этом нет снобизма или национальной ограниченности. Мы просто хотим сохраниться как народ. И искренне желаем, чтобы все прочие народы также сохранили свою идентичность.

Иудейские общины никогда не занимались миссионерством среди представителей других народов. Мы ведем миссионерскую работу, но исключительно среди евреев, которые, к сожалению, не придерживаются в повседневной жизни религиозных норм. Для других же религиозных общин евреи не являются конкурентами. C другой стороны, еврейские общины всегда открыты для диалога и общения со всеми интересующимися.

– По вашим оценкам, какая часть евреев в Германии придерживается в повседневной жизни канонов иудаизма?

– Полагаю, 15–20%. Этот процент примерно одинаков во всех странах – и в Германии, и в США, и в Израиле, и в России.

– Немного...

– По-настоящему религиозных людей вообще немного. Но они составляют тот костяк, который помогает сохранить нашу нацию.

– Давайте поговорим о Еврейской общине Гейдельберга, раввином которой вы являетесь. Насколько она велика?

– В нашей общине зарегистрированы 417 человек.

– Много ли среди них русскоязычных?

– Думаю, что более 80%. Русско­язычные составляют большинство во всех еврейских общинах Германии. Все уже привыкли, что в немецких синагогах говорят по-русски. До начала массовой эмиграции из постсоветских стран еврейская община в Гейдельберге была совсем небольшой, хотя традиции еврейской жизни в городе насчитывают несколько столетий. Но значительная часть евреев погибла после прихода к власти нацистов.

В 1986 г. на открытии нового общинного центра во Франкфурте-на-Майне тогдашний председатель Центрального совета евреев в Германии Игнац Бубис сказал: «Евреи распаковали чемоданы». После окончания войны и, наверное, до середины 1980-х немногие евреи, оставшиеся в Германии или даже переехавшие сюда, можно сказать, «жили на чемоданах», воспринимая ФРГ как временное пристанище. С началом массовой еврейской эмиграции из бывшего СССР ситуация принципиально изменилась: новоприбывшие стремились побыстрее распаковать чемоданы и устроиться на новом месте, да и старожилы постепенно стали распаковывать чемоданы, увидев шанс на возрождение в Германии еврейской жизни. Так, например, в январе 1994 г. в Гейдельберге была открыта новая синагога. Прежняя была разрушена нацистами.

– Далеко не всем понятно, почему евреи из бывшего СССР едут в Германию. Некоторые считают, что им было бы правильнее обратить свои взоры на Израиль.

– Когда этот процесс начался, его можно было рассматривать как выражение доверия евреев к стабильности германской демократии и знак уверенности в том, что трагедия прошлого не повторится. С одной стороны, критиков можно понять. Израиль – национальный дом еврейского народа, и там легче жить в соответствии с национальными и религиозными традициями. Хотя и в Израиле, к сожалению, порой возникают трения между светскими и религиозными. С другой стороны, у каждого человека, у каждой семьи – свои жизненные обстоятельства, приведшие к переезду в Германию. Кто-то хотел жить в европейской стране, кому-то больше подошел здешний климат, кто-то именно здесь видел возможности профессиональной самореализации...

– Как развивалась еврейская общинная жизнь в Гейдельберге в последние годы?

– Мне думается, очень успешно. Перед общиной стояли две глобальные задачи: способствовать интеграции новоприбывших русскоязычных соотечественников и одновременно привлечь их к еврейской общинной жизни. Думаю, что с обеими задачами мы успешно справились. Среди членов общины – врачи, адвокаты, программисты, коммерсанты, ученые… Эти люди успешно интегрировались в немецкое общество. В первую очередь это касается молодежи. Интеграция людей среднего возраста и особенно пожилых прошла не так успешно, но они радуются успехам своих детей.

– Какова роль раввина в вашей общине?

– Строго говоря, для проведения богослужений и различных церемоний его присутствие не обязательно. Но желательно. Раввин – это знаток еврейских религиозных законов, друг, учитель и наставник для членов общины. Во всяком случае, так должно быть. К этому необходимо стремиться.

– Как человек становится раввином?

– По воле Господа. Конечно, можно стремиться стать раввином. Но человек не может сам определить, достоин ли он этой чести. Многие будущие раввины с детства посещали религиозные школы – иешивы. Там изучаются и светские предметы, но основное внимание уделяется религиозным дисциплинам. После окончания иешивы или обычной светской школы можно поступить в специальную «школу раввинов», чтобы по ее окончании получить специальный раввинский диплом – смиху. С ним можно работать раввином общины или быть свободным раввином, заниматься просветительской, научно-религиозной, издательской деятельностью и т. д.

– Как становятся общинным раввином? Как вы попали на эту должность?

– Обычно на должность раввина приглашает правление общины. Иногда этому предшествует конкурс или иная процедура отбора. Мой случай был не совсем обычным. Я с 1990 г. являюсь активным членом Еврейской общины Гейдельберга. Выполнял в ней обязанности кантора, габая (распорядителя религиозных церемоний), социального работника и переводчика для русскоязычных сооте­чественников, преподавателя еврейской религии для детей. В 2006 г. в общине освободилось место раввина. Я на него не претендовал, поскольку не имел смихи. Но члены общины настояли на том, чтобы я исполнял обязанности раввина. А в 2009 г. я получил смиху в Лондоне.

– Каковы ваши основные обязанности?

– Главный день у раввина, как и каждого еврея – Суббота (Шаббат). Этот день полностью посвящен богослужению и религиозным размышлениям. Но, разумеется, работы хватает и в другие дни. Раввин проводит религиозные занятия для детей (это является частью школьной программы) и взрослых. Часто ко мне обращаются члены общины с самыми разными вопросами, нередко не связанными с религией.

– В чем вы видите свою главную задачу как раввина?

– Самое главное – это гармония между раввином и членами общины. Раввин не может быть слишком мягким или, наоборот, слишком жестким. Иногда ему надо быть дипломатом и промолчать, иногда – проявить твердость. Особенно если это касается принципиальных вопросов еврейской жизни.

– Расскажите, пожалуйста, немного о себе.

– Я родился в 1966 г. в Польше, в Силезии, в еврейской семье. В 1980 г. наша семья переехала в Германию и поселилась в Эслингене (Баден-Вюртемберг). Мои родители не были религиозными людьми. А у меня в подростковом возрасте проявился интерес к еврейской религии, и я стал посещать еврейскую общину в Штутгарте, поскольку в Эслингине ее тогда не было. Меня также всегда интересовал русский язык. Я изучал его и в польской, и в немецкой школе. В выпускном классе гимназии я принял участия в федеральной, а затем и в международной олимпиаде по русскому языку. В качестве приза получил стипендию для обучения на филфаке Ленинградского университета. Проучился там полтора года. С 1990 г. живу и работаю в Гейдельберге. Окончил здесь университет по специальностям «иудаика» и «славистика».

– Позвольте спросить о вашей двойной фамилии и двойном имени?

– Все очень просто. Имя Януш – польское, полученное мной при рождении. Йона – еврейское имя, близкое по звучанию. Так звали одного из пророков. А двойная фамилия образовалась после женитьбы. Мы с будущей супругой решили объединить не только наши судьбы, но и наши фамилии. Ее зовут Ирина, она родом из Москвы. Мы познакомились во время учебы в университете.

Беседовал Илья БРУШТЕЙН

Фото из личного архиваЯ. Павельчика-Кисина

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Море крови

Море крови

Что общего между египетским фараоном, Путиным и лидерами ХАМАСа?

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

«Чужой среди своих»

«Чужой среди своих»

Чему Ной мог учить Авраама?

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

После Завета радуги

После Завета радуги

Для чего был нужен Всемирный потоп

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Вопрос «Что я делаю?» и изгнание

Вопрос «Что я делаю?» и изгнание

Допустимо ли «закрывать глаза» на нарушения Торы?

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Вопрос Лемеха: «Что я делаю?»

Вопрос Лемеха: «Что я делаю?»

Последствия непотопляемой, беспричинной ненависти

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Что посеешь…

Что посеешь…

Элул – время подготовки к Дням Трепета от Рош ха-Шана до Йом-Кипура

Недельные чтения Торы

Недельные чтения Торы

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!