Парадоксы польской души

Одни ненавидели жидов, другие спасали евреев

Зофья Косcак-Щуцка

Вопросы истории не оставляют польскую политику. Не успели утихнуть споры между Польшей и Израилем по поводу «польских лагерей смерти» и обвинений поляков в коллаборационизме, как произошел новый неприятный инцидент. Перед зданием посольства Польши в Тель-Авиве к послу Мареку Магеровскому подошел человек, который бросился на него и начал кричать что-то, чего посол не понял и что в посольстве охарактеризовали как «физическое и словесное нападение на польского дипломата». Позже полиция Израиля задержала 65-летнего нападавшего. Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий осудил «расистский акт агрессии», пресс-секретарь МИД Польши Ева Сувара призвала власти Израиля обеспечить «надлежащую и эффективную» защиту польских дипломатов, а посол Израиля в Варшаве Анна Азари была вызвана «на ковер» в польский МИД.

Пресс-секретарь МИД Польши не опровергла, но и не подтвердила распространенную в польских СМИ информацию о том, что нападение на Магеровского может быть связано с дискуссией на болезненно воспринимаемую в Польше тему реституции имущества евреев, которое было утрачено во время и после Второй мировой войн­ы. 11 мая у посольства США в Варшаве польские националисты организовали акцию протеста против выполнения властями Польши рекомендаций американского «Закона 447», который касается возвращения жертвам Холокоста или их потомкам утраченного после войн­ы имущества. После его принятия посланник Госдепартамента США по антисемитизму Элан Карр потребовал от Польши принять меры по этому вопросу. Тогда глава польской партии «Союз реальной политики» Станислав Михалкевич заявил: «Поляки должны теперь заплатить евреям 300 млрд долл. за то, что их убивали немцы». В ответ на это еврейское лобби в Америке подчеркивают, что Польша остается единственным европейским государством, не принявшим национальной комплексной программы по реституции имущества жертвам Холокоста или выплаты им материальных компенсаций. Хотя и подписала в 2009 г. Терезинскую декларацию по вопросам реституции имущества пострадавшим от Холокоста.

Сама Польша – во многом оправданно – считает себя одной из главных жертв нацистской Германии и требует от ФРГ выплатить за это компенсацию в размере 850 млрд долл. Что же касается Израиля, то он не концентрируется на материальных претензиях, а заявляет, что Варшава должна признать ответственность за содействие, которое польские граждане оказывали нацистам в ходе многочисленных актов убийств евреев. При этом в оккупированной нацистами Польше 6863 человек, рискуя своей жизнью, уберегли от неминуемой смерти до 120 тыс. евреев и впоследствии были признаны Праведниками народов мира. По их абсолютному числу Польша заняла первое место в мире. Но драматическое прошлое страны свидетельствует и о позорных страницах в летописи отношений между двумя народами.

За что поляки евреев невзлюбили

Ответ на этот вопрос дает драматическая история Польши, где иудеи жили более 1000 лет, пополняясь за счет притока единоверцев из Западной Европы. С XIV в. они пребывали под защитой польских королей и магнатов, умножавших свои богатства посредством еврейских кредиторов, сборщиков налогов, пошлин, податей. Речь Посполита была тогда единственным терпимым к евреям государством Европы. Но по мере усиления клерикализма и шляхетских междоусобиц исчезала толерантность к зажиточным и малоимущим евреям (мелким торговцам, кустарям, арендаторам, шинкарям), воспринимавшимся как конкуренты и эксплуататоры. Все больше польских крестьян, мещан и шляхтичей, провоцируемых церковными догмами о «смертных грехах» евреев и бытовыми предрассудками, проникались завистью и ненавистью к «иудину племени».

Социально-экономический статус еврейства резко ухудшился в XVII–XVIII вв. вследствие зверств Б. Хмельницкого, разорительных войн­ и разделов Польши. Чуждые аборигенам обычаи, традиции и язык иудеев, замкнутых в кагалах и «чертах оседлости», затрудняли их интеграцию в польское общество и усиливали в нем юдофобию. Поляки упрекали евреев в антипатриотизме и пособничестве завоевателям, несмотря на активное участие многих еврейских сограждан в восстании Т. Костюшко и защите Варшавы от российских войск (1794 г.), национально-освободительном движении в Царстве Польском (1830–1831), в патриотических манифестациях и Январском восстании (1861–1863). Вместе с тем передовая интеллигенция видела в евреях соратников в борьбе за независимость Польши. Адам Мицкевич был убежден в том, что их союз с поляками приведет к культурному и экономическому возрождению страны и в одном из своих воззваний требовал: «Старшему брату Израилю – уважение, братство, помощь на пути к его вечному и земному счастью, равные со всеми права».

Однако и после воссоздания польского государства крайние националисты всячески разжигали в обществе антисемитизм, используя разные предлоги: наличие в Красной армии командиров и комиссаров еврейского происхождения во время советско-польской войн­ы 1919–1921 гг.; критику евреями-оппозиционерами юдофобских акций президента Ю. Пилсудского в 1926–1935 гг. (разорение еврейских предпринимателей, снижение уровня жизни евреев, сохранение процентной нормы в школах и вузах, «жидовские скамьи» в аудиториях университетов, ограничения в приеме евреев на государственную службу, отказ от финансирования их учебных заведений, расширения прав организаций, травля в прессе и избиения евреев). Наконец, еврейских жителей Восточной Польши после ее раздела между Гитлером и Сталиным огульно винили в предательском сотрудничестве с советской властью (1939–1941).

Добровольные пособники Холокоста

К моменту нападения нацистской Германии на Польшу в ней проживало 3,3 млн евреев. Из них 2 млн оказались на территории Третьего рейха и «польского генерал-губернаторства», а 1,3 млн – в советской зоне оккупации. На еврейское население обрушился весь ужас расистско-террористического режима: всеобщее бесправие и разорение, запреты на передвижение, многие профессии, отправление религиозных обрядов, еврейское обучение, отказ в социальном и медицинском обеспечении. Любое нарушение приказов немецких властей каралось вплоть до смертной казни. Происходила массовая депортация евреев в трудовые лагеря и гетто с тяжелейшими условиями жизни. А после Ванзейской конференции (январь 1942 г.) началось тотальное истребление еврейства. В ходе «операции „Рейнхардт“» с лета 1942-го по осень 1943-го только в трех лагерях смерти (Белжец, Собибор, Треблинка) погибло свыше 2 млн евреев из оккупированных стран Европы. Кроме того действовали концлагеря в Майданеке, Плашове, Хелмно. Самый крупный комплекс Аушвиц – Биркенау стал местом гибели 1,1 млн евреев. Жертвами Холокоста оказались около 3 млн польских евреев, включая убитых на западе Украины и Белоруссии.

Значительная часть поляков равнодушно относилась к страданиям еврейских сограждан, а оголтелые националисты злорадствовали по этому поводу, усердно содействовали Третьему рейху в «окончательном решении еврейского вопроса». Коллаборанты сотрудничали с немецкой администрацией и спецслужбами в качестве осведомителей и доносчиков на скрывавшихся от гестапо евреев. В полиции они несли охранную службу при транспортировке и патрулировании евреев в гетто и концлагеря. Предприниматели выполняли германские заказы, журналисты и издатели участвовали в проведении антисемитской пропаганды. А многие поляки грабили соседей-евреев, заставляли их платить за молчание об укрытиях или напрямую сдавали немцам.

Ужасным антиеврейским злодеянием польских обывателей стал погром в городке Едвабне, где 10 июля 1941 г. произошла садистская расправа с «жидами»: им вырезали языки и выкалывали глаза, их убивали топорами и вилами, топили в пруду. Местный ксендз отказался остановить кровопролитие, а гитлеровцы приказали полякам уничтожить всех оставшихся в живых евреев – их загнали в овин, где сожгли более 340 человек, включая трупы ранее убитых. И это был вовсе не единичный случай: подобные преступления во время Второй мировой войн­ы поляки совершили как минимум в 24 районах страны, в том числе в Щучине, Кельце, Кракове и Радзивиллове (где было убито 659 евреев).

«Кровь беззащитныхвзывает о мести»

Многие польские граждане, негодуя против нацистского произвола, испытывали сочувствие к безвинным жертвам Катастрофы, но страх перед неизбежной расправой над семьей нередко парализовал желание помочь евреям. И все же находилось немало честных и мужественных людей, которые решались укрывать у себя гонимых, переправлять их в безопасные места, тайно передавать продукты и лекарства узникам гетто. Спасители евреев объединялись в подпольные организации. Основателем одной из них была Зофья Коссак-Щуцка, писатель и публицист с консервативной католической ориентацией и антиеврейскими предубеждениями. Ее отец боролся за независимость родины и ненавидел большевиков, которых отождествлял с евреями. Получив высшее образование, Зофья стала литератором и активистом католического движения за духовно-нравственное оздоровление общества, была награждена престижными премиями и орденом Возрождения Польши. После оккупации страны возглавила подпольную организацию «Фронт возрождения Польши», нелегально выпустила журнал «Polska żyje» («Польша жива»). А когда начался геноцид евреев, потрясенная Коссак, руководствуясь принципами гуманизма, в августе 1942 г. написала «Протест» – антифашистский манифест, тысячи копий которого разослала во все концы страны. При этом она не отрекалась от своих взглядов: «Мы не перестаем считать их (евреев. – Д. Ш.) политическими, экономическими и идейными врагами Польши. Более того, мы отдаем себе отчет в том, что они ненавидят нас больше, чем немцев, и считают нас соучастниками своих несчастий. На каком основании – это остается тайной еврейской души... Но осознание этих чувств не освобождает нас от обязанности осудить преступление». Далее следовало описание вопиющих событий, очевидцем которых стала Коссак: «В Варшавском гетто, за стеной, отрезавшей его от мира, несколько сотен тысяч обреченных ожидают своей смерти. Для них нет надежды на спасение, нет помощи ниоткуда. Улицы патрулируют каратели, стреляющие в каждого, кто осмеливается выйти из дома... На мостовых гниют человеческие трупы... Неспособных ходить детей забрасывают на телеги. Матери, глядя на это, сходят с ума... Столкнувшись с подобными страданиями, люди предпочли бы быструю смерть... Все, что творится в Варшавском гетто, уже происходило в сотнях польских городов и местечек. Число убитых евреев перевалило за миллион, и эта цифра увеличивается с каждым днем... Вся их вина состоит в том, что они родились евреями, приговоренными Гитлером к уничтожению».

«Протест» завершался гневным осуждением примиренчества по отношению к тягчайшим преступлениям нацизма и страстным призывом противостоять им: «Мир взирает на эти злодеяния, самые страшные в истории человечества, и молчит... Молчат Англия и Америка, молчат поляки и даже международное еврейство... Тот, кто молчит перед лицом убийства, становится пособником убийцы. Кто не осуждает – тот одобряет. Мы не властны активно противостоять немецким убийствам... однако мы протестуем из глубины наших сердец, охваченных состраданием, негодованием и ужасом. Этого от нас требует христианская совесть. Кровь беззащитных взывает к Небу о мести. Кто вместе с нами не поддержит этот протест – тот не католик. Навязанная роль наблюдателя кровавого зрелища, разыгрывающегося на польской земле, может... убедить в том, что можно безнаказанно убивать ближнего. Кто не понимает этого и связывает гордое и свободное будущее Польши с радостью от несчастий ближнего, тот не католик и не поляк!»

В сентябре 1942 г. Зофья Коссак создала Совет помощи евреям с кодовым названием «Żegota» (использовав имя Конрада Жеготы из «Дзядов» А. Мицкевича). Соучредителем совета стала художник-искусствовед Ванда Крахельская-Филипович, жена бывшего посла Польши в США, которая создала подпольную типографию и вела проеврейскую агитацию среди населения. После смены руководства совета З. Коссак вышла из его состава и работала в Организации социальной самопомощи в качестве связника между «Жеготой», католическими монастырями и приютами. В 1943-м она была арестована гестапо, отправлена в Освенцим, затем переведена в варшавскую тюрьму. Суд приговорил ее к смертной казни, но благодаря подпольщикам ей удалось вырваться из застенков. Перейдя на нелегальное положение, она продолжала борьбу и приняла участие в Варшавском восстании.

Демократически настроенные католики – члены «Жеготы», действовавшей под эгидой Польского правительства в изгнании и частично финансируемой его представительством в оккупированной стране (Делегатурой), – собирали деньги для больниц и детских домов в гетто Варшавы и Лодзи, переправляли десятки евреев из крупных городов. Они с риском для жизни уводили евреев из гетто, трудлагерей и депортационных поездов, прятали их в безопасных местах, снабжали деньгами, продуктами, лекарствами, фальшивыми документами. Им удалось вывезти из гетто 9000 детей и разместить их в приемных семьях, приютах и монастырях. Только в Варшаве летом 1944 г. на конспиративных квартирах скрывались более 4000 евреев. У «Жеготы» было около ста филиалов в Кракове, Львове, Кельце, Радоме и др. Она стала единственной польской организацией, действовавшей вместе с сионистами и бундовцами. Руководители «Жеготы» издавали обращения к полякам и немцам с призывами спасать евреев. Около 3000 поляков, участвовавших в ее операциях, были казнены нацистами.

«Яд ва-Шем» признал их Праведниками

В декабре 1942 г. «Жегота» была реорганизована на более широкой основе с участием польских и еврейских демократических объединений. Ее генеральным секретарем стал Юлиан Гробельный, а казначеем Фердинанд Аршиньский – функционеры довоенных оппозиционных партий. Одним из ведущих активистов «Жеготы» был Владислав Бартошевский, брошенный в Освенцим после облавы и тяжелобольным выпущенный оттуда благодаря усилиям польского Красного Креста. Он стал одним из создателей «Еврейского реферата» при Делегатуре, сотрудничал с Бюро информации и пропаганды Армии Крайовой (АК), подчиненной правительству в изгнании, – ядром польского Сопротивления. Делегатура объявила выдачу евреев преступлением, и созданные при АК чрезвычайные суды в 1943 г. приговорили к смертной казни разнузданных антисемитов.

Генрик Волинский до войн­ы работал в польской генпрокуратуре. Под псевдонимом Вацлав он возглавил Еврейский отдел в штабе АК, собирал для докладов польскому правительству в Лондоне информацию о положении евреев в оккупации и юдофобской политике нацистов, был связующим звеном с Еврейской боевой организацией. Предоставлял евреям трудоустройство и кров, добывал оружие для еврейского подполья. После ареста гестапо и выкупа оттуда за взятку он руководил одной из ячеек «Жеготы».

Его соратник Генрик Ивански, кадровый офицер, также посвятил себя поддержке евреев через Сопротивление. Став членом польского Союза вооруженной борьбы, он сыграл важную роль в создании Еврейского военного союза и его обеспечении оружием, боеприпасами. Во время восстания в Варшавском гетто Генрик командовал особым отрядом АК. Несмотря на ранение, вместе с евреями продолжал участвовать в боевых действиях, а его сын Роман и брат Вацлав погибли.

Витольд Биенковский, польский политик и журналист, во время немецкой оккупации стал одним из основателей Польского фронта возрождения, офицером контрразведки АК и ведущим членом «Жеготы». Редактировал нелегальные газеты и журналы, писал антифашистские брошюры. А с 1943 г. был директором Еврейского отдела при МВД Делегатуры.

Выдающуюся роль в спасении польских евреев сыграла Ирена Сендлер, дочь врача, лечившего еврейскую бедноту. В оккупации она руководила варшавской ячейкой «Жеготы», помогая евреям в подполье. Под прикрытием ухода за больными детьми посещала Варшавское гетто и лично вывезла оттуда 2500 малышей (всего в Варшаве были спасены 9000 еврейских детей). Младенцев прятала в ящик из-под инструментов, а старших – под брезентом в кузове грузовика, в котором обученная собака заглушала детский плач лаем. Ирена передавала их в детдома, семьи и монастыри, вела зашифрованную запись их данных в надежде после войн­ы разыскать родственников. В 1943 г. ее арестовали, искалечили и приговорили к смерти, но подкупленные охранники помогли ей бежать. До конца войн­ы Сендлер скрывалась под чужим именем, продолжая помогать еврейским детям. После победы пыталась найти родителей спасенных, но большинство из них погибло в лагерях.

Еще одна праведница – францисканка Матильда Геттер, 70-летняя настоятельница монастыря в Варшаве, – во время оккупации тесно сотрудничала с «Жеготой», передавая фальшивые документы для преследуемых, прятала их под видом своих работников, кормила, лечила. В приютах конгрегации она вместе с рядовыми монахинями спасла до 550 детей из гетто.

Самых добрых слов заслуживают и другие поляки – Праведники народов мира. Среди них – театральный художник Мария Гжегожевска, психолог Ирена Сольская, руководитель скаутов Ева Рыбицка, профессора Станислав и Мария Оссовские, литератор Стефания Семполовская, сенатор Зофия Родзиевич. В организацию входили и простые граждане: портной Станислав Михальский, фермеры Анджей Кайчак и Павел Гармушко, рабочий Казимеж Куц и многие другие. Незаурядной личностью, впервые открыто возвестившей миру о тотальной расправе гитлеровцев над евреями, оказался Ян Ромуальд Козелевски, вошедший в историю под именем Яна Карского (см. «ЕП», 2019, № 6).

Такие разные судьбы

Послевоенные судьбы польских Праведников сложились по-разному. Я. Карский в 1944 г. написал бестселлер «Курьер из Польши». Он не смог вернуться на родину, ставшую вассалом СССР. Получив гражданство США, преподавал политологию, опубликовал исследование «Великие мировые державы и Польша». Женился на еврейке из семьи, все члены которой погибли. В документальном фильме Клода Ланцмана «Шоа» (1985) рассказал об ужасах Катастрофы. Он писал: «Все замученные евреи Польши стали моей семьей... Второй первородный грех, которое человечество совершило в отношении евреев Европы, будет преследовать его до конца времен».

В. Биенковский в 1945-м был отправлен в лагерь НКВД, откуда сбежал. Позже стал главным редактором юдофильского еженедельника и депутатом Сейма. В. Бартошевский также много писал о Холокосте, выступал против антисемитизма в современной Польше. За поддержку «Солидарности» был репрессирован, а когда рухнул коммунистический режим, стал дипломатом. На заседании Европарламента, посвященном памяти жертв Холокоста, министр иностранных дел Польши Бартошевский сказал: «Спасать любого человека от гибели – великая миссия. Спасать еврея – миссия великая вдвойн­е, ведь речь идет о самом гонимом народе, ставшем фундаментом современной европейской цивилизации».

З. Коссак-Щуцка бежала от коммунистических властей на Запад и домой вернулась в период десталинизации. Став Праведником народов мира, была выдвинута на Нобелевскую премию.

И. Сендлер коммунисты арестовали за сотрудничество с прозападными силами во время войн­ы, на допросах погиб ее недоношенный ребенок. Лишь через 25 лет после присвоения звания Праведника она смогла посетить Израиль. В 2009 г. вышел фильм «Храброе сердце Ирены Сендлер». Последние годы жизни она провела в частном санатории женщины, которую спасла из гетто.

Монахиня М. Геттер в 1968-м скончалась в одиночестве в Варшаве.

В честь героинь «Жеготы» Национальный банк Польши в 2009 г. выпустил памятные монеты. Сегодня в стране проживает всего несколько тысяч евреев, в основном в крупных городах. Поляки болезненно реагируют на обвинения их в антисемитизме (см. статью Р. Бараца в «ЕП», 2018, № 9).

Давид ШИМАНОВСКИЙ

 

Израиль переключается с Польши на Украину

Израильский институт «Шем Олам» заявил о том, что сворачивает свою активность в Польше и переключается на работу в Украине. «Шем Олам» специализируется на изучении религиозной жизни и трагедии ортодоксальных общин во время Холокоста. Каждый год в стенах этого исследовательского и образовательного центра проходят подготовку 20 гидов, сопровождающих группы в поездках по местам, связанным с историей Катастрофы в Европе. Такие образовательные туры – важная часть израильского формального и неформального образования. Организация подобных туров является важной частью работы центра. Традиционно поездки совершались в первую очередь в Польшу, где во время Второй мировой войн­ы были расположены нацистские лагеря смерти. Однако теперь «Шем Олам» отказывается продолжать работу в этой стране.

Решение связано в первую очередь с тем, что новое законодательство в Польше ограничивает некоторую риторику, связанную с геноцидом. Речь идет о поправках к Закону об Институте национальной памяти, принятых Сеймом в начале нынешнего года и запрещающих обвинения польского народа в участии в Холокосте. «Польский народ пытается отрицать свои преступления во время Холокоста, но главной проблемой является польское правительство, которое в последнее время придерживается опасной политики отрицания Холокоста и антисемитизма», – заявил раввин Авраам Кригер, директор института «Шем Олам».

Сама Польша не согласна с утверждением о том, что ее закон призван отрицать Холокост, подчеркивая, что он служит для предотвращения попыток злоупотребления памятью о геноциде. Варшава также утверждает, что решительно борется с антисемитизмом, уровень которого в Польше значительно ниже, чем в западных странах, и продолжает сокращаться.

Кроме того, институт выражает опасение, что поездки в Польшу носят все более туристический характер, не выполняя своей образовательной функции. Сокращение доходов туристической отрасли, связанное с уменьшением количества израильтян, приезжающих в туры по Польше, по мнению администрации института, может способствовать тому, что власти этой страны задумаются о корректировке своей политики. В дальнейшей работе «Шем Олам» планирует сконцентрироваться на Украине. Хотя здесь, по словам рава Кригера, тоже есть свои проблемы, связанные с коллаборационизмом, «здесь меньше поддержки ревизионизма на правительственном уровне». Кроме того, по его мнению, здесь больше уважения к памяти жертв.

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Продолжатели дела нацистов

Продолжатели дела нацистов

Что говорит истинное происхождение ХАМАСа о его природе

Ученый и «большой ученый»

Ученый и «большой ученый»

75 лет назад Сталину было направлено необычное письмо

«Не позволял душе лениться…»

«Не позволял душе лениться…»

К 115-летию со дня рождения Льва Арцимовича

«За нас работать никто не будет»

«За нас работать никто не будет»

К 115-летию со дня рождения Александра Печерского

105 лет назад: Гражданская вой­на и погромы

105 лет назад: Гражданская вой­на и погромы

Фрагмент будущей книги о различных этапах еврейской истории Украины

Жертва истории

Жертва истории

120 лет назад родился Леопольд Треппер

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

Забытые ужасы, скрытые в мрачной тени Шоа

Забытые ужасы, скрытые в мрачной тени Шоа

27 января – Международный день памяти жертв Холокоста

Приказано отступить

Приказано отступить

Условные союзники всякий раз лишали Израиль решительной победы

Вильгельмовское тридцатилетие

Вильгельмовское тридцатилетие

К 165-летию со дня рождения кайзера Вильгельма II

Красавчик Саша

Красавчик Саша

90 лет назад умер Александр Ставиский

Куба: с антиизраилизмом, но без антисемитизма

Куба: с антиизраилизмом, но без антисемитизма

К 65-летию Кубинской революции

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!