«Красный Ришелье»

135 лет назад родился Михаил Грузенберг (Бородин)

Михаил Грузенберг

Это одна из самых известных и в то же время – таинственных фигур в истории революционного движения. Никогда не входя в высшее руководство партии большевиков и Коминтерна, Бородин был одним из самых доверенных лиц этого руководства. В России о нем нет ни одной книги. Зато в США ему посвящены две объемистые монографии: «Михаил Бородин. Человек Сталина в Китае» Д. Джекобса и «Михаил Бородин и китайская революция 1923–1925 гг.» Л. Холубничи. Эти книги, недавние работы российских историков Л. С. Хейфеца, В. Усова и В. В. Вишняковой-Акимовой, а также отдельные публикации в Интернете позволяют воссоздать образ этого человека.

Михаил Маркович Бородин (Грузенберг) родился 9 июля 1884 г. в бедной еврейской семье в деревне Яновичи Витебской области. Детство и ранняя юность его прошли в Латвии. С начала 1900-х он принимал активное участие в революционном движении – сначала в рядах Бунда, затем работал в латышских социал-демократических кружках. В 1903 г. вступил в РСДРП(б). В эмиграции познакомился с Лениным, который после «Кровавого воскресенья» 1905 г. направил 19-летнего Михаила в Ригу для участия в работе подпольной большевистской организации. Там он был секретарем Рижского комитета РСДРП(б), делегатом Таммерсфорсской конференции большевиков и IV Объединительного съезда РСДРП в Стокгольме.

После поражения революции 1905–1907 гг. эмигрировал в Великобританию, затем в США. За десять лет жизни в Америке стал видным деятелем русской политической эмиграции: активно участвовал в работе Социалистической партии США, поддерживал контакты с большевистским руководством в Европе, организовал школу для политэмигрантов и был членом Общества помощи русским политзаключенным. После Октябрьской революции вернулся в Россию и сразу окунулся в работу: его многолетнее пребывание в эмиграции и свободное владение английским были необходимы партии и советскому государству в международной деятельности.

В августе 1918 г. Бородин доставил в США «Письмо американским рабочим» В. И. Ленина, в котором тот упоминал о посланце: «Товарищи! Один русский большевик, участвовавший в революции 1905 г. и затем много лет проведший в вашей стране, предложил мне доставку моего письма к вам».

В том же 1918-м по указанию Ленина Бородин был направлен в Швецию с официальной миссией подготовить почву для создания советского полпредства и урегулировать вопросы, связанные с дореволюционным финансированием партии большевиков. Неофициально же он представлял оргкомиссию III Интернационала.

В январе 1919 г. (после поражения Германии в Первой мировой) Бородин вместе группой большевиков (В. Воровский, М. Литвинов и др.) был выслан в Советскую Россию. А в Госдепартамент США ушло донесение, в котором с удовлетворением констатировалось, что с высылкой этих «красных агентов» остановлены «движущие силы», готовившие большевистскую революцию в Скандинавии.

Документы Коминтерна свидетельствуют как о состоявшихся, так и о планировавшихся командировках Бородина, что говорит о его востребованности. И если сначала это было связано с нехваткой людей, знавших иностранные языки и имевших международный опыт, то затем определяющими стали накопленные связи и умение устанавливать необходимые контакты.

Ему доверили представлять Исполком Коминтерна (ИККИ) на переговорах с Коммунистической рабочей партией Германии, он участвовал в Амстердамской конференции компартий Европы и Америки, пытался убедить лидеров Коммунистического Интернационала молодежи перенести II конгресс КИМа в Москву.

«Ранние» большевики почти всю свою энергию расходовали на борьбу за мировую революцию (теории Сталина о возможности построения социализма в одной отдельно взятой стране еще только предстояло стать непререкаемой догмой). Поэтому Бородин получил от Ленина задание по оказанию финансовой помощи большевикам в странах Запада.

17 апреля 1919 г. Ленин подписал документы о его назначении первым генеральным консулом РСФСР при правительстве Мексики. Ему было поручено вступить в переговоры «с целью установления отношений между правительствами обеих республик по вопросам поддержания дружественных отношений между ними… заключить предварительное торговое соглашение».

После встречи с Бородиным Ленин направил наркому внешней торговли Льву Красину записку с просьбой принять будущего консула, отметив в ней: «Рекомендую его очень». Бородин прибыл в Мехико в октябре 1919 г. и установил контакт с местными левыми социалистами – лидерами Мексиканской социалистической партии М. Н. Роем, Ф. Симэном и Х. Алленом. Ему удалось быстро убедить многих своих собеседников в необходимости преобразования партии в коммунистическую, что и произошло 24 ноября 1919 г. От имени Коминтерна Бородин признал Мексиканскую компартию «единственной пролетарской и революционной партией в Мексике», заверив ее руководителя Аллена в том, что, несмотря на временный характер данного признания и необходимость его ратификации, бюро III Интернационала наделяет делегата партии в Москве «всей полнотой прав». По инициативе Бородина было создано Латиноамериканское бюро III Интернационала для ведения пропаганды по всему континенту и работы по укреплению связей между латиноамериканскими коммунистическими организациями.

Есть сведения о встрече Бородина с президентом Мексики Венустиано Каррансой, которому он предложил идею антиимпериалистической борьбы и создания в Мексике Латиноамериканского бюро Коминтерна во главе М. Н. Роем. Определенного ответа Карранса не дал, лишь попросил передать наилучшие пожелания Ленину.

В Мексике Бородин близко сошелся с индийским эмигрантом-националистом Манабендрой Нат Роем, которого обратил в марксизм и привел в ряды Коминтерна. Летом 1920 г. тот приехал в РСФСР, получив с подачи Бородина приглашение выступить на Втором конгрессе Коммунистического Интернационала. После конгресса Рой поселился в Москве, где восемь лет работал в Коминтерне.

Примечательно также упоминаемое Хейфецем предположение американского журналиста о том, что задачей Бородина было предотвратить вступление США в войн­у против РСФСР на стороне Великобритании путем создания неспокойной обстановки в Мексике, чтобы США были заняты улаживанием ситуации вблизи собственных границ.

Дипломатическая часть поездки Бородина в Мексику была лишь одной из сторон хорошо продуманного плана. Британский историк С. Клиссольд указывает, что одним из важнейших заданий Бородина была контрабанда драгоценностей для нужд коммунистического движения в регионе. Факт переправки Бородиным бриллиантов для финансирования миссии Л. Мартенса в США и деятельности коммунистов подтвержден в мемуарах соратников Бородина, участвовавших в создании Компартии Мексики.

После Мексики Бородин непродолжительное время был советником посольства в Шотландии. Затем в качестве советника посольства работал в Турции, где встречался с Ататюрком. В 1921 г. обсуждался вопрос о его назначения полпредом в Афганистан, откуда задумывалось координировать революционную деятельность в британских колониях. В то время Бородин редактировал англоязычное издание ленинской книги «Детская болезнь левизны в коммунизме». Его считали одной из ключевых, хотя и закулисных, фигур при подготовке II конгресса Коминтерна.

В 1922 г. М. Бородин под именем Джорджа Брауна как агент Коминтерна занимался реорганизацией компартии шотландского города Глазго, но был арестован и после шести месяцев заключения выслан из страны.

В августе 1923 г. Политбюро ЦК ВКП(б) по предложению Сталина направило Бородина в Китай, где ему предстояло стать советником при Сунь Ятсене. В то время основатель и руководитель Общества освобождения Китая, Союзной лиги Китая, Национальной партии Китая (Гоминьдан) и Китайской революционной партии был главой правительства в Кантоне. Одновременно Бородин был и представителем ИККИ. Примечательно, что ему было поручено руководствоваться интересами китайского национально-освободительного движения и не увлекаться насаждением коммунизма. Свою работу он должен был согласовывать с новым полпредом СССР в Пекине А. М. Караханом, раз в месяц присылая отчеты о ней в Москву.

В Кантон Бородин прибыл 6 октября. Вскоре за ним последовала вернувшаяся из США в Союз жена Фаня Семеновна с сыновьями Фрэдом и Норманом.

В Китае Бородин работал под псевдонимом «товарищ Кирилл». У него установились дружеские отношения с Сунь Ятсеном, и он рекомендовал московскому руководству ввести коммунистов в Гоминьдан, сохраняя при этом самостоятельную структуру партии. Влиятельные коммунисты вошли в ее центральные органы.

16 апреля 1924 г. Бородин и Карахан направили в Москву телеграмму, в которой предлагали откомандировать в Гуандун группу советских военных специалистов в количестве 50 человек. 16 июля военно-политическое руководство СССР назначило главным военным советником в Кантоне В. К. Блюхера. По его инициативе, поддержанной Гоминьданом и КПК, в мае 1924 г. в Кантоне, на острове Хуанпу (Вампу), была создана военная школа для подготовки революционных офицерских кадров (Военная школа Вампу). В октябре советское судно «Воровский» доставило для нее из СССР первую партию оружия. Школа Вампу постоянно находилась в центре внимания Бородина и Блюхера.

Впервые в истории китайской армии в школе в качестве обязательной дисциплины было введено политическое воспитание в духе преданности партии и ненависти к врагам – милитаризму и империализму. Ни одно крупное политическое мероприятие в Кантоне не проходило без участия курсантов Вампу. После смерти Сунь Ятсена начальник школы Чан Кайши занял его место. Журналисты называли Бородина «Красный Ришелье» и «Красный император Китая». Правда, похоже, что Бородин не учел китайскую традицию, согласно которой ученики хранят верность учителю: выращенные Чан Кайши в Вампу при помощи советских советников кадры по первому приказу своего учителя готовы были повернуть штыки и против коммунистов.

К моменту смерти Сунь Ятсена в марте 1925 г. коммунисты были уже в состоянии прибрать к рукам центральную партийную машину Гоминьдана. Единственной силой, способной противостоять им, был Чан Кайши, сумевший завоевать поддержку некоммунистических профсоюзов, сильной китайской диаспоры и городского среднего класса. В 1926 г. он путем «дворцового переворота» свалил красную власть в Гоминьдане, хотя внешне и продолжал поддерживать теплые отношения с Бородиным.

После этого советская высокая стратегия в Китае претерпела серьезные изменения. Прежде руководство СССР противилось северной экспедиции – кампании против милитаристов в Северном Китае для расширения влияния Гоминьдана – и торопили с объединением Китая, так как боялось, что кантонское правительство значительно усилится до того, как станет полностью коммунистическим, и сможет выйти из-под контроля. Но после успехов Чан Кайши Бородин стал торопить с северным походом, о котором Сунь Ятсен мечтал с 1917 г.

Чан Кайши играл на руку Блюхеру. Следуя спланированной им кампании, он начал покорение северных территорий, а Бородин и коммунисты вновь консолидировали свою власть в Кантоне. И пока Чан Кайши отсутствовал, они сместили его с поста главнокомандующего гоминьдановской армией и вывели из членов Постоянного комитета, управлявшего партией.

В 1927 г. начала реализовываться программа поглощения Гоминьдана компартией. Но, победив в военной кампании, Чан Кайши вернулся, преодолел раскол Гоминьдана и изгнал коммунистов со всех властных постов. Он перебрался в Шанхай, захватил город и стал безжалостно истреблять коммунистов, пытавшихся нанести ему удар в спину. Бородин был отозван в СССР. Ему пришлось вместе с будущей активисткой Moscow News, американской левой журналисткой Анной Луизой Стронг бежать из Китая через дружественную Монголию…

Не совсем ясно, почему лишь после 20 месяцев пребывания Бородина в Москве и трех месяцев его работы в качестве заместителя директора ТАСС Политбюро ЦК ВКП(б) решило 20 мая 1929 г. обсудить его деятельность в Китае. Не исключено, что это объясняется стратегическим расчетом Сталина, который начал расправу с «правыми» только после того, как с их помощью разгромил левую оппозицию. Политбюро ЦК ВКП(б) пришло к заключению, что «Бородиным в его работе в Китае совершены крупнейшие политические ошибки оппортунистического характера и крупнейшие дисциплинарные проступки по отношению к ИККИ и ЦК ВКП(б) (прямое невыполнение директив, сокрытие этих директив от ЦК КПК и т. д.), что имело тяжелые отрицательные последствия».

Дэн Джейкобс, автор книги «Бородин, человек Сталина в Китае», считает, что фиаско в этой стране было результатом просчета Сталина, который якобы и был автором несработавшей в итоге тактики «единого фронта» с Чан Кайши. Более того, по мнению Джейкобса, Троцкий предупреждал об опасности такой тактики и оказался прав. Добившись изгнания Троцкого из страны, «вождь народов» принялся обвинять всех и во всем, что было связано с именем Льва Давидовича.

По возвращении в СССР Бородин работал заместителем народного комиссара труда РСФСР. В 1932–1934 гг. он стал заместителем руководителя ТАСС, с 1932 г. по январь 1949 г. был главным редактором газеты Moscow News, в годы Великой Отечественной войн­ы и в первый послевоенный период (до 1949 г.) – главным редактором Совинформбюро.

26 января в рамках кампании по борьбе с «безродными космополитами» по доносу тогда еще «непримкнувшего» Шепилова секретарю ЦК А. Жданову о том, что в газете Moscow News один русский, один армянин, но 23 еврея, последовало закрытие газеты и арест Бородина. Не помогло и многолетнее личное знакомство со Сталиным, за одним столом с которым Бородин впервые оказался в 1906 г. на IV съезде РСДРП в Стокгольме, где они вместе голосовали за самые жесткие решения.

29 мая 1951 г. М. М. Бородин умер в Лефортовской тюрьме после избиений во время следствия. Так партия оценила заслуги преданного ей коммуниста. Он был посмертно реабилитирован в 1964 г.

Интересно, что Михаил Грузенберг был прототипом одного из главных героев романа Андре Мальро «Завое­ватели». А его сын Норман – одним из прототипов Штирлица. Именно знакомство с Норманом, работавшим в советской разведке под журналистским прикрытием, подвигло Юлиана Семенова на создание романа «Семнадцать мгновений весны».

Семен КИПЕРМАН

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«„Куда прешь, жидовская морда?!“ – кричал полицай, размахивая палкой»

«„Куда прешь, жидовская морда?!“ – кричал полицай, размахивая палкой»

Григорий Шмулевич вспоминает об ужасах Холокоста

«Мойши и Абрамы захотели занять наши места»

«Мойши и Абрамы захотели занять наши места»

Как евреев «вычищали» с производства в СССР

Помощь – это жизнь

Помощь – это жизнь

К 100-летию создания Союза русских евреев в Германии

Политика, опрокинутая в прошлое

Политика, опрокинутая в прошлое

Переоценка роли Еврейского военного союза в восстании Варшавского гетто

Их звали кърымчахлар

Их звали кърымчахлар

Как исчезают коренные евреи Крыма

Придуманный народ

Придуманный народ

Google помогает вскрыть фальсификацию

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

О чем писала Jüdische Rundschau 100 лет назад

Зарисовка

Праведные янки

Праведные янки

Их имена увековечены в мемориале «Яд ва-Шем»

Слепой, видевший сердцем

Слепой, видевший сердцем

Святая проститутка

Святая проститутка

К 120-летию со дня рождения Хедвиг Поршюц

«Нечестивец», оказавшийся праведником

«Нечестивец», оказавшийся праведником

К 55-летию со дня смерти Морица Хохшильда

«Потому что это правильно»

«Потому что это правильно»

36-й президент США Линдон Джонсон был другом евреев и Израиля

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!