Древо жизни

50 лет назад не стало Жака Липшица

Амедео Модильяни. «Портрет Жака Липшица и его жены Берты»© WIKIPEDIA

Его портрет с первой женой – поэтессой Бертой Китроссер – написал Амедео Модильяни. Его дом, в котором мастерская высотой в три этажа занимала большую часть, построил Ле Корбюзье. Его выставки – более 50  персональных и 279 групповых – проходили в разных странах мира. Его работы находятся во многих известных музеях Америки, Швейцарии, Италии, Англии и Шотландии. Последняя установлена в Иерусалиме, к ней он шел всю жизнь. И называется она «Древо жизни».

 

Выбор пути

После женитьбы на Лее-Рахили Кринской строительный подрядчик Абрам-Ицхок Липшиц покинул отчий дом в Гродно и переехал в Друскеники, расположенные на правом берегу Немана, где вскоре родился сын, которому дали имя Хаим-Яков и которому было суждено войти в историю под именем Жак Липшиц, став одним из самых выдающихся скульпторов XX в.

В шесть лет ребенок пошел в хедер, в восемь – в реальное коммерческое училище в Белостоке, а в 14 поступил в реальное училище в Вильне, куда отправили его родители, опасаясь погромов. Но ни коммерсантом, ни деловым человеком юный Хаим не стал – сбылось предсказание раввина, данное родителям еще в детстве, что их ребенок станет великим человеком.

Будучи уже известным скульптором, Липшиц вспоминал, что слова раввина «оказали немалое влияние на… маму, которая постоянно высказывала уверенность, что я был рожден стать избранным, реализовать определенную миссию, совершить нечто великое... и вот в течение всей своей жизни я не мог избавиться от ощущения, что мне открывается потаенный смысл всего на свете и что нечто чудесным образом направляет мою жизнь. Тысячи раз я мог бы умереть или отказаться от творческой работы, если бы во мне не жило это ощущение».

Еще в отроческом возрасте он заинтересовался скульптурой. Для того, чтобы стать художником, требовалось образование. Получить его было легче на более терпимом к евреям Западе – в Париже, Вене или Берлине, чем на нетерпимом Востоке – в Санкт-Петербурге или Москве, скованном антиеврейскими законами Российской империи. Он выбрал Париж, который в те времена был Меккой для художников – не только французских, но и всего мира, и в 1909-м на деньги матери (ей пришлось продать свои бриллиантовые серьги) тайком от отца, не одобрявшего его увлечения искусством, уехал на берега Сены.

 

Покорение Парижа

В Париже Хаим без каких-либо проблем поступил в Национальную школу изящных искусств, в скульптурную мастерскую Ж.-А. Энжалбера, одновременно посещая академию Р. Жюльена (класс скульптора Р. Верле) и академию Ф. Коларосси, все свободные от занятий часы пропадая в Лувре, где впитывал в себя искусство старых мастеров.

Молодой талантливый художник, выходец из Российской империи Хаим Липшиц вошел в круг таких же молодых, талантливых и дерзких, верящих, что им суждено совершить революцию в искусстве и перевернуть скучный обычный мир, испанцев Пабло Пикассо и Хуана Гриса, еврея-сефарда из Италии Амадео Модильяни, происходившего из семьи немецких евреев Макса Жакоба, и такого же, как и он cам, гражданина Российской империи, приехавшего из Витебска Осипа Цадкина.

Все они добьются своего и будут признаны великими художниками XX в. Час славы для каждого из них пробьет в разное время. Для Жака Липшица он пробил в конце 1920-х.

Он начинал как кубист: композиции «Матрос с гитарой» (1917), «Женщина с книгой» (1918) и др. Затем увлекся экспрессионизмом: композиции «Мать и дитя» (1930), «Возвращение блудного сына» (1931) и др.

Первая его выставка открылась в галерее Леона Розенберга. O добившемся признания Липшицe художественный критик, приверженец и защитник кубизма Морис Рейналь напишет монографию, коллекционер-американец Альберт Барнс купит у Жакa все скульптуры и закажет пять каменных рельефов для своего особняка.

Понимание Жаком того, что дóлжно делать в искусстве, перевернул приход Гитлера к власти в Германии. Не то чтобы он чурался политики, он ее просто не замечал: жил искусством – в искусстве. После того, что случилось в Берлине, его все больше занимала проблема добра и зла в этом мире, но, обращаясь к сиюминутным проблемам, к политике, он решает их как художник – через вечное, источником которого для него служили Библия и мифология древних греков.

В 1932 г. он создает скульптуру «Борьба Иакова с ангелом», в 1938-м –«Похищение Европы II». Его антифашизм более всего отразился в девятиметровой монументальной скульптуре «Прометей с орлом», заказанной ему французским правительством для Всемирной выставки 1937 г. в Париже.

Когда Липшиц приехал в Париж, ему было 18 лет. Oн вспоминал, что ничего не знал, «был совершенно необразован», но очень хотел быть скульптором: «Почему? В детстве я пробовал что-то лепить из глины и рисовать. Но я верил в себя, я был уверен в своем будущем».

Когда он бежал за океан из Парижа, оккупированного нацистской Германией, ему было 50 лет и он был знаменитым скульптором, чьи работы были известны не только во Франции. Если бы его не знали в Америке, жизнь пришлось бы начинать с нуля.

 

На берегах Гудзона

Перебраться в Штаты ему помог историк искусства Альфред Бар – в 1930-е гг. он был первым директором нью-йоркского Музея современного искусства на Манхэттене. Все делалось в спешке, Липшиц сошел с корабля с 20 долл. в кармане, а все имущество, коллекции картин, скульптуры, хранившиеся в его мастерской, остались в Париже.

«Древо жизни»© Wikipedia/shaula haitner

Однако вскоре он получил множество заказов и приступил к делу, которым занимался всю жизнь. Он снял квартиру в Гастингсе‐на‐Гудзоне и устроил личную жизнь, женившись на скульпторе Юлле Хальберштадт.

Одной из самых известных работ американского периода была композиция «Уроки катастрофы» (1960). Почти 4-метровую скульптуру весом более тонны – символ возрождения после поражения – установили на площадке перед входом в Художественный музей Университета Аризоны.

Он создал ее после пожара, уничтожившего его мастерскую в Нью-Йорке и значительную часть созданных им к тому времени в Америке работ. Липшиц вспоминал: «Это случилось в субботу, 5 января 1950 г. Я был дома со своей семьей. Около семи часов вечера мне позвонили из полиции и сказали, что моя мастерская, которая находилась неподалеку от Вашингтон-сквера, сгорела. Я немедленно поехал туда, но пожарные и полицейские, которые там находились, не разрешили мне подняться на пятый этаж, в мастерскую, поскольку это представляло опасность для жизни. Утром, как только рассвело, я поехал туда опять, но вместо дома я увидел руины. В подвале хранились мои скульптурные работы – они превратились в песок, сгорели мои эскизы, рисунки; самое ужасное, что сгорела коллекция живописи, которую я привез из Франции. Там были рисунки моих друзей – Модильяни, Сутина, Шагала, Пикассо! Я был разорен, разбит, уничтожен! Более двух недель я не мог начать работать, я тяжело переболел. Однако постепенно я понял, что именно сейчас-то мне и нужно работать, и это меня спасло, я пришел в свою обычную форму».

Работать ему оставалось еще чуть болeе 20 лет.

 

От Нью-Йорка до Тель-Авива

Американские музеи помогли собрать деньги на новую студию, которая была построена в Гастингсе‐на‐Гудзоне в 1953-м. Выставки его работ устраивались по всему миру. В 1954-м – в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Несколькими годами позже – в галерее «Тейт» в Лондоне, в 1958-м – в Стеделейк Музеум в Амстердаме, в 1964-м композиция «Между небом и землей» была представлена на выставке documenta в Касселе. А в конце 2018 – начале 2019 г. прошла, как сообщал Московский музей современного искусства, первая в России «крупная персональная выставка одного из самых выдающихся скульпторов XX в., яркого представителя „парижской школы“, близкого друга Амедео Модильяни, Хаима Сутина и Пабло Пикассо – Жака Липшица». Подчеркивалось, что выставка организована в рамках празднования 70-летия образования Государства Израиль.

На историческую родину Липшиц впервые приехал в 1964 г., и вскоре в Тель -Авиве состоялась его первая выставка. Он подарил Израилю множество своих работ, а в 1978-м его последняя работа «Древо жизни» была установлена в Иерусалиме на горе Скопус.

После вой­ны Франция присвоила ему звание кавалера ордена Почетного легиона, Колумбийский и Тель-­Авивский университеты избрали его своим почетным доктором, а американская Академия искусства и словесности наградила золотой медалью.

 

В последний путь

Выдающийся еврейский скульптор XX в. Жак Липшиц скончался 26 мая 1973 г. от сердечного приступа в отеле на Капри, где он проводил свой отпуск. Смерть наступила во сне.

29 мая The New York Times, одна из самых известных американских газет, которую читают во всем мире, сообщила: «Сегодня в Иерусалиме был похоронен скульптор-экспрессионист Жак Липшиц. Он умер в субботу… его тело было доставлено самолетом в Израиль для захоронения на кладбище, место на котором он купил во время визита в Иерусалим. Среди скорбящих была небольшая группа родственников, несколько израильских чиновников и около 50 хасидов любавичской секты, приверженцем которой был г-н Липшиц… Источник сообщил, что после смерти г-на Липшица его вдова Юлла попросила раввина Гершона Менделя Гарелика из Милана проинформировать раввина Шнеерсона… Любавичский обычай требует не произносить надгробных речей, но мэр Иерусалима Тедди Коллек произнес как дань уважения краткую речь у могилы».

 

Юрий КРАМЕР

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Штрихи к портрету

Штрихи к портрету

130 лет назад родился Мане Кац

Бремя воспоминаний

Бремя воспоминаний

Тени прошлого и сближение поколений в фильме «Сокровище»

Что нам остается в этой жизни?..

Что нам остается в этой жизни?..

120 лет назад родилась Татьяна Пельтцер

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

К 225-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

Беседа с Вячеславом Верховским

Великий киевлянин

Великий киевлянин

45 лет назад не стало Натана Рахлина

«Я живу, чтобы действовать»

«Я живу, чтобы действовать»

Десять лет назад скончался Эли Уоллах

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Целитель

Целитель

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

«В жизнь контрабандой проникает кино»

«В жизнь контрабандой проникает кино»

Давид Кунио, сыгравший в фильме «Молодость», – заложник ХАМАСa

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!