Франко – не Дон Кихот

К 130-летию со дня рождения диктатора Испании

Сложно найти более противоречивую в «еврейском вопросе» фигуру, чем Франсиско Франко. Мало кто из крупных политических лидеров XX в. здесь с ним может сравниться.

 

Выход Франко на арену

На территории Испании евреи жили еще с древнеримских времен. Еврейско-испанская история тяжелая. Даже тяжелее, чем судьба евреев во многих других странах, где они подвергались гонениям и жестоким преследованиям. В 1492 г. королевская чета – Фердинанд II Арагонский и Изабелла Католическая –постановили: евреи должны либо покинуть Испанию, либо перейти в христианство. Большинство тогда уехало. Часть евреев крестились – таковых и их потомков называют марранами. При этом они нередко продолжали тайно исповедовать иудаизм. Если это устанавливалось, «святая инквизиция» могла подвергнуть их пыткам и сжиганию на кострах.

Эдикт 1492 г. был де-факто отменен конституцией 1869 г. В конце XIX в. в стране появилось малочисленное еврейское население. При диктатуре Мигеля Примо де Риверы в период 1924–1930 гг. несколько тысяч евреев-сефардов – потомки выходцев из Испании – получили испанское гражданство. Бытовало понимание, что их связи с разными странами и профессиональные успехи могут быть полезны Испании.

1930-е годы. В Испании накопилась масса социально-экономических и политических проблем. На смену монархии пришла республика. Развернулись атаки на помещиков, духовенство, многих военных. Антирелигиозная политика затрагивала и еврейские общины. Борьба с антисемитизмом толком не велась. Например, была ограблена одна из мадридских синагог и осквернены свитки Торы. В то же время при рес­публике разрешили поселиться в Испании нескольким тысячам еврейских беженцев из нацистской Германии.

На парламентских выборах 1936 г. победил блок левых и либеральных партий «Народный фронт», часто определяемый термином «респуб­ликанцы». Экономический кризис в стране дополнялся острым социально-политическим противостоянием. Разразился мятеж военных, переросший в жестокую Гражданскую вой­ну 1936–1939 гг. Вскоре во главе путчистов встал генерал Ф. Франко, опиравшийся на правые круги испанского общества – ультраправых из партии «Фаланга», монархистов, промышленников, землевладельцев, церковь.

 

Национальные корни

Каким было национальное происхождение Франко? Вероятно, еврейским, а его предки были марранами. По мнению ряда специалистов по ономастике, в пользу этого говорит его фамилия. Как известно, среди евреев весьма распространены фамилии, происходящие от названий населенных пунктов. А Франко – это название поселения в испанском регионе Галисия, где проживало множество евреев (хотя выдвигаются и другие «фамильные» версии). Да и в фамилии матери «еврейский штамп» – Баамонде-и-Пардо. Испанские историки отмечают, что в роду Пардо были известные раввины.

Другой аргумент – внешность Франко. Она всегда вызывала немало разговоров о его возможном семитском происхождении. Когда Франсиско «выбился в люди», стал лицом номер один в государстве, этот вопрос стал занимать многих. Германские нацисты, например, были весьма к нему неравнодушны. Обергруппенфюрер СС Рейнхард Гейдрих даже проводил расследование по происхождению Франко, но ничего особо не раскопал. Особенно активно слухи о еврействе Франко начали ходить уже после вой­ны. Диктатор никогда их публично не подтверждал, но и не выступал против них.

 

Враги Франко

Кровопролитная Гражданская вой­на унесла около 450 тыс. жизней и завершилась поражением республиканцев. В рядах франкистской армии воевали итальянцы и немцы. Гитлер и Муссолини поставляли самолеты и другую военную технику. Деньгами и оружием помогала Португалия. Франко поддержала часть испанских евреев. Евреи Испанского Марокко оказывали финансовую помощь и служили в его войсках.

Главным союзником республиканцев был СССР, отправивший в Испанию нефть, зерно, оружие, около 4000 военспецов. При республиканском режиме работало полпредство СССР под руководством Марселя Розенберга. Начальник иностранного отдела НКВД Абрам Слуцкий занимался закупкой за рубежом оружия для Испании. Пост главного военного советника республиканского правительства одно время занимал Григорий Штерн. Еврей Яков Смушкевич организовывал авиацию. Еврей Михаил Кольцов писал «Испанский дневник». Вскоре Розенберг, Слуцкий, Штерн, Смушкевич и Кольцов были расстреляны Сталиным. На стороне республиканцев сражались около 30–35 тыс. добровольцев левых, антифашистских взглядов из более чем 50 стран. В интербригадах были и тысячи евреев. По некоторым данным – около 8000. В том числе и добровольцы из Эрец-Исраэль.

В заявлениях Франко антисемитизм не использовался. Врагами назывались Россия, коммунизм и масонство. Но среди его сторонников антисемитов хватало. Республиканский лагерь ассоциировали с евреями и, апеллируя к антиеврейским стереотипам в общественном сознании, в выражениях зачастую не стеснялись. Главную роль исполнял миф об иудео-масонском заговоре. Говорили о «красных», которыми манипулирует иудаизм, чтобы привести республику к советизации, уничтожению Католической церкви, еврейскому господству в Испании и т. д. Например, генерал Кейпо де Льяно прибегал к антисемитским нападкам в своих радиопередачах. Доходило до того, что аббревиатуру СССР он расшифровывал как Союз раввинов Сиона.

Да и сам Франко уже в речи на майском параде победы в Мадриде в 1939 г. заявил: «Иудаизм, масонство и марксизм были когтями, вбитыми в тело нации лидерами Народного фронта, которые подчинялись указаниям Коминтерна России…»

 

Истоки юдофобии

Победа франкистов привела к роспуску еврейских общин, закрытию синагог в Мадриде, Севилье, Барселоне, запрету на религиозные обряды. Не коснулось это только общин в Танжере и Испанском Марокко, которые действовали в рамках местных законов и с которыми у испанских военных сложились хорошие отношения. Однако общины должны были помогать финансами режиму Франко и церкви.

Природа юдофобии фашистского режима Франко базировалась на традиционном для Испании католическом антииудаизме, политическом антисемитизме, где иудаизм в союзе с коммунизмом и масонством рассматривался в качестве врага христианской цивилизации, и на экономическом антисемитизме, вызванном боязнью гегемонии евреев.

Расистские постулаты биологической чистоты Франко не воспринимал. Как и для большинства его сподвижников, проблемой для него выступал иудаизм, который он рассматривал как систему ценностей, противоположную христианской, как недостаток, который можно исправить в результате крещения. Он исходил из того, что в Испании должны быть единая культурная идентичность и религиозное католическое единство. По его мнению, Испания разрешила «еврейский вопрос» еще в XV в., когда одних евреев изгнали, а другие перешли в католичество и смешались с испанским населением. Почитал святую Терезу Авильскую – монахиню XVI в., которая происходила из семьи крещеных евреев.

Франкистская пропаганда не делала большого акцента на евреях. Вероятно, потому, что в Испании их почти и не было: около 6000 человек по переписи 1933 г. Это при населении примерно в 25 млн. Позже многие эмигрировали во время Гражданской вой­ны и Второй мировой. В общем – капля в Средиземном море.

К тому же для франкистов было характерно противопоставление достойных уважения сефардов – части культурного наследия Испании – и властолюбцев евреев-ашкеназов, стремящихся дестабилизировать европейские страны. Сам Франко также разделял положительных сефардов, с которыми тесно общался во время вой­ны в Марокко, и отрицательных ашкеназов. Испанский историк Альварес Чиллида отмечает: по мнению Франко, испанская нация очистила евреев, превратив их в сефардов, в отличие от других их единоверцев.

Германские нацисты пытались средствами пропаганды культивировать в Испании расово-биологический антисемитизм, однако на испанской почве он так и не прижился. Католическая церковь критиковала расистские теории как антихристианские. В Испании не было законов о расовой дискриминации, подобных нюрнбергским, и за еврейское происхождение не сажали в тюрьмы или концлагеря.

 

«Нейтральный» союзник

Во время Второй мировой вой­ны генералиссимус и каудильо (вождь) Франко отнюдь не жаждал вляпаться в нее, зорко всматриваясь в происходящее. Испания соблюдала нейтралитет, не присоединилась к оси Рим – Берлин – Токио. Как, впрочем, и к антигитлеровской коалиции. Хотя сохраняла близость к Германии.

В октябре 1940 г. Франко встретился с Гитлером. Фюрер пытался уговорить его вступить в вой­ну. В частности, помочь захватить расположенный по соседству с Испанией британский Гибралтар, открывавший вход в Северную Африку и контроль над Средиземным морем. Но Франко говорил, что Испания еще не отошла от опустошений Гражданской вой­ны и для вступления в новую вой­ну сначала нужно бесплатно поставить ей современное оружие и зерно. А в награду отдать французские колонии. Франсиско даже отказался пропустить германские войска через испанскую территорию, сославшись на то, что освобождать Гибралтар должны не иностранцы, а только сами испанцы – это дело национальной чести. Гитлер понял, что Франко не желает ввязываться в кровавую бойню, резко оборвал встречу и больше никогда не встречался с испанским диктатором. А в своем кругу обзывал его «мерзким еврейским торгашом», кричал, что у него семитская физиономия, и т. д. Но двинуть войска на Испанию Гитлер не решился. По мнению У. Черчилля, «если бы Гитлер овладел Гибралтаром, исход вой­ны был бы другим».

Впрочем, во многом Испания выступала союзником Германии: экспортировала туда вольфрам, крайне важный для военной промышленности, горючее из Америки, поставляло продовольствие для германских судов. Поддерживала нацистов и франкистская пропаганда. Когда началась советско-германская вой­на, многие испанские политики, ненавидевшие Советский Союз, настаивали на участии. Но Франко от формального нейтралитета не отказался, отправив на фронт в СССР только добровольцев-фалангистов – так называемую «Голубую дивизию». Она довольно слабенько повоевала в 1941–1942 гг. На том участие Испании в боевых действиях и завершилось. Против Британии и США вообще не воевали.

 

Франко и Холокост

Миграционная «еврейская» политика режима Франко в период вой­ны была весьма неоднозначной, запутанной, варьировалась в зависимости от обстановки на фронтах, степени давления на него Германии и антигитлеровской коалиции, соотношения сил в правящих кругах. Ограничения на въезд беженцев-евреев то смягчались, то усиливались.

Под защитой Испании пребывали сефарды оккупированных стран, обладавшие испанским гражданством. Они могли перебраться на ее территорию и дальше проследовать в третьи страны. Но тем, у кого не было необходимых документов, поддержку предписывалось не оказывать.

Часть евреев мз Франции переходили через испанскую границу нелегально. Им помогали испанские проводники. В Испании их размещали в лагере, в тех же условиях, что и беженцев иных национальностей. Затем они направлялись в другие страны. Некоторых депортировали назад в оккупированную Францию. Известна трагическая история немецкого философа, еврея Вальтера Беньямина, покончившего жизнь самоубийством на пограничном пункте, лишь бы не возвращаться к нацистам. Выдачи почти прекратились с конца 1942 г. под влиянием Сталинграда и побед англо-американских войск в Африке. До 1942 г. запрещалось работать в Испании еврейским благотворительным организациям. Помощь беженцам оказывалась через Красный Крест США и Португалии. Затем допустили «Джойнт» и «Сохнут».

Очень большую роль в спасении евреев сыграли испанские дипломаты в Венгрии, Румынии, Греции, Болгарии, вишистской Франции, Германии. Испанский историк Энрике Морадьельос, автор книги «Холокост и Испания Франко», считает, что дипломаты спасли не менее 8000 евреев и более 35 тыс. успешно перешли франко-испанскую границу. Израильский историк Хаим Авни тоже полагает, что не менее 40 тыс. евреев были спасены из газовых камер дипломатами или через открытые границы.

Историк Диего Карседо написал книгу «Среди убийц и героев: испанцы, которые противостояли Холокосту». В частности, он рассказывает о дипломате Сансе Брисе, работавшем в Венгрии, которого называли «ангелом Будапешта». О после Испании в Болгарии Хулио Паленсии, усыновившим, чтобы спасти, двоих детей убитого сефарда. О советнике посольства в Берлине Хосе Руисе Сантаэлье, который вместе с женой-немкой Вальтрауд Шрёдер спас трех еврейских женщин, живших в его доме с фальшивыми документами. О трех сестрах Тоуса – пожилых женщинах, живших недалеко от границы с Португалией: они прятали прибывающих евреев от нацистских агентов и организовывали их переезд в Португалию. Помогали и другие местные жители. Вероятно, им удалось спасти сотни людей. Шестеро испанцев стали Праведниками народов мира.

Дипломаты зачастую спасали евреев по собственной инициативе вопреки инструкциям МИДа. Одни историки считают, что за это они могли впасть в немилость к испанским властям, другие – что Франко все это знал, но не препятствовал.

Каудильо проявлял осторожность, смотрел, кто побеждает, лавировал между нацистами и англо-американцами. Чем ближе была победа антигитлеровской коалиции, тем больше дипломатам разрешали помогать не только испанским сефардам и тем лучше проходил транзит евреев через Испанию. Но мало кому удалось остаться в Испании для постоянного проживания. Франкистские власти опасались создания заметного еврейского сообщества и новой «еврейской проблемы». Режим совсем не мечтал спасать евреев, даже своих граждан. Но понимал: лучше помочь, чем быть обвиненным в соучастии в геноциде. По мнению Хаима Авни, испанское правительство отнюдь не было благородным рыцарем Дон Кихотом.

 

Контроль над евреями

Существовали тесные связи между гестапо и испанской полицией безопасности, установившей контроль над евреями. Испанская газета El Pais отмечает, что в архивах Сарагосы найден свидетельствующий об этом документ. В 1941-м по приказу Франко все губернаторы составляли список проживавших в стране евреев с записями об их политических взглядах, «степени опасности». Затем данные передали Гиммлеру. Гестаповцы просили выявить и скрытых сефардов, адаптированных к местным условиям. Очевидно, победи в вой­не нацисты – и евреев бы отправили на уничтожение.

В начале Второй мировой усилилась и антисемитская пропаганда в Испании. Пресса обвиняла евреев в коммунизме, развязывании вой­ны, всемирном заговоре, поддерживала преследования евреев гитлеровцами. Правда, порой встречались и материалы, защищавшие евреев.

Каудильо редко использовал ярый антисемитский дискурс. Только из политической целесообразности. Например, в декабре 1939 г. цинично оправдывал антиеврейскую политику немцев в Польше ссылками на испанский XV век, говоря, что различные нации вынуждены бороться с «теми расами», алчность и преобладание которых в обществе является причиной опасности для осуществления исторической судьбы. «Мы, которые милостью Бога и ясным видением католических королей были освобождены несколько веков назад от такого тяжелого бремени, не можем оставаться равнодушными к этому новому расцвету жадных и эгоистичных умов, столь привязанных к земным благам, что они готовы жертвовать своими детьми ради сомнительных интересов».

В то же время в самой Испании не наблюдалось крупных антиеврейских происшествий. Исключением стало нападение в 1940-м на мадридские магазины, которые обвинили в разорении малого бизнеса. А в 1941 г. Франко создал в Мадриде институт, изучающий еврейскую историю и культуру в Испании и проповедующий филосемитизм к сефардам и антисемитизм – к евреям Центральной Европы и СССР.

 

Смягчение антисемитизма

После вой­ны, когда франкистский режим столкнулся с международным остракизмом, Франко пытался скрыть сотрудничество с нацистами. Эксплуатируя заслуги своих дипломатов, он фабриковал себе на международной арене гуманный образ человека, стремившегося спасти как можно больше евреев от гитлеровских убийств. Многие историки трактуют это как откровенный миф. Кстати, в самой Испании во время франкизма Холокост был почти запретной темой. Запрещалось говорить о его масштабах, о поддержке Испанией нацистов.

После появления на мировой карте Израиля Испания, пытаясь обелить свой имидж, предложила установить дипломатические отношения. Израиль отказался (еще и потому, что франкистская пресса интенсивно поддерживала арабов в период израильско-арабской вой­ны 1948–1949 гг.) и в 1949 г. голосовал в ООН против отмены антииспанских санкций, действовавших с 1946 г. из-за поддержки режимом во время вой­ны стран «оси». Посол Израиля в ООН Абба Эбан был прав, говоря, что хоть Испания и не принимала непосредственного участия в нацистской политике истребления, однако идеологический союз с Третьим рейхом способствовал превращению Европы в пространство, «свободное от евреев». После голосования Израиля в испанской прессе развернулась антисемитская кампания. Теперь на очереди уже была дружба с арабскими странами.

А дипломатические отношения между Израилем и Испанией установились только через десятилетие после Франко – в 1986 г. Хотя еще при каудильо наметилось определенное потепление. Когда в 1955 г. Испанию принимали в ООН, «за» проголосовал и Израиль. А Голда Меир, будучи министром иностранных дел, подчеркивала, что еврейский народ помнит гуманную позицию Испании по защите многих жертв нацизма. Франко же в 1960-х содействовал репатриации евреев из Марокко в Израиль.

Испания хотя и оставалась страной с господством католицизма, но постепенно смягчала религиозную политику. В 1949 г. открыли две синагоги в квартирах Мадрида и Барселоны. Когда в конце 1950–1960-х Ватикан взял курс на избавление от антииудаизма, это нашло отражение и в Испании, несмотря на оппозицию католических фундаменталистов и ультрафранкистов. Уменьшилось количество публикаций об антииспанской деятельности иудаизма. Постепенно антисемитизм был отодвинут на второй план. Страна думала о свободном рынке, иностранных инвестициях. Бурно развивались экономика и туризм. В 1962 г. группа священников основала Ассоциацию иудео-христианской дружбы. В 1960-хлегализовали еврейские общины, в синагоге Толедо открыли сефардский музей. В 1968 г. эдикт XV столетия об изгнании евреев признали недействительным. Происходила небольшая иммиграция евреев, в основном из Латинской Америки и Марокко. Численность еврейского населения Испании увеличилась с 2500 в начале 1950-х примерно до 12 тыс. Однако продолжала издаваться антисемитская литература, работала организация неонацистов, подвергались нападениям экстремистов синагоги.

 

Противоречивый диктатор

Франсиско Франко правил Испанией 36 лет (1939–1975). Мнения о нем в Испании кардинально различаются. Для одних он – спаситель страны, не позволивший установиться красному режиму сталинистского пошиба, а затем не давший втянуть Испанию во Вторую мировую вой­ну. Большинство испанцев предпочитало петь песню «Бесаме мучо», а не воевать. Для других он – лидер тоталитарного фашистского режима, «кровавый диктатор», в тюрьмах и концлагерях которого мучали 2 млн человек. В числе противников Франко – Антуан де Сент-Экзюпери, Эрнест Хемингуэй, Пабло Пикассо, Вилли Брандт, Джордж Оруэлл, Клод Симон…

В «еврейском вопросе» деятельность Франко очень неоднозначна. Одной рукой он спасал евреев, другой – способствовал их ликвидации, союзничая с гитлеровцами. Гитлер, Муссолини и португальский диктатор Салазар – компания союзников та еще! Мысль «скажи мне, кто твой друг…» (популярную благодаря Сервантесу) еще никто не отменял.

Испания стала одной из немногих стран в Европе, спасшей многих евреев от гитлеровского геноцида. Но она не желала, чтобы евреи оставались в ней жить. И строила свой антисемитский режим с особым акцентом на антииудаизм. И каким стало бы отношение к евреям, если бы нацисты выиграли вой­ну? Кстати, после вой­ны многие нацистские преступники нашли убежище в Испании или выехали в другие страны через ее территорию.

Историк Альварес Чиллида отмечает, что «Франко был гораздо менее антисемитом, чем многие из его соратников». Понятно – окружение влияло на политику каудильо. Возможно, и еврейское происхождение принуждало его доказывать, что он «истинный ариец» и, конечно, против «еврейских капиталистов». Иначе не удержаться на Олимпе. А, может, диктатор был и очень равнодушен к своим национальным корням, видя себя только католиком и испанским вождем. Ясно одно: спасти можно было больше жизней. Ресурсы для этого были. История Франко – это совсем не истории Оскара Шиндлера или Рауля Валленберга.

 

Александр КУМБАРГ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Обаяние стиля и слова

Обаяние стиля и слова

К 130-летию со дня рождения Исаака Бабеля

«Мы бредем и бредем, а тропа всё длинней…»

«Мы бредем и бредем, а тропа всё длинней…»

90 лет назад скончался Хаим Нахман Бялик

«Я прощаю людям всё, кроме злости, скупердяйства и антисемитизма»

«Я прощаю людям всё, кроме злости, скупердяйства и антисемитизма»

К 90-летию со дня рождения Александра Ширвиндта

«В те времена я часто бывал в тюрьме»

«В те времена я часто бывал в тюрьме»

Необычный раввин Кароль Сидон и его судьба

Макс Нордау и «конец века»

Макс Нордау и «конец века»

К 175-летию со дня рождения философа

Июль: фигуры, события, судьбы

Июль: фигуры, события, судьбы

Человек обнаженной совести

Человек обнаженной совести

К 45-летию со дня смерти Анатолия Кузнецова

«Режиссер – лучшая работа в мире»

«Режиссер – лучшая работа в мире»

К 100-летию со дня рождения Сидни Люмета

Железная Мирра

Железная Мирра

К 115-летию со дня рождения Мириам Айзенштадт

Исполнение желаний

Исполнение желаний

45 лет назад умер Лазарь Лагин

«Как ХДС мог пойти на всё это?»

«Как ХДС мог пойти на всё это?»

Беседа с политиком Йозефом Шларманом

Спасавший жизни

Спасавший жизни

К 100-летию со дня рождения Джорджа Герберта Уокера Буша

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!