Духовный лидер поколения

205 лет назад родился раввин Ицхак Спектор

Раввин Ицхак Спектор© WIKIPEDIA

«Тот, кто ставит праведные цели, обретает крылья». Это высказывание в полной мере можно отнести к судьбе рабби Ицхака-Эльханана бар Исраэль-Исера Спектора – одного из наиболее авторитетных раввинов, общественного деятеля XIX в., выдвинувшегося в число духовных лидеров своего поколения.

Он родился в октябре 1817 г. в местечке Россь Гродненской губернии. Его отец Исраэль Иссар был раввином местечковой общины и стал первым учителем мальчика, проявившего с детства большие способности.

Через год после вступления в пору еврейского совершеннолетия Ицхак женился на Саре-Рейзл, дочери рабби Элиэзера Везерского – богатого еврея из соседнего с Россью города. Ицхак поселился в доме тестя, который посодействовал тому, чтобы у зятя появились достойные наставники.

Дабы не жить на обеспечении тестя, Ицхак вложил деньги, полученные им в качестве приданого, в казавшееся выгодным дело местного коммерсанта. Когда тот через несколько лет разорился, Сара-Рейзл стала уговаривать мужа, чтобы тот потребовал у предпринимателя вернуть вложенные деньги, но Ицхак даже не поднял головы от книги. Женщина пожаловалась отцу, но тот ответил: «Дай ему спокойно учиться! Один час его занятий дороже, чем все приданое».

Получив раввинское посвящение, Ицхак стал раввином в местечке Иза­белине Гродненской губернии. Его скромного жалованья не хватало даже нa то, чтобы обеспечить семью самым необходимым. Раз в неделю тесть присылал им хлеб и мясо, но потом его финансовое положение пошатнулось и посылки прекратились.

Превозмогая постоянное чувство голода, Спектор проводил за книгами весь день. Дабы выбраться из бедственного положения, он после двух лет такой жизни решил отправиться в Карлин – местечко под Пинском, где проживал рабби Яков, известный по названию своей книги «Мишкенот Яков» («Шатры Якова»). Гость произвел на рабби большое впечатление своей образованностью и искусством вести диалог, так что, когда в 1839 г. в городке Береза в Полесье образовалась вакансия раввина, рабби Яков рекомендовал на это место Ицхака.

Новое назначение понравилось не всем. Некоторые в общине были недовольны тем, что ее возглавил юный «безбородый» раввин. Но Ицхак успешно развернул свою деятельность, и большинство еврейских жителей Березы вскоре прониклось к нему симпатией. И он, стараясь помочь каждому, перестал быть для них чужим. Когда в 1846 г. у раввина появилась возможность продолжить службу в городе Несвиже, березовцы воспротивились этому. По одной версии, он, опасаясь, что дело может принять серьезный оборот, бежал из Березы. А по другой, из Несвижа была послана «группа захвата»: раввин был связан, и его на телеге отвезли в место назначения.

Через какое-то время по жалобе местного жителя Спектор был обвинен в якобы недобросовестном исполнении принятого им на себя денежного поручения. На суде, состоявшемся в Кобрине, за рабби Ицхака заступились представители Новардокской общины. Ложность обвинений была доказана, но в знак благодарности за услугу те потребовали, чтобы раввин переселился в Новардок (Новогрудок). Спектор не возражал, но ему было неловко перед верившей в него общиной Несвижа. И тогда повторился один из уже имевших место сценариев (то ли он тайно бежал в Новогрудок, то ли его выкрали).

В Новогрудке Спектор завершил работу над своей первой книгой «Беэр Ицхак» («Колодец Ицхака»). Этот сборник галахических респонсов (жанр еврейской религиозной литературы, имеющий форму бытовых или законодательных вопросов и ответных мнений-рекомендаций галахических авторитетов. – Ред.) принес автору широкую известность.

В последний год пребывания Ицхакa Спектора в Новогрудке до евреев «черты оседлости» дошла книга «Дришат Цион» («Стремление к Сиону»), в которой ее автор, раввин из Пруссии Цви-Гирш Калишер, выступил с призывом начать заселение Земли Израиля, а затем, не дожидаясь возведения Третьего xрама, возродить жертвоприношения в Иерусалиме. Спектор поддержал эти идеи. Ссылаясь на талмудические источники, он доказывал, что возрождение Храма в Святом городе может предшествовать приходу Машиаха.

Позиция рабби Ицхака в этом вопросе с учетом его влияния среди единоверцев была очень важна. В дальнейшем он участвовал в деятельности движения «Хибат Цион» («Любовь к Сиону»), созданного для осуществления разработанной рабби Калишером программы переселения евреев в Эрец-Исраэль.

В 1864 г. рабби Ицхак возглавил раввинский суд в Ковно (ныне – Каунас). В течение 32 лет он руководил этой общиной, одной из крупнейших в Литве. По его инициативе там открылась иешива «Колель леаврехим», выпускники которой впоследствии руководили общинами и иешивами во многих странах.

К своим подопечным раввин относился с большой любовью и вниманием. Когда в 1867 г. из-за засухи наступил голод, Спектор сумел организовать сбор пожертвований, что позволило, в частности, обеспечить нуждавшихся бесплатным питанием. Это спасло от вполне вероятной гибели сотни людей.

Рабби дважды побывал в Санкт-Петербурге, отстаивая в столице империи еврейские интересы. Он был в числе тех, кто старался оградить от посягательств властей традиционную систему еврейского образования и воспитания. Вместе с рабби Исраэлем Салантером Спектор организовал специальное представительство для защиты интересов еврейских общин. На берегах Невы он встречался с еврейскими промышленниками и банкирами, в частности с бароном Гиршем Гинцбургом и Самуилом Поляковым, обладавшими полезными связями в среде чиновников, от которых в значительной степени зависела деятельность образовательных учреждений и благотворительных проектов в «черте оседлости».

В один из приездов Спектора в Санкт-Петербург к нему обратились еврейские просветители, желавшие издать Талмуд в переводе на русский язык. Они были убеждены, что это поможет убедить русскоязычных читателей в том, что Талмуд является одним из сокровищ мировой культуры и это изменит отношение основного населения империи к евреям. От рабби Ицхака требовалось привлечь к финансированию начинания состоятельных соплеменников. Но его реакция оказалась неожиданной.

«Я не могу способствовать успеху дела, в котором сам не вижу никакой пользы, – заявил он. – Если бы я знал, что гои ненавидят нас только потому, что не знакомы с Талмудом и не знают наших традиций, я бы всеми силами способствовал такому изданию, чтобы и они, наконец, увидели свет, сияющий в этой книге. Но я слишком хорошо знаю антисемитов: они ненавидят нас за то, что мы евреи, а не потому, что им недостает информации о нас. Если мы переведем Талмуд на русский язык, они все равно будут нападать на нас, но уже вооружаясь вырываемыми из контекста цитатами из Талмуда».

Просветители сочли Спектора отсталым консерватором, хотя на самом деле он был лишь реалистом: переводы Талмуда впоследствии появились, но изменилось ли от этого отношение к евреям?

В 1884 г. рабби Ицхак завершил публикацию своего комментария к разделу кодекса «Шульхан арух», содержащему законы судопроизводства и имущественных отношений. Этот труд, озаглавленный «Нахалат Ицхак» («Наследие Ицхака)», принес автору славу одного из авторитетнейших законоучителей своего времени и изучается до сих пор. К Спектору обращались за помощью в решении спорных вопросов соплеменники из разных концов еврейского мира. Но более всего – рядовые члены общин. И он старался помочь каждому, причем не только советами, но и личным участием.

Даже будучи уже в весьма преклонном возрасте, несмотря на свое высокое положение, он обходил дома богатых единоверцев, собирая средства на благотворительные нужды. Раввин Спектор полагал: для удержания российского еврейства в русле традиций не столь уж большой грех поступаться иногда в некоторых непринципиальных вопросах. А выше всего он ставил провозглашенный в Талмуде принцип: «…и живи по заповедям Торы, a не умри от них».

Рабби Ицхак стремился к объединению еврейства, содействовал наведению мостов между еврейством русским и западноевропейским. Он сочетал роль духовного наставника и политического деятеля. К примеру, участвовал в состоявшихся в Бобруйске и Минске съездах раввинов и еврейских общественных деятелей с целью воспрепятствования репрессивным мерам властей против еврейского населения. В 1872 г. Спектор организовал материальную помощь голодающим евреям в Персии, а во время Франко-прусской войны сумел обеспечить поддержку еврейской общине Страсбурга. В 1882 г., когда в Ковно случился большой пожар, рабби Ицхак активно участвовал в сборе денежных средств в фонд помощи погорельцам.

На протяжении нескольких десятилетий этот скромный человек был одной из наиболее значимых личностей в еврейской жизни, и не только религиозной. К примеру, в 1889 г. он был избран почетным членом «Общества по распространению просвещения среди евреев». Ковно при нем превратился в один из духовных центров еврейского мира. Раввина Спектора награждали различными титулами, но при этом в зарплатных ведомостях общины он числился в должности инспектора по кашруту, поскольку власти признавали лишь «казенных раввинов», направляемых в общины МВД.

В год своего ухода из жизни уже очень ослабевший рабби Ицхак, тем не менее, пришел перед наступлением Судного дня в синагогу, чтобы обратиться к общине. Ему было трудно говорить, после окончания службы домой его отнесли на руках. Но слова, которые он произнес тогда в синагоге, призывая к соблюдению традиций, подействовали на присутствовавших сильнее, чем сотни проповедей.

Раввин скончался в возрасте 79 лет, его имя было присвоено ряду еврейских учреждений. В 1897 г. в Варшаве вышла книга «Биография Ицхака», подготовленная его секретарем Яаковом Лившицем. Онa завершается словами, произнесенными рабби Спектором на смертном одре: «Возможно, порою я бывал пристрастен при ведении судебных дел, но ведь я всего лишь человек из плоти и крови. Но зато бескорыстно изучал Тору и поддерживал в этом других».

 

Фрэдди ЗОРИН

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Отец разумного инвестирования

Отец разумного инвестирования

130 лет назад родился Бенджамин Грэхем

«Мир – это плодородная почва, ожидающая, чтобы ее возделали»

«Мир – это плодородная почва, ожидающая, чтобы ее возделали»

К 115-летию со дня рождения Эдвинa Лэнда

Гений дзюдо из «черты оседлости»

Гений дзюдо из «черты оседлости»

К 120-летию со дня рождения Моше Пинхаса Фельденкрайза

«Никого и ничего не боялся…»

«Никого и ничего не боялся…»

Памяти Абрама Гринзайда

«Мои родители – Толстой и Достоевский»

«Мои родители – Толстой и Достоевский»

Беседа с писателем Алексеем Макушинским

«Орудие возрождения Израиля»

«Орудие возрождения Израиля»

К 140-летию со дня рождения Гарри Трумэна

Май: фигуры, события, судьбы

Май: фигуры, события, судьбы

«Отпусти мой народ!»

«Отпусти мой народ!»

Десять лет назад не стало Якоба Бирнбаума

Болевая точка судьбы

Болевая точка судьбы

К 110-летию со дня рождения Гретель Бергман

«Он принес на телевидение реальность»

«Он принес на телевидение реальность»

К 100-летию со дня рождения Вольфганга Менге

«Я привык делить судьбу своего героя еще до того, как написал роман»

«Я привык делить судьбу своего героя еще до того, как написал роман»

Беседа с израильским писателем и драматургом Идо Нетаньяху

«Один из самых сложных людей»

«Один из самых сложных людей»

120 лет назад родился Роберт Оппенгеймер

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!