Одна жизнь и судьба целого народа

Беседа с режиссером Дарьей Виолиной

Дарья Виолина, Сергей Павловский и Ева Печатникова

Международная неделя памяти жертв Холокоста прошла в России уже в восьмой раз. Среди наиболее значимых ее событий была премьера фильма «Одна жизнь» известных документалистов Дарьи Виолиной и Сергея Павловского, автором идеи которого стала продюсер Ева Печатникова.

Моя собеседница Дарья Виолина родилась в семье кинематографистов – драматурга Натальи Виолиной и режиссера Дмитрия Барщевского. Ее родители – создатели культового киноромана «Московская сага», брат Антон Барщевский – режиссер сериала «Тяжелый песок». Дарья на этих проектах была креативным продюсером. До этого она окончила сценарный факультет ВГИКа, много лет возглавляла Службу протокола Московского международного кинофестиваля. Еще параллельно с учебой во ВГИКе работала на ТВ, была автором программ о кино «Программа Х», «Мое кино», «Огни большого города».

 

– Что работа над этим фильмом дала вам в личном плане? Какие вызвала чувства и эмоции?

– Мой брат Антон Барщевский много лет возглавлял отделение Фонда Стивена Спилберга «Выжившие в Холокост» на территории стран СНГ, Балтии и Восточной Европы. Им и его группой было записано более 5000 интервью с пережившими Катастрофу. Позднее нашей семьей был сделан сериал «Тяжелый песок» по роману Анатолия Рыбакова. На этом проекте мы работали уже вместе с Сергеем Павловским и, конечно, о трагедии Холокоста знали очень многое. Однако работа над документальным фильмом и реальные судьбы – это совершенно особое состояние. Мы не умеем делать кино с холодным сердцем и неизбежно заново проживаем жизни с нашими героями. Не буду скрывать: это очень затратно и непросто в эмоциональном смысле, но и очень важно для нашего личного человеческого опыта. Заставляет по-другому смотреть на многие невзгоды нынешней жизни. И, надеюсь, делает нас самих чуточку лучше.

– Вы давно работаете с Сергеем Павловским?

– Вместе мы сделали девять документальных фильмов. Сергей окончил МГУ, математик в пятом поколении, но пришел в кино, став режиссером монтажа киноромана «Московская сага» и более к науке не вернулся. Кино – это наркотик. Позже работал с нами на «Тяжелом песке», фильмах «Бульварное кольцо», «Конферансье». Сергей уверен, что, рассказывая истории другим, человек многое объясняет и себе самому. Большинство документальных фильмов, созданных мной и Сергеем Павловским, посвящены драматическим эпизодам нашей истории. В этом нам очень помогла сама история ХХ в. Один из наших первых фильмов – «Дольше жизни» – о детях, репрессированных в сталинские годы вместе с родителями. Эта тема мне очень близка еще и потому, что моя бабушка прошла Акмолинский лагерь жен изменников родины, известный АЛЖИР. Тема репрессий и тоталитарного режима возникают у нас и в других работах. А сегодня мы с Сергеем представляем свою новую документальную дилогию, состоящую из двух фильмов: «Одна победа» – о войне и людях искусства и «Одна жизнь» – о начале Холокоста в России. Мы снимаем фильмы не только для сохранения памяти, но и в надежде на то, что трагедии прошлого никогда более не смогут повториться в нашей стране.

– Формально можно сказать, что ваш фильм посвящен теме Холокоста в России, а неформально – что это мощное авторское эмоциональное высказывание о том, что жизнь сильнее смерти, а память длится дольше жизни. Какие смыслы вы вкладывали в него?

– С начала Великой Отечественной войны минуло более 80 лет. Но в 2021 г. исполнилось 80 лет еще одной исторической трагедии – началу Холокоста в СССР. В августе 1941-го в Невеле было создано гетто, куда сгоняли евреев, живших в этих местах с XVII в. В районе с красивым названием «Голубая дача» было организовано место казни. В ночь на 6 сентября сюда привезли около тысячи человек, которых заставили выкопать рвы, и следом всех расстреляли.

Идея создания фильма принадлежит нашему продюсеру Еве Печатниковой. Для нее это и личная боль. В Невельском гетто погибла семья ее мужа, известного врача и государственного деятеля Леонида Печатникова. И он отправился на место трагедии вместе со съемочной группой, став одним из героев фильма. Так мы впервые оказались все вместе в Невеле и узнали, что именно там случился один из первых массовых расстрелов еврейского населения на территории СССР. Сегодня делаются десятки фильмов о Холокосте, но, как правило, речь в них идет об известных всем печальных местах: Бабий Яр, Аушвиц, Дахау... Но очень редко рассказывается о тихих российских городах, бывших еврейских местечках, которые постигла та же участь. Надеюсь, что фильмом «Одна жизнь» нам удалось в некоторой степени восполнить этот пробел.

– Создатели фильма рассказывают душераздирающие истории. К примеру, о двух братьях, которые смогли убежать и выжили, но после той страшной ночи навсегда потеряли друг друга. В фильме мелькают кадры довоенного Невеля с его провинциальным еврейским бытом, много фотографий. Наверное, такими же были довоенный Витебск, Житомир, Новоград-Волынский и еще множество еврейских местечек «черты оседлости». Кто-то из невельчан тогда сумел уцелеть?

– Потомков довоенных невельчан осталось совсем немного. Выжили лишь те, кто в самом начале войны успел уйти на фронт, и дети тех отчаянных матерей, которые в надежде на чудо разрешили детям бежать или передали их в чужие семьи. Шансов спастись у этих детей было не много, но некоторым это удалось. Однако важно понимать, что еврейский мир в СССР был разрушен еще раньше – cоветской властью. Нацисты, уничтожением 2,5 млн евреев СССР, лишь завершили эту трагическую историю.

– Дарья, пронзительный закадровый текст в вашем исполнении придает этой документальной работе еще больший трагизм. Страшные события у «Голубой дачи» вы воссоздавали разными киноприемами, перемежая хронику с фрагментами из киноромана «Тяжелый песок», и это заставляет зрителя почти реально пережить трагедию. Возникали ли у вас какие-либо сложности при создании фильма?

– Спасибо за высокую оценку. Мы действительно думаем, что документальное кино должно не только информировать зрителя, но и передавать ему эмоции авторов. Неизбежная сложность любого документалиста, работающего с темой Холокоста, – отсутствие хроники. Мы постарались решить ее, прибегнув к некоторым художественным приемам, однако обошлись без модных нынче «реконструкций», которые нас как документалистов обычно смущают. Во многом нам помог материал «Тяжелого песка». И такие высокие профессионалы, как режиссеры Вадим Абдрашитов и Алексей Симонов, награждая нас призом фестиваля «Сталкер», отдельно отметили деликатность, с которой художественные сцены переплетаются с хроникой. Их оценка, конечно, для нас очень важна. Видимо, хладнокровным операторам Рейха действительно не хватило духа всё это фиксировать, и единственные исторические кадры, повествующие непосредственно о массовых расстрелах, – это хроника, снятая в Лиепае и вошедшая в наш документальный фильм «Одна жизнь».

– Как зрители принимают ваш фильм?

– Наверное, самая важная их оценка – это ощущение света и надежды, которые оставляет фильм, несмотря на трагизм темы. Он не только о гибели людей и нацистской жестокости, но и о продолжении жизни вопреки всему, в частности – о ее продолжении в Невеле. Современный Невель – русский город, здесь проживает всего около 30 евреев. Но буквально все от мала до велика хранят память о своих невинно погибших земляках. В этом – большая заслуга невельчанок: историка Людмилы Максимовской и учителя русского языка местной гимназии Ольги Игдаловой. В Невеле и дети, и взрослые ухаживают за мемориалом жертв Холокоста, участвуют во всех памятных мероприятиях.

– Нельзя не сказать о музыке, которая постоянно звучит в картине, добавляя эмоции, и без того владеющие зрителем…

– Во всех наших работах мы стараемся уделять большое внимание музыке, так как уверены, что это важнейшая составляющая успеха фильма. Хорошая музыка становится еще одним героем фильма.

– Фильм еще не вышел на экраны, но уже завоевал приз международного кинофестиваля фильмов о правах человека «Сталкер» и был представлен в рамках Недели памяти жертв Холокоста. А его премьерный показ состоялся в рамках Международного фестиваля фильмов о преступлениях против человечности «Хроники катастрофы».

– Этот фестиваль собрал очень сильную программу наиболее значимых фильмов о Холокосте, сделанных в мире в 2021 г. Трудно себе представить, но их набралось более 70! Перед организаторами стояла сложная задача: выбрать наиболее достойные, и для нас большая честь, что «Одна жизнь» вошла в их число. Показ пришелся на разгар новой волны пандемии, но даже в этих условиях зал был заполнен и еще долго после показа шло обсуждение фильма со зрителями. Еще один показ был инициирован кинокритиком Александром Колбовским в киногостиной Еврейского культурного центра на Б. Никитской. Ждут нас и в нескольких залах Петербурга. Более того, уже поступили приглашения из Израиля, Канады, Лондона... Но это, увы, придется, видимо, отложить до спада пандемии. В ближайших планах – показ второго фильма дилогии – «Одна победа» – по ТВ. Телеканал «Культура» выразил желание показать эту картину.

– Каковы ваши дальнейшие творческие планы?

– Мы с Сергеем начали работу над новым фильмом к юбилею Театра оперетты по предложению его художественного руководителя Владимира Тартаковского. Вот такая неожиданная смена жанра (смеется). Хочется думать, что это будет более легкое кино, но сделанное тоже всерьез. Еще одна очень интересная задумка, связанная с судьбой великого русского композитора, имеется у Евы Печатниковой, но пусть она пока останется тайной. Нам очень повезло с продюсером: Ева (практикующий врач) – человек не только прекрасно образованный, но и очень творческий. И полтора года работы над дилогией стали для меня, Сергея Павловского и Евы Печатниковой замечательным периодом сотворчества.

 

Беседовала Яна ЛЮБАРСКАЯ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Французский академик, внук оренбургских евреев

Французский академик, внук оренбургских евреев

К 45-летию со дня смерти Жозефа Кесселя

Туман неизвестности

Туман неизвестности

На экраны Германии вышел фильм «Голда – железная леди Израиля»

«Все фильмы мне трудно достались, легких не было»

«Все фильмы мне трудно достались, легких не было»

Сто лет назад родилась Татьяна Лиознова

«Дома дедушка говорил на иврите»

«Дома дедушка говорил на иврите»

К 60-летию со дня смерти Самуила Маршака

О сокровенном

О сокровенном

Новая выставка Еврейского музея в Берлине

Еврейская футбольная культура

Еврейская футбольная культура

Фотовыставка в Лейпциге

Непрошедшее прошлое

Непрошедшее прошлое

Сад Акивы

Сад Акивы

Дети войны

Дети войны

Неординарный талант. На больничном

Неординарный талант. На больничном

Штрихи к портрету

Штрихи к портрету

130 лет назад родился Мане Кац

Бремя воспоминаний

Бремя воспоминаний

Тени прошлого и сближение поколений в фильме «Сокровище»

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!