Повелитель букв

К 155-летию со дня рождения Рафаэля Франка

Рафаэль Франк

Создателем самого популярного еврейского шрифта был вовсе не дизайнер, а музыкант и кантор по имени Рафаэль Франк. Он не дождался своего триумфа, и только после его смерти созданный им шрифт стал стандартом в еврейском полиграфическом производстве и до сих пор продолжает влиять на печатное дело. Шрифт Frank Rühl – первый еврейский шрифт, который был разработан и произведен в XX в. Он полностью изменил все правила игры как в еврейской полиграфии, так и в области оформления печатных текстов. Перемены стали неизбежными на фоне того, как постепенно, с середины XVIII в. и на протяжении всего XIX в., ухудшалось качество оформления еврейской печатной продукции. Это происходило из-за недостаточного количества еврейских типографий при увеличивающейся потребности в еврейских книгах. Поэтому приходилось поступаться качеством, ведь эти печатные изделия предназначались для молитвы и учебы, что является основой еврейского существования.

Снижение качества печатной продукции было характерно в тот период не только для еврейских общин – подобная тенденция наблюдалась во всeм мире. Благодаря промышленной революции появились машины, быстро перепечатывающие большое количество текстов, но при этом форма букв искажалась и размывалась. Увеличивающаяся потребность в бумаге привела к тому, что в печати начали использовать некачественную промышленную бумагу, и это также повлияло на четкость напечатанных на таком материале текстов. Массовое производство печатной бумажной продукции, смысл которого был в удешевлении стоимости, оказало значительное влияние на оформление книг. Расстояния между словами и абзацами были сведены к минимуму в целях экономии бумаги, виньетки и рисунки убраны, а постоянные перепечатки искажали исходную форму букв.

Английский художник, теоретик искусства, писатель, публицист и политический деятель Уильям Моррис стал одним из лидеров нового движения «Искусства и ремёсла», признававшего эстетическое и художественное превосходство изделий ручного ремесла над продуктами промышленного производства индустриальной эпохи. Моррис создал типографию, руководствующуюся этими принципами, и со временем его идеи распространились по всей Европе.

Шрифт Frank Rühl – многолетний фаворит крупнейших газет и солидных издательств

В Германии центром полиграфической промышленности считался Лейпциг, в котором располагались крупные литейные заводы для изготовления шрифтов и матриц, а также издательства и типографии. Местная еврейская община была тесно связана с печатной индустрией, и некоторые большие типографии находились во владении евреев. В период расцвета лейпцигской полиграфической промышленности до влиятельных членов еврейской общины дошел слух о талантливом учителе музыки Рафаэле Франке, и в 1903 г. они пригласили его на работу в местной еврейской школе.

 

Скрипач и типограф

Рафаэль Франк родился 11 марта 1867 г. в баварском городке Ихенхаузен. Он был третьим из семи детей Амалии-Мирьям и Гершона Франк. Отец семейства с трудом обеспечивал семью, продавая антиквариат. В 1884 г. Рафаэля отправили в Кёльн, где он поступил на курс по преподаванию музыки в еврейском педагогическом училище. Одновременно с учебой в училище, целью которой было приобретение профессии, Рафаэль продолжил заниматься музыкой и в совершенстве овладел игрой на скрипке. Закончив учебу, Франк стал преподавать в еврейских школах: сначала учительствовал в маленьких общинах в Зиммерне и в Нойсе, а в 1895 г. получил место в Галле. Там, в большом городе на берегу реки Зале, 28-летний Рафаэль встретился с Йоханной Кац, и они поженились. В 1897 г. родился их первенец Анзельм, а в 1900 г. – дочь Леонора, которая также была названа в честь своей бабушки – Амалии-Мирьям.

Кроме работы в школе Рафаэль Франк служил кантором в синагоге в Галле, его приятный голос убедил раввина Эфраима Карлибаха из близлежащего Лейпцига предложить Франку должности кантора в синагоге и учителя в воскресной школе. Лейпцигская еврейская община была небольшой по сравнению с общинами других городов Германии того периода. В ней состояло всего 6500 евреев, в то время как население города достигало полумиллионной отметки. Евреев было не много, но они были весьма состоятельными.

Франк внес разнообразие в музыкальную жизнь общины. Он также обладал обширными знаниями в разнообразных областях, в том числе в совершенстве владел ивритом. В его доме проходили уроки еврейской культуры и религии на немецком языке. Слух про харизматичного и всесторонне образованного музыканта дошел и до профессоров теологии Лейпцигского университета, и они начали посещать его уроки.

Согласно утверждениям Франка, он был обучен профессии софера (книжника) – переписчика религиозных текстов, то есть досконально разбирался в законах написания еврейских букв и владел специальной техникой воспроизведения священных текстов.

Благодаря атмосфере межрелигиозной терпимости, характерной для лейпцигского общества начала XX в., стало возможным присутствие христианских теологов на уроках Франка, которые он давал для еврейской общины. Та же атмосфера явилась благодатной почвой для оживленных дискуссий о возможном сотрудничестве немецких и еврейских представителей творческих профессий, желавших улучшить еврейский печатный шрифт.

Многие знатоки иврита были недовольны состоянием еврейской типографии, и одной из причин жажды перемен в этой области стало влияние немецкого общества, в котором как раз происходили кардинальные изменения формы печатных букв. То были времена типографской реформы в Германии, когда фрактура, витиеватая разновидность готического письма, повсеместно заменялась основанной на латинице антиквой, для которой были характерны более простые и чистые линии. Отголоски бурных споров между сторонниками реформы и ее противниками дошли до Рафаэля Франка и его лейпцигских друзей, натолкнув их на мысль о возможном упрощении и коррекции формы еврейских букв. В отличие от немцев, в распоряжении которых была латиница, у евреев не было параллельной системы написания букв, поэтому Рафаэль Франк занялся изучением рукописей и книг, выпущенных на заре печатного дела в Италии, отслеживая видоизменение букв на протяжении времени. Франк обнаружил две характерные особенности произошедшего искажения букв. Во-первых, это усиление различий между жирными горизонтальными линиями буквы и ее вертикальными линиями, которые со временем становились всё тоньше. Из-за этого читателю было всё труднее различать печатные символы. Во-вторых, форма букв из квадратной превратилась в прямоугольную, тем самым усилив различия между жирными и тонкими линиями. Кроме того, несоответствие между расположением огласовок и напечатанных букв значительно усложнило прочтение текстов, так как временами было невозможно понять, к какой именно букве относится та или иная огласовка.

Восхищавшиеся Франком немецкие теологи поддержали его начинания, и он занялся созданием нового еврейского шрифта, в котором должны были быть исправлены все искажения букв. В основу нового шрифта лег испанский вариант еврейского квадратного письма, усовершенствованный итальянскими печатниками в XVI в. Под влиянием идей сторонников антиквы Франк старался по возможности сократить различия в толщине горизонтальных и вертикальных линий букв, сохраняя изгибы и завитушки, которые украшали букву и подчеркивали отличия. Тут сказалось влияние немецкого югендстиля (модерна), для которого был характерен отказ от прямых углов и линий в пользу более плавных и изогнутых. Использование этих изгибов создавало четкие различия между буквами, имеющими похожее написание. Таким образом, читать тексты становилось значительно легче.

 

Шесть размеров

Производимые Рафаэлем Франком усовершенствования шрифта вызвали восторг у Фридриха Ойгена Шмидта, одного из компаньонов, купивших за пару лет до того завод типографских клише «Рюль». В то время «Рюль» только начинал расширять свою деятельность, будучи самым маленьким и скромным заводом из восьми литейных предприятий Лейпцига, обеспечивающих всю Европу литерами из свинца и типографскими шаблонами. С момента своего основания в 1864 г. литейный завод «Рюль» занимался изготовлением еврейских типографских матриц. Но важно понимать, что представленный Франком в 1908 г. новый шрифт был еще далек от тех трехмерных свинцовых литер, которые можно использовать в типографии. В то время работа мастера, отливающего литеры, была очень сложной с технической точки зрения: нужно было предпринять много попыток, пока не получался результат, позволявший наладить индустриальное производство системы печатных знаков. Кроме знаков препинания в эту систему должны были входить как минимум шесть разных размеров букв одного шрифта. Каждый размер готовился отдельно, и для каждой буквы требовался особенный шаблон отливки.

В основу нового шрифта лег испанский вариант еврейского квадратного письма, усовершенствованный итальянскими печатниками

Не обладавший техническими знаниями в этой области Рафаэль Франк обрел в Шмидте верного и терпеливого партнера, готового усердно заниматься разработкой нового шрифта. Однако в результате технических ограничений окончательный вид нового шрифта отличался от первоначальной задумки, во многом форма букв была определена специалистом по литейному делу и изготовлению клише.

В итоге в 1910 г. после двух лет напряженной работы завод «Рюль» опубликовал восьмистраничный рекламный буклет, в котором создатели с гордостью представили свой новый шрифт. По сложившейся традиции шрифту было дано опознавательное название, позволяющее зарегистрировать его в реестре авторских прав. Неординарное сотрудничество между литейным заводом «Рюль» и Рафаэлем Франком привело к возникновению необычного названия – Frank Rühl Hebräisch, ведь шрифты, как правило, назывались в честь того завода, где их изготовляли.

К сожалению создателей, новый шрифт был встречен довольно прохладно, и еврейские типографии не торопились его приобретать. В начале XX в. большая часть книг на иврите предназначалась для молитвенных и образовательных нужд евреев по всему миру. Печатались в основном молитвенники, трактаты Талмуда, книги религиозных законов и толкований, и типографика этих книг была установлена за много поколений до того. Для тех, кто молился или изучал Талмуд, любое изменение в оформлении воспринималось как грубое вмешательство в священный текст и, возможно, даже как попытка внести в него новый и запретный смысл.

Уже в последней четверти XIX в. было налажено копирование старых типографских клише, поэтому публиковавшиеся в начале ХХ в. святые книги в основном были перепечатками текстов, набранных за несколько десятилетий до того. Использование нового шрифта вынудило бы типографии начать всe сначала: осуществить набор текста, разбить его по страницам и проверить правильность написания. Всe это было дороже, чем использовать старые типографские клише, хотя они, как правило, были полны недостатков и часть их литер уже стерлась.

В то время светская литература на иврите только зарождалась, количество публикуемых на святом языке книг было небольшим, и печатались они очень ограниченным тиражом, так как читателей современной литературы на иврите было совсем немного. Это удивительно, но в том, что касается формы букв еврейского шрифта, взгляды писателей, издателей и читателей, участвовавших в возрождении ивритской культуры, были весьма консервативными. Хотя время от времени они всё же высказывали критические замечания касательно недостаточной эстетичности в оформлении книг и необходимости обновления печатных литер.

Недостатком шрифта Frank Rühl было то, что набирать им текст можно было только вручную, а в больших типографиях – особенно в США – уже использовали линотипные наборные машины. Новый шрифт в основном покупали типографии, печатавшие книги на идише, а также издательства, выпускавшие христианские теологические книги, в которых встречались короткие отрывки текстов на иврите.

Несмотря на то что шрифт мало покупали, литейный завод «Рюль» продолжил сотрудничать с Рафаэлем Франком, с тем чтобы сообща создать наклонный шрифт по аналогии с латинским курсивом. В иврите ранее не было наклонных шрифтов, и для выделения текста использовался шрифт Раши либо другие мудреные шрифты. Это затрудняло чтение и нарушало однородность типографского стиля печатного текста. Вместе с сотрудниками завода «Рюль» Франк создал новый шрифт и назвал его Мирьям – в честь своей дочери. В 1914 г. этот шрифт находился на завершающем этапе пробной печати, но летом разразилась Первая мировая война, и работа по созданию шрифта прекратилась.

Из-за войны завод «Рюль» разорился, и его должны были вот-вот закрыть. Сын Франка, Анзельм, попал в русский плен, и это подкосило здоровье его отца. В 1918 г. компания «Рюль» была куплена концерном «Бертольд», и завод в Лейпциге прекратил свое существование. Спустя два года, в 1920 г., Рафаэль Франк умер от инфаркта за два дня до своего 53-го дня рождения.

 

Рука Москвы

Именно в этот период шрифт Frank Rühl начал приобретать большую популярность далеко за пределами Германии – в России, где Первая мировая, революция и Гражданская война полностью разрушили местную печатную промышленность. Временная свобода, которую получили еврейские литераторы, вызвала необходимость в еврейских шрифтах для издания газет и книг. В то время в петроградском филиале концерна «Бертольд» мертвым грузом лежали новые еврейские литеры шрифта Frank Rühl, и, когда появился спрос, их разослали во все типографии Советской России.

Каталог шрифтов, разработанных на литейном заводе «Рюль»


В 1917 г. Шошана Персиц приобрела типографию Лазаревского института восточных языков в Москве. Еще до войны в эту типографию поступили большие запасы литер шрифта Frank Rühl, предназначенных для публикации научных работ, но использовать их не успели, а потом типография и вовсе разорилась. Именно благодаря этим литерам началась деятельность московского издательства «Оманут» («Искусство») и были опубликованы первые выпуски литературного журнала «Ха-Ткуфа» («Эпоха») и первые книги издательства «Штибель». Вышло так, что в неразберихе, вызванной революцией, литература на иврите приняла разработанный Рафаэлем Франком шрифт, и таким образом произошли необратимые типографические изменения.

Во главе поглотившего завод «Рюль» концерна «Бертольд» стоял еврейский банкир и промышленник Оскар Йолес. Он понимал важность возрождения культуры иврита и активно поддерживал ассоциации любителей книг. Когда Иосиф Черкасский, киевский специалист по производству литер, сбежал из Советской России и добрался до Берлина, Йолес предоставил ему работу в «ориентальном департаменте» концерна. Там Черкасский занимался разработкой еврейского шрифта, а также в его обязанности входила работа над арабским шрифтом и над шрифтами других семитских языков.

Черкасский взял два шрифта Рафаэля Франка, добавил к ним серии литер дополнительных размеров для расширения печатных возможностей и начал их массовое производство. Во всех уголках света ощущалась потребность в еврейских буквах: в США, в Латинской Америке, в Польше, в России и в подмандатной Палестине, однако основным рынком всe еще была Германия. Низкая стоимость печатного процесса как следствие инфляции, последовавшей за поражением Германии в войне, привлекала в эту страну большое количество еврейских издателей. В начале 1920-х в Берлине, столице молодой Веймарской респуб­лики, сосредоточилось немалое количество еврейских писателей и интеллектуалов, которые активно занимались издательством различных книг, газет и журналов на идише и на иврите.

Выпускаемые концерном «Бертольд» шрифты не только предлагали удобное и доступное решение проблемы дефицита литер еврейским издателям и печатникам, они также служили товарным знаком публикаций, который указывал на современность текстов, отличающихся от классических версий. Обладающий свежим дизайном Frank Rühl выделялся на фоне устаревших еврейских шрифтов. К тому же благодаря ему появилось четкое разграничение между святыми книгами и современной литературой, где назрела необходимость перемен не только в содержании, но и в эстетической форме текстов.

Четкость шрифта Frank Rühl и удобство его восприятия очень понравились деятелям новой секулярной и сионистской культуры, с которой этот шрифт всe больше стал ассоциироваться. В скором времени он надежно обосновался в печатной отрасли и стал стандартным шрифтом, который использовался во многих типографиях, сначала в Германии и в Восточной Европе, а затем в Палестине и Америке.

В 1925 г. концерн «Бертольд» передал права на шрифт Frank Rühl американской компании «Линотип», чтобы она приспособила этот шрифт к работе своих строкоотливных наборных аппаратов. Спустя год права получила также английская фирма «Монотип». Польские литейные заводы тоже начали подражать популярному шрифту, и в период между двумя мировыми войнами они произвели и распространили собственные версии шрифта Frank Rühl под другими фирменными наименованиями.

После смерти Оскара Йолеса и иммиграции Иосифа Черкасского в Бразилию концерн «Бертольд» начал сдавать позиции. Производство еврейских литер постепенно переместилось в Англию, но революция уже свершилась. В среде издателей и печатников произошли изменения в восприятии формы новых книг на иврите, а эстетика шрифта начала играть ключевую роль в дизайне печатных изделий.

Впоследствии типографы и мастера печатного дела, разрабатывавшие новые еврейские шрифты в Израиле, обнаружили в Frank Rühl немало недостатков, и некоторые полагали, что этот шрифт уже устарел. Но, несмотря ни на что, созданный Рафаэлем Франком в Лейпциге начала ХХ в. шрифт успешно пережил все взлеты и падения полиграфической индустрии, выпавшие на ее долю в прошлом веке.

На дворе третье десятилетие XXI в., весь мир перешел на цифровую печать. В нашем распоряжении огромное количество шрифтов, но всe равно большая часть книг и газет, выпускаемых в Израиле, использует буквы, придуманные скромным кантором, который умер в неизвестности 100 лет назад.

 

Гиль ВАЙСБЛАЙ (Segula)

Перевод: jewishmagazine.ru

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Штрихи к портрету

Штрихи к портрету

130 лет назад родился Мане Кац

Бремя воспоминаний

Бремя воспоминаний

Тени прошлого и сближение поколений в фильме «Сокровище»

Что нам остается в этой жизни?..

Что нам остается в этой жизни?..

120 лет назад родилась Татьяна Пельтцер

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

К 225-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

Беседа с Вячеславом Верховским

Великий киевлянин

Великий киевлянин

45 лет назад не стало Натана Рахлина

«Я живу, чтобы действовать»

«Я живу, чтобы действовать»

Десять лет назад скончался Эли Уоллах

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Целитель

Целитель

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

«В жизнь контрабандой проникает кино»

«В жизнь контрабандой проникает кино»

Давид Кунио, сыгравший в фильме «Молодость», – заложник ХАМАСa

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!