Физик из «золотой клетки»

30 лет назад скончался Николаус Риль

Николаус Риль

В биографии этого человека – талантливого ученого, секретного физика Гитлера и Сталина, сыгравшего важную роль в атомном вооружении СССР – было немало невероятных поворотов, достойных детектива. Плюс «гремучесть» еврейско-немецкого происхождения.

Николаус Риль родился 24 мая 1901 г. в Санкт-Петербурге в смешанной еврейско-немецкой семье. Его отец Вильгельм Риль служил инженером на электротехническом предприятии фирмы Siemens & Halske, мать Елена Каган происходила из семьи еврейских врачей, но в связи с замужеством приняла христианство.

Николай окончил шесть классов реального училища, после чего завершил среднее образование в знаменитой Петришуле, которую посещали многие петроградские дети из немецких семей. В 1919 г. он поступил на электромеханический факультет во 2-й Петроградский политехнический институт. Но отсутствие возможностей нормальной учебы в те годы – разруха, голод, аресты преподавателей – не сильно помогали в учебе, так что, воспользовавшись возможностью, Николай вслед за родителями, уехавшими в 1921 г. в Германию, отправился на учебу в Берлин в рамках советско-германского парт­нерства. Там он изучал физику и ядерную химию в Берлинском университете, где в 1927 г. защитил диссертацию по теме «Использование счетчиков Мюллера–Гейгера для спектроскопии бета-излучения». Его научными руководителями были Лиза Мейтнер и Отто Ган.

В 1927 г. Риль начал свою трудовую деятельность в фирме Auergesellschaft – сперва начальником лаборатории оптической техники, а в 1939 г. возглавил научный отдел всего предприятия (после принятия Нюрнбергских расовых законов у всех тщательно искали следы «еврейской крови», но Николауса это почему-то не коснулось). В это время Риль сделал и запатентовал несколько крупных открытий в области гамма-излучений, в частности, способ технической гамма-радиографии. В сотрудничестве со специалистами фирмы Osram он разработал первые промышленные образцы широко распространенных ныне люминесцентных ламп и трубок. Свои изобретения и технические разработки в этой области Н. Риль изложил в книге «Физика и техника применения люминесценции», изданной в 1941 г. и переведенной на многие языки. Примерно в это же время состоялось его знакомство со знаменитым впоследствии биологом и генетиком Николаем Тимофеевым-Ресовским, прозванным среди коллег Зубром.

Начиная с середины 1930-х гг. цели финансирования германской науки изменились: она была переориентирована на программы, связанные с повышением боеспособности армии. В 1939 г., после начала Второй мировой войны, Риль был вызван в Военное министерство, где ему предложили возглавить предприятие по промышленному производству урана, которому предстояло стать основным компонентом ядерного оружия. На этом посту Риль проявил себя не только как ученый, но и как отличный организатор: уже к 1942 г. три германских завода произвели более 7,5 т химически чистого урана, а радиоактивный торий Риль собирал во всех оккупированных Германией европейских странах.

Одновременно он работал в одной из двух групп, занимавшихся созданием германского атомного реактора. Многие эксперты придерживаются мнения, что только чудо предотвратило появление у немцев ядерного оружия в 1945 г. Возможно, в основе этого «чуда» лежит сознательное нежелание и саботаж ведущих ученых «уранового проекта», таких как Гейзенберг, Дибнер, Вайцзеккер и сам Николаус Риль. Сам же он в своих мемуарах писал по этому поводу: «Иногда высказывается мнение, что многие немецкие ученые сознательно или неосознанно тормозили процесс вместо того, чтобы помочь гитлеровскому Рейху с созданием такого смертоносного оружия, как атомная бомба. Это объяснение не является полностью неправильным, однако оно никоим образом не является и исчерпывающим. Исследователь, обладающий научным любопытством или заинтересованный техническими новшествами, едва ли сможет устоять перед очарованием такого проекта. При сильном давлении и большей поддержке со стороны правительства немцы могли бы пойти и дальше. Я полагаю, что вялый ход работы над „урановым проектом“ объясняется, главным образом, относительно слабым интересом к нему со стороны интеллектуально примитивного Гитлера и его людей...».

В марте 1945 г. Николаус Риль находился в Ораниенбауме, на одном из трех германских заводов по производству урана. Городок входил в советскую зону оккупации, но пока только на бумаге, поскольку Советская армия еще только пробивалась к Берлину. 15 марта 600 «летающих крепостей» В-17 и В-24 превратили завод и город в кучу развалин. Лишь благодаря невероятному везению Риль целым и невредимым выбрался из разбомбленного города и добрался до берлинского пригорода Бух, где располагался институт Тимофеева-Ресовского. Там он вместе с Зубром с тревогой дожидался прихода советских войск.

В середине мая 1945 г., с небольшим опозданием по сравнению с американцами, в Берлин прибыла советская атомная «трофейная» команда во главе с заместителем наркомa внутренних дел А. П. Завенягиным. Вместе с офицерами НКВД в группе были советские физики Л. А. Арцимович, И. К. Кикоин, Ю. Б. Харитон, Г. Н. Флеров и некоторые другие, знавшие немецкий язык. Как вспоминал сам Риль, однажды к нему явились Арцимович и Флеров в форме полковников НКВД. Они пригласили Риля «на 10 минут зайти для разговора в штаб советских оккупационных войск». «Десять минут превратились в 10 лет», – запишет позже Николаус Риль.

Он отвез группу советских специалистов на разрушенный ораниенбаумский завод, показал им склад со 100 т оксида урана и хранилища с 12 т чистого урана. Уцелевшее оборудование и весь уран были вывезены в Советский Союз, а вскоре вслед за ними туда же отправился и сам Николаус Риль с семьей. Вместе с ним в СССР выехали и специалисты из его группы.

Несмотря на все опасения, в советской столице Риля встретили приветливо, ему вместе с семьей был выделен небольшой особняк. В июле 1945 г. он в качестве начальника научно-исследовательской лаборатории возглавил работы по переоборудованию завода № 12 в г. Электростали (Московская обл.) для нужд «атомного проекта». Специалистам его группы (А. Барони, Г. Борн, А. Катч, В. Кирст, Г. Вирт и др.) предстояло срочно наладить выпуск чистого металлического урана из оксида урана для первого советского уран-графитового экспериментального реактора Ф-1. Несмотря на постоянно возникавшие в процессе работы трудности, уже в январе 1946 г. лаборатория № 2 (Курчатовский институт) получила первую партию урана, необходимого для строительства реактора. К концу года производство металлического урана возросло до 3 т в неделю, а в 1950 г. завод вышел на уровень производства одной тонны урана в день.

После испытания первой советской атомной бомбы 29 августа 1949 г. Л. Берия представил 33 участников проекта к званию Героя Социалистического Труда. Среди награжденных Н. Риль был единственным иностранцем. В дополнение к этой высшей награде СССР за труд немецкий ученый, как и его советские коллеги, получил Сталинскую премию, крупное денежное вознаграждение, дачу в поселке Жуковка под Москвой и автомобиль «Победа». Значительную часть своей премии Риль потратил на закупку продуктов для передачи немецким военнопленным, работавшим на строительстве объектов в г. Электросталь.

18 ноября 1949 г. награжденные и руководители проекта направили Сталину благодарственное письмо. В его левом верхнем углу вождь написал красным карандашом: «Почему нет Риля (немец)?». Подписи Риля под письмом действительно не было.

После пуска производства урана на заводе № 12 Н. Риль предпринимал попытки вернуться в Германию, но вместо этого ему предложили должность научного руководителя в лаборатории «Б». С 1950 по 1952 г. он был научным руководителем работ по радиационной химии и радиобиологии на объекте НКВД на базе санатория Сунгуль (г. Снежинск). Лаборатория занималась изучением воздействия радиоактивных излучений на живой организм и разработкой способов защиты от радиоактивного излучения и радиоактивных отравляющих веществ. С весны 1952 г. Риль находился в Сухуми, символически работая в Сухумском физтехе. Здесь были проведены его первые исследования по физике твердого тела.

После смерти Сталина в 1953 г. канцлер ФРГ Конрад Аденауэр обратился к правительству СССР с просьбой вернуть немецких ученых на родину. При их возвращении в Германию между правительствами был согласован список из 18 человек, которые были обязаны вернуться только в ГДР. В этот список входила вся группа Риля.

В апреле 1955 г. Н. Риль вернулся в Германию. Прожив четыре недели в ГДР, в восточном секторе Берлина, он переехал в Западную Германию и в 1955 г. был принят научным сотрудником в Мюнхенский технический университет для работы на исследовательском ядерном реакторе, строительство которого он возглавлял в 1955–1957 гг. вместе с профессором М. Лейбницем. В 1961 г. Риль получил место ординарного профессора Мюнхенского университета и продолжил исследования в области физики твердого тела, физики льда и оптической спектроскопии твердого тела.

В 1988 г. в Штутгарте вышла книга воспоминаний Николауса Риля «10 лет в золотой клетке», переведенная затем и на русский язык. В ней автор, в частности, признается в том, что в первые месяцы пребывания на Западе у него было ощущение, что ему чего-то то катастрофически не хватает. Лишь потом он понял: ему недостает постоянной угрозы, опасности, борьбы. Но со временем это ощущение неуверенности прошло, и он превратился в обычного гражданина Федеративной Республики Германия.

Николаус Риль умер в Мюнхене 2 августа 1990 г. А в сентябре 2011 г. вышла книга о нем, подготовленная сотрудниками Российского федерального ядерного центра.

 

Виктор ФИШМАН

Использована информация сайта: www.biblioatom.ru

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«Отец современного иврита»

«Отец современного иврита»

К 100-летию со дня смерти Элиэзера Бен-Йехуды

Формула любви

Формула любви

Пять лет назад не стало Леонида Броневого

Выбор пути

Выбор пути

120 лет назад родилась Хеся Локшина

Франко – не Дон Кихот

Франко – не Дон Кихот

К 130-летию со дня рождения диктатора Испании

«Война продлится дольше, чем ожидают, а закончится неожиданно»

«Война продлится дольше, чем ожидают, а закончится неожиданно»

Беседа с блогером и адвокатом Марком Фейгиным

Декабрь: фигуры, события, судьбы

Декабрь: фигуры, события, судьбы

«Я буду соблюдать заповеди…»

«Я буду соблюдать заповеди…»

70 лет назад умер Хаим Вейцман

Судьба диссидента

Судьба диссидента

40 лет назад умер Петр Якир

«Дилемма: футбол или физика? Нет, всe-таки физика!»

«Дилемма: футбол или физика? Нет, всe-таки физика!»

К 60-летию со дня смерти Нильса Бора

«То ли горец, то ли вампир – не стареет!»

«То ли горец, то ли вампир – не стареет!»

Сева Новгородцев о своей жизни и работе

«Я выжил не для того, чтобы молчать»

«Я выжил не для того, чтобы молчать»

110 лет назад родился Хайнц Галински

Ноябрь: фигуры, события, судьбы

Ноябрь: фигуры, события, судьбы

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!