Еврейский певец русской природы

К 160-летию со дня рождения и 120-летию со дня смерти Исаака Левитана

И. Левитан. Автопортрет

Пейзажная реалистическая живопись в России, достигшая своего расцвета во второй половине XIX в., была представлена созвездием крупных художников: И. Шишкин, Ф. Васильев, А. Куинджи, И. Айвазовский, А. Саврасов, В. Поленов… В этом созвездии ярчайшей звездой блистал и Исаак Ильич Левитан.

Будущий выдающийся художник появился на свет 18 (30) августа 1860 г. в местечке Кибарты (ныне это в Литве) и при рождении получил имя Ицхак. Он был четвертым и младшим ребенком в небогатой семье Эльяшива-Лейба и Баси Левитан.

В 1870 г. отец, желая дать детям хорошее светское образование, привез семью в Москву, где пытался зарабатывать уроками французского. Через год его старший сын Авель Лейб (Адольф) поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В 1873 г. переступил порог этого училища и младший сын, теперь носивший имя Исаак. Как вспоминал М. Нестеров, учившийся в то же время, это был на редкость красивый, изящный мальчик-еврей, похожий на нищих детей-итальянцев.

Вскоре умерла мать, а через год и отец. Для осиротевших детей наступили тяжелые времена. Руководство училища, отмечая «большие успехи» братьев в учебе и «ввиду крайней нужды», освободило их от платы за обучение. Но голод и лишения продолжали преследовать их.

Исаак первоначально посещал «натурный класс» известного художника-жанриста В. Перова. Друг и коллега Перова, знаменитый пейзажист А. Саврасов, обратил внимание на подростка и взял его в свой «пейзажный класс». Саврасов, как отмечал К. Паустовский, внимательно и терпеливо наставлял ученика, передавал ему умение лирически воспринимать и отображать природу. Юноша внимал советам учителя, но и сам много работал. «Левитану давалось все легко, тем не менее работал он упорно, с большой выдержкой», – вспоминал М. Нестеров.

Вскоре последовали первые успехи. Весной 1877 г. две выставленные на ученической выставке работы Исаака были положительно отмечены в прессе, 16-летний Левитан получил малую серебряную медаль и 220 руб. «для возможности продолжать занятия». Особенно кстати оказалась денежная премия: братья по-прежнему жили впроголодь, не имели постоянного крова. Эти лишения не прошли бесследно для здоровья Исаака: именно тогда зародилась болезнь сердца, которая омрачала его жизнь и безвременно свела его в могилу.

Много унижений и лишений пришлось пережить и в связи с еврейским происхождением и «неславянской» внешностью. «Талантливый еврейский мальчик, – писал Паустовский, – раздражал иных преподавателей. Еврей, по их мнению, не должен был касаться русского пейзажа. Это было дело коренных русских художников». А когда весной 1879 г. вышел указ о запрете евреям проживать в «первопрестольной», Левитан был выселен из Москвы. Вместе с братом, сестрой и ее мужем он поселился в дачном доме под Москвой. Здесь он написал картину «Осенний день. Сокольники», на которую обратил внимание П. Третьяков, купивший ее для своей галереи. Это был огромный успех для 19-летнего ученика художественного училища.

В 1880 г. Левитан создал цикл картин «Дубовая роща. Осень», «Дуб. Сосны», «Полустанок». В том же году он был допущен на выставку художников-передвижников. Лишь через год после высылки Левитан смог вернуться в Москву. Грустью о судьбе вечно гонимых соплеменников была проникнута созданная им в 1881 г. картина «Еврейское кладбище».

В 1882 г. наставником Левитана стал В. Поленов. У него Левитан учился вносить в изображение природы живую непосредственность этюда, свежесть и естественность колорита. Это сказалось в созданных в 1884 г. картинах «Последний снег. Саввинская слобода» и «Мостик. Саввинская слобода».

Но художника ожидала новая неприятность. Несмотря на то, что он был высоко ценим своими учителями, руководство училища в апреле 1884 г. выпустило его с низшим званием «неклассного художника», дававшим право лишь преподавать рисование. Дорога для поступления в Академию художеств была закрыта, хотя всё более широкому кругу ценителей живописи становилось очевидным, что в пейзажную живопись России входит новый художник.

Во второй половине 1880-х талант молодого живописца обретал силу. Его известность росла. На выставках объединения передвижников появились уже настоящие шедевры – «У омута», «Лето», «Октябрь». Но пережитые тяготы, унижения и напряженный труд сказались на здоровье Левитана: обострилась болезнь сердца. Чтобы подлечиться, он в 1886 г. уехал в Крым. Но там не только поправлял здоровье – привез оттуда пять десятков пейзажей, получивших восторженные отзывы критиков.

В 1887 г. художник отправился на Волгу, но из-за холодной и пасмурной погоды река показалась ему «тоскливой и мертвой». Зато следующим летом во время путешествия на пароходе по Оке и Волге он открыл для себя городок Плёс, где провел три продуктивных летних сезона, написал около 200 картин – среди них «Вечер на Волге», «Золотой Плёс», «После дождя. Плёс» и др. Пришел наконец и некоторый достаток.

В 1889 г. Левитан впервые совершил поездку в Европу. Он посетил Всемирную выставку в Париже и был впечатлен представленными там шедеврами французской живописи. С интересом изучал он пейзажи художников так называемой барбизонской школы, особое внимание уделял творчеству К. Коро. В своем творчестве Левитан стремился соединить достижения русской пейзажной живописи с французской. А непрерывные искания приблизили его к изобразительным приемам импрессионистов, однако без свойственной им «этюдности» и чрезмерного увлечения экспериментами.

В 1890 г. Левитану исполнилось 30 лет. К этому времени он, по замечанию его первого биографа, «превратился из нищего мальчика в изящного джентльмена». Наступала пора творческой зрелости и признания его таланта. В марте 1891 г. он был принят в Товарищество передвижных художественных выставок. Однако, оставаясь живописцем сугубо пейзажного жанра, он не мог следовать социально-обличительным мотивам, преобладавшим в творчестве передвижников. В конце 1890-х Левитан сблизился с объединением художников «Мир искусств» (Л. Бакст, М. Добужинский, Е. Ланресе, К. Сомов и др.) и участвовал в его выставках, однако в итоге не смог принять приверженность принципу «искусство для искусства».

Став известным не только в России, но и за ее пределами, художник обрел и официальное признание: в 1897 г. он получил звание члена Академии художеств, в 1898 г. возглавил пейзажную мастерскую в родном училище. Там он проявил себя и как замечательный педагог.

В 1890-е гг. завершилась, наконец, и бесприютная жизнь. Почитавший талант Левитана богатый московский художник-любитель Сергей Морозов предоставил ему мастерскую с примыкавшей к ней квартирой в Трехсвятительском переулке. Однако «Агасферово проклятие», как писал сам Левитан, вновь настигло его в сентябре 1892 г.: вместе с 20 тыс. евреев Москвы, обвиненных в «незаконном» проживании, всемирно известный художник был выселен из города. Некоторое время он жил в Тверской и Владимирской губерниях. И лишь в декабре благодаря хлопотам влиятельных друзей ему разрешили вернуться. Но угроза выселения висела над ним вплоть до 1894 г., когда он получил вид на жительство. Однако и далее вынужден был выслушивать упреки в том, что еврей не должен изображать русскую природу или что он изображает ее не так, как это должны делать подлинно русские художники.

В эти годы в творчестве Левитана сложился жанр «пейзажа настроения», когда картина природы изображается как выражение состояния души. Это во многом достигалось и особыми выразительными средствами. Чтобы сохранить изначальное впечатление от восприятия природы, художник не выписывал подробности, обозначал детали несколькими мазками и, подобно «барбизонцам», добивался изображения трепетности и зыбкости световоздушной среды. Все это в полной мере отразилось в картинах последнего десятилетия его жизни, представлявших собой вершины творчества художника: «Тихая обитель» (1890), «Вечерний звон» (1892).

Иная тональность присутствует в полотне «Владимирка», созданном во время вынужденного пребывания во Владимирской губернии в 1892 г. Немало современников художника еще помнили значение этого слова: так называлась дорога, по которой пешком гнали в Сибирь каторжан. Пессимизмом веет и от созданной в том же году картины «У омута».

Настоящим шедевром этих лет стало полотно «Над вечным покоем» (1894). Сам Левитан писал о нем: «Вечность, грозная вечность, в которой потонули поколения и потонут еще…» Даря его П. Третьякову и выражая удовлетворение тем, что оно будет представлено в его галерее, он признавался: «…в ней я весь, со всей моей психикой, со всем моим содержанием…»

Однако меланхоличный настрой нередко сменялся жизнеутверждением, и тогда возникали полотна, отражавшие радостные моменты смены времен года. Такие, как написанные в 1895 г. картины «Март» и «Золотая осень».

Самым монументальным произведением и вершиной творчества Левитана стала картина «Озеро. Русь». Художник работал над ней в 1899–1900 гг., но путь к ней лежал через годы наблюдений и размышлений, многочисленные этюды и варианты

Жизненные силы оставляли художника. Болезнь все более усугублялась. Посетивший его давний друг А. Чехов в одном из писем в марте 1897 г. отмечал: «Выслушивал Левитана. Дело плохо. Сердце у него не стучит, а дует…» В последний раз Чехов навестил тяжелобольного друга 8–17 мая 1900 г. Левитан уже почти не мог ходить и чувствовал приближение смерти.

Она пришла 22 июля (4 августа) 1900 г. В мастерской художника осталось около 40 неоконченных картин и около 300 этюдов. А всего за недолгую творческую жизнь им было создано не менее 1000 картин и законченных этюдов.

Похороны Левитана состоялись 25 июля на еврейской части Дорогомиловского кладбища в Москве. В апреле 1941 г. его прах был перенесен на Новодевичье кладбище и погребен рядом с могилой Чехова.

 

Аркадий ЦФАСМАН

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Штрихи к портрету

Штрихи к портрету

130 лет назад родился Мане Кац

Бремя воспоминаний

Бремя воспоминаний

Тени прошлого и сближение поколений в фильме «Сокровище»

Что нам остается в этой жизни?..

Что нам остается в этой жизни?..

120 лет назад родилась Татьяна Пельтцер

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

К 225-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

Беседа с Вячеславом Верховским

Великий киевлянин

Великий киевлянин

45 лет назад не стало Натана Рахлина

«Я живу, чтобы действовать»

«Я живу, чтобы действовать»

Десять лет назад скончался Эли Уоллах

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Целитель

Целитель

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

«В жизнь контрабандой проникает кино»

«В жизнь контрабандой проникает кино»

Давид Кунио, сыгравший в фильме «Молодость», – заложник ХАМАСa

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!