«Свалим все на Черчилля»

Сказание полинезийского еврея о нацистской эпохе

Роман Гриффин Дэвис, Тайка Вайтити и Скарлетт Йоханссон в фильме «Кролик Джоджо»
© Twentieth Century Fox


«Оскар» за лучший адаптированный сценарий получил Тайка Вайтити, чей фильм «Jojo Rabbit» («Кролик Джо­джо», 2019, Новая Зеландия / Чехия / США) претендовал на шесть статуэток Американской академии кино. Вайтити – новозеландский режиссер. Его отец – маори, мать – еврейка, предки которой жили в России, недалеко от Брянска. Новоиспеченный 44-летний «оскароносец» не раз подписывался материнской девичьей фамилией – Коэн. А о своей смеси кровей с улыбкой говорит так: «Я – полинезийский еврей».

Фильм «Кролик Джоджо», который сейчас идет на экранах Германии, в очередной раз заставил спорить о том, уместно ли в комедийном ключе снимать кино о событиях и персонажах Второй мировой войны. Хотя в этом вопросе лед тронулся еще в 1940-м, когда вышла прижизненная пародия на Гитлера «Великий диктатор», снятая Чарли Чаплином, который сам же и сыграл еврейского цирюльника, обладавшего поразительным портретным сходством с диктатором вымышленной Томании. Но после выхода этого фильма нацизм выплеснул на мир столько горя, что продолжать шутить в том же духе казалось неуместно. Однако уже в 1970-х в разных странах стали появляться откровенно фарсовые ленты, в которых фигурировал Гитлер: «Фюрер сходит с ума» Филиппа Клера, «Жестокие игры на мягких постелях» Роя Боултинга и «Дядя Адольф по прозвищу Фюрер» Франко Кастеллано и Джузеппе Моччиа. Уже в текущем веке германские киностудии внесли свой вклад в сатирическую «гитлериаду» – «Мой фюрер, или Самая правдивая правда об Адольфе Гитлере» Дани Леви и «Он снова здесь» Давида Вендта.

И вот Вайтити снимает свою ленту по мотивам романа Кристины Лойненс «Небеса в клетке». Главный герой фильма – 10-летний Йоханнес Бетцлер, он же Джоджо (Роман Гриффин Дэвис), старающийся быть активным участником гитлерюгенда. Это сделать непросто, поскольку мальчик довольно неловкий и чувствительный. Он не может убить кролика, с трудом завязывает шнурки, а брошенная им учебная граната рикошетит от дерева и падает к его ногам. Все свои поступки он мысленно оценивает вместе с воображаемым Адольфом Гитлером (его сыграл сам режиссер). Тут следует заметить: некоторых критиков не устраивает, что фюрер предстает здесь как опереточный и даже ребячливый персонаж (он, например, советует Йоханнесу: «Давай подожжем дом и скажем, что это сделал Черчилль»). Но нельзя упускать из виду, что это не натуральный диктатор, а всего лишь персонаж, порожденный воображением 10-летнего ребенка, повергнутого в смятение нацистской пропагандой. И вообще в этом фильме превалирует восприятие мира взрослых с точки зрения ребенка.

Выстроенная вселенная Йоханнеса переворачивается с ног на голову, когда он узнает, что его мама (Скарлетт Йоханссон) прячет на чердаке их дома девочку-еврейку Эльзу (Томасин Маккензи). В фильме много черного юмора, который режиссер использует как катализатор рассказа о том, как ненависть, предубеждения и пропаганда отравляют разум детей и взрослых. Вайтити делает акцент на нелепостях диктатуры и войны, нередко доводя их до полного абсурда, и пытается убедить зрителя в том, что нет тем, над которыми нельзя шутить. И вот тут он становится заложником лихого абсурдистского темпа фильма. Подчас в «Кролике Джоджо» встречаются совершенно нелепые перепады настроений, где вслед за сценами, полными упоения весельем сатирического гротеска, следуют абсолютно трагические эпизоды. Например, вскоре после очередной буффонады с воображаемым фюрером Йоханнес идет по площади, не разбирая дороги, и натыкается на ноги повешенной в назидание всем остальным. Мальчик видит перед собой туфли матери, которая, как оказалась, была участницей движения Сопротивления. Но трагизм ситуации в этом случае не считывается.

Правда, такие моменты в фильме не превалируют. И Вайтити может утешаться не только наличием «Оскара», но и тем, что после одного из показов фильма к нему подошла дочь выживших узников концлагеря Аушвиц-Биркенау со словами: «Знаю, что многие воспримут эту ленту как спорную, но моим родителям она понравилась бы. В ней определенно используется юмор в их вкусе. Но поимо этого фильм несет много посланий, о которых стоит задуматься».

 

Сергей ГАВРИЛОВ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Следующая глава жизни

Следующая глава жизни

Ран Нир вполне укоренился в Берлине

Фильм об исчезнувшей «Атлантиде»

Фильм об исчезнувшей «Атлантиде»

«Штетл» Кати Устиновой

Серебряный Вульф

Серебряный Вульф

10 лет назад умер известный искусствовед и публицист

«Вся жизнь непредсказуема, и это прекрасно»

«Вся жизнь непредсказуема, и это прекрасно»

Беседа с Герой Сандлером

Выдающийся визионер и повествователь

Выдающийся визионер и повествователь

Награда для Стивена Спилберга

Где память хранила земля

Где память хранила земля

В честь «Архива Рингельблюма»

Экспресс Варшава – Тель-Авив

Экспресс Варшава – Тель-Авив

Переводы: Рахель

Переводы: Рахель

Улицы Нью-Йорка: еврейские истории

Улицы Нью-Йорка: еврейские истории

Корзина инжира

Корзина инжира

Король джаза

Король джаза

50 лет назад скончался Александр Цфасман

Портрет царицы Эстер

Портрет царицы Эстер

Пуримская легенда в произведениях искусства

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!