«Жив народ Израиля!»

Псой Короленко о проекте Yiddish Glory

Псой Короленко: «В самые страшные годы войн­­ы было очень много юмористических песен на идише»© СЕРГЕЙ ГАВРИЛОВ

В августе в берлинском PANDA Theater стартовал концертный цикл PANDAyiddish 2019. Его открыла новая программа Псоя Короленко «Шапка с ушками». Но говорили мы с ним о другом проекте с его участием – Yiddish Glory. Международный состав музыкантов с таким названием записал альбом «The Lost Songs Of World War II» («Потерянные песни Второй мировой войн­­ы»), который в начале этого года был в числе претендентов на награду Grammy. В него вошла малая толика материалов из архива фольклориста Моисея Береговского, который собирал песни на идише, написанные в военные и первые послевоенные годы. Их обнаружила в Национальной библиотеке Украины им. В. И. Вернадского профессор Торонтского университета, специалист по идишскому фольклору советской эпохи Анна Штерншис, которая родилась и выросла в Москве.

 

– Проект Yiddish Glory начинался с лекции-концерта. А потом эта форма развилась в очень качественный аудиопродукт.

– Изначально мы с Анной Штерншис готовились к конференции в Торонто, посвященной идишу периода до, во время и после Второй мировой войн­­ы. Анна нашла очень убедительный формат, подготовив рассказ об архиве Береговского с некоторым мультимедийным измерением – я иллюстрирую этот рассказ песнями (в таком формате мы по-прежнему выступаем время от времени). Именно тогда впервые возникла идея подбирать мелодические решения к архивным записям из интересующего нас сегмента архива Моисея Береговского. Причем чаще всего присутствовал только текст, а мелодия была неизвестна. Моя задача была такая: подыскать мелодии, основываясь на советских песнях того времени и отчасти на еврейских песнях, а также на других решениях, включая в отдельных случаях анахронизмы по некоторым концептуально важным причинам. И таким образом появилась первая версия этой программы. После конференции в Торонто у меня не было уверенности, что этот материал когда-либо еще понадобится. Но оказалось, что программа многим понравилась, и отчасти именно своим музыкальным форматом. Для Анны это тоже было важное решение, когда исследование архива превратилось в некоторую инновационную культурную практику – пение архива, переосмысление его, установление связи времен, когда есть возможность дать голоса актерам войн­­ы, записывающим за ними песни фольклористам и подключиться к современной аудитории, которая обязательно все по-другому будет воспринимать. А когда мы работали над альбомом, то искали музыкальный нерв не столько в еврейской или клезмерской музыке, сколько в песнях, записанных для кино Марком Бернесом, в советской кинематографической музыке, в которой нередко присутствовала еврейская мелодика.

– На сайте этого проекта (www.yiddishglory.com) есть подстрочники всех песен на русском и английском языках. И если не знающий идиша слушатель не поленится посмотреть, о чем же поется, то, вероятно, к своему удивлению, обнаружит, что в большинстве песен нет темы страданий и ропота на судьбу. Немало песен очень боевых, задорных. Их авторы не сулят ничего хорошего немецким захватчикам при встрече.

– Мы стараемся во всех странах, где выступаем, сопровождать тексты песен субтитрами на языке, который понимает большинство аудитории. У нас были переводы на чешский, датский, иврит, русский, немецкий. И многие песни выглядят настолько, если угодно, неполиткорректно, что требуют оговорки – мы должны понимать, что их пели солдаты на войн­­е, которые были очень фрустрированы и хотели мстить. Это была ситуация войн­­ы. Мы прекрасно знаем боевые песни на идише времен Гражданской войн­­ы и революции. Хорошо известны и песни евреев – партизан Второй мировой войн­­ы. В них есть мотивы мужества, возмездия, смелости, отчаяния. Но мы до сих пор не слышали голоса на идише красноармейцев времен Второй мировой войн­­ы. Этот материал впервые появился в качестве музыкального продукта. Здесь чисто наша новация. Это, кстати, очень меня и привлекло. У нас словно спел на идише Аркаша Дзюбин – герой Марка Бернеса. В нашем репертуаре, конечно, есть песни, входящие в более привычное русло, связанное с Холокостом, но есть и дополнительные мотивы, которые мы раньше не слышали на идише. Например, в альбом вошла песня об эвакуации, в которой поется, что в Казахстан уже приехали украинцы, белорусы и другие. И вот в семью приходит новый брат, еврей. Это тема советского братства, советской идентичности, выражаемая на идише. Это тоже инновация, поскольку таких песен еще не было в качестве музыкального продукта. Мне эта чистая инновация была очень важна даже в отвлечении от культурно-политического значения этих песен. Скрипачу проекта Yiddish Glory Сергею Эрденко песня о Казахстане, которая до нас тоже дошла без мелодии, настолько понравилась, что он решил сам написать для нее музыку. В тексте перечислены многие национальности, и Эрденко, который поет на идише (он фонетически выучил этот текст), добавил упоминание о цыганах, чего не было в оригинале. И это было очень уместно, поскольку цыгане, как и евреи, пережили во время войн­­ы геноцид. А предки канадки Софи Мильман, которая исполняла эту же песню на концертах (на диске есть оба варианта), жили в Казахстане во время эвакуации. Для нее это тоже было личностное решение. В этом проекте есть много экзистенциально важных моментов для каждого из исполнителей, потому что мы все пережили советскую судьбу – в первом, во втором или в третьем поколении. И эти песни рассказывают на идише о советской судьбе.

– Меня поразила ваша интуитивная работа над подбором нужной мелодии для текстов. Это было филигранное угадывание ритмики, мотива.

– Меня самого это поразило. Это было очень интересное путешествие – психологическое и музыкальное. Я очень благодарен проекту за такую возможность. Помню, как я сидел на балконе и думал: «Ну на какой же мотив они пели „Йошку из Одессы“?» Текст по ритму напомнил мне песню, которую я слышал в детстве от бабушки. Без преувеличения это была одна из самых первых песен в моей жизни. Бабушка пела ее мне в качестве колыбельной. Это «Жаворонок» Михаила Глинки – отца русской песни и оперы. Хотя это академическая песня, но фактически она стала народной. И ее пел Лемешев – в свое время суперпопулярный тенор, секс-символ советского времени. Песня «Жаворонок» была страшно популярна в еврейских семьях, поэтому какой-нибудь дядя Миша мог с большой вероятностью на такой мотив петь про то, как Йошка из Одессы бьет немцев.

– И такая интуитивная работа давала удивительные находки. Например, песню «Подарки Гитлеру на Пурим» вы решили завершить возгласом «Жив народ Израиля!». И оказалось, что эта фраза на самом деле присутствовала в изначальном варианте песни.

– Удивительно, но она там действительно была! Понятно, что ее какой-то цензор вычеркнул, но она просилась в рифму. Правда, мало ли что в рифму просится. И мне так понравилось, что удалось угадать присутствие этой фразы. Это прекрасная история.

– Этот проект был как раз тем случаем, когда нужно было доверять своей интуиции в большей степени, нежели рассудочному, выверенному решению. Ведь дело в том, что собиратель всех этих песен Моисей Береговский наверняка себя перестраховывал и даже мог сам что-то вычеркивать, поскольку советская пропаганда тщательно растворяла страдания еврейского народа времен Второй мировой войн­­ы в страданиях всех советских людей.

– У нас есть пример – песня «Мой пулемет». Ее написал или записал Мендель Манн – известный писатель и художник, друживший с Шагалом. До недавнего времени никто не знал, что во время войн­­ы он собирал песни красноармейцев на идише и посылал их Береговскому. И в песне «Мой пулемет» есть такие слова: «И я нещадно бью пресловутых немцев, чтобы жил мой народ». А потом появилась цензурная правка: «Чтобы жили советские народы». Мы поем оба варианта, чтобы дать голос, как по этому поводу любит говорить Анна, и автору, и фольклористу, который сделал что-то для того, чтобы эта песня могла в каком-то виде увидеть свет.

– В архиве Береговского сотни песен времен Второй мировой войн­­ы, а в альбоме проекта Yiddish Glory только 18 треков. Что осталось за его пределами?

– На сегодняшний день в нашем концертном репертуаре есть и другие песни. Кстати, мы упоминали о привычном ожидании, что это будут грустные и в основном виктимные песни, а они у нас оказались довольно боевые. Есть еще один момент. Некоторый стереотип восприятия еврейской песни ассоциируется и с юмором. И тут ожидания оправдываются. Оказывается, что в самые страшные годы войн­­ы было очень много юмористических песен, шуток и интермедий на идише. Одну из таких песен мы включили в альбом – это «Подарки Гитлеру на Пурим». Но кроме нее в нашем репертуаре появилась песня-шутка «Борода» про то, как, предвидя свой скорый конец, Гитлер нацепил себе бороду, чтобы его приняли за еврея. И его разоблачают, срывают с него эту бороду. Сейчас мы уже готовим целую программу, рабочее название которой «Смех над фашизмом». И если до этого мы говорили о Бернесе как о нашем условном медиуме, то в случае юмористики ключевой настройкой должен стать Утесов. Он ездил на фронт, пел среди прочих юмористические песни. Их у Утесова было много – например, «Барон фон дер Пшик», в которой высмеиваются немцы. Она пелась на мотив «Bei Mir Bistu Shein» – известного еврейского стандарта, который написал Шолом Секунда. Так что мы будем развивать и традиции Утесова.

 

Беседовал Сергей ГАВРИЛОВ

 

Другие концерты цикла PANDAyiddish 2019:

06.09. – Пол Броди и Конрад Боген (Германия/США), 14.09. – Trio Shmio (Германия/Швеция/Голландия/Дания), 18.09. – «Добраночь» (Россия), 27.09. – Lebedik (Германия/Латвия), 03.10. – Пэтрик Фэррел и Света Кундиш (Германия/США/Украина/Израиль), 04.10. – Дэниэл Кан: «Song Smuggler» (Германия/США), 18.10.2019 – «Наеховичи» (Россия), 13.12.2019 – The Disorientalists: «Who Was Essad Bey?» (Германия/Украина/США).

PANDA Theater (Knaackstr. 97, 10435 Berlin, panda-kulturplattform.org).

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Публике приготовиться

Публике приготовиться

Состоялась первая, «закрытая» часть Berlinale, присуждены награды

Дом, который построил Эскин

Дом, который построил Эскин

К 120-летию со дня рождения легендарного театрального деятеля

Наша еврейская Нора

Наша еврейская Нора

К 30-летию со дня кончины знаменитой актрисы

Молитва или развлечение?

Молитва или развлечение?

Канторское пение: путь из синагоги на эстраду

Недолгий «золотой век» еврейского языка

Недолгий «золотой век» еврейского языка

Экзотический идиш: Япония, Таити, осажденный Мадрид

«Стена Плача энергетически сшибает с ног»

«Стена Плача энергетически сшибает с ног»

«Известно лишь 12–15% имен погибших евреев»

«Известно лишь 12–15% имен погибших евреев»

Борис Мафцир о Холокосте на территории СССР

Вторые Дегеновские чтения

Вторые Дегеновские чтения

Избранный

Избранный

Сумасшедший дом

Сумасшедший дом

Зачем писать?

Зачем писать?

Следующая глава жизни

Следующая глава жизни

Ран Нир вполне укоренился в Берлине

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!