15 лет с еврейской песней

Навстречу юбилею ансамбля «Фарбренген»

Ансамбль «Фарбренген»

«Фарбренген» – популярная группа из России, исполняющая разнообразную, яркую, зажигательную еврейскую музыку. Созданный в 2004 г. московский коллектив объединил талантливых молодых музыкантов во главе с ярким, темпераментным, харизматичным и опытным музыкантом Михаилом Альтшуллером, обладателем изумительного голоса и мультиинструменталистом. Сегодня он – собеседник «ЕП».

 

– Михаил, сколько лет вы занимаетесь музыкой?

– Уже более 40 лет. В прошлом году у меня состоялся юбилейный концерт, который так и назывался – «Сорок лет в музыке». Именно столько лет назад родители отдали меня в музыкальную школу, предопределив мой дальнейший профессиональный путь. Меня приняли «на скрипку», а педагогом оказалась альтистка. Она увлеченно рассказывала мне, какой это замечательный инструмент – альт, водила меня на концерты молодого Юрия Башмета. И, как только я достаточно подрос, меня перевели на альт, по которому я окончил музыкальную школу в первый раз. А директором нашей школы была контрабасистка. Она сочла меня перспективным и уговорила освоить контрабас. И второй раз я прошел музыкальную школу уже по контрабасу, который и стал моим основным инструментом. Впоследствии окончил Академическое музыкальное училище при Московской консерватории и Российскую академию музыки им. Гнесиных. Параллельно с «Гнесинкой» учился на музыкальном факультете Московского государственного педагогического университета им. Ленина. Там серьезно занялся вокалом и впоследствии окончил университет по специализации «академическое сольное пение». После окончания учебы работал в оркестре Оперного театра Московской консерватории. Играл и во многих других оркестрах. Вообще, академическая музыка в моей жизни занимает очень большое место. Но так получилось, что, хотя я выступал с различными коллективами в разных жанрах, меня особенно привлекла именно еврейская тема. Как и моих коллег, с которыми мы в 2004-м решили создать ансамбль. Тогда мы назвали его «Фрейлехс», но спустя четыре года решили переименовать, поскольку обнаружились другие одноименные коллективы, и с тех пор мы называемся «Фарбренген».

– Известно, что в Израиле в первые годы существования этого государства был введен запрет на идиш, его вытеснил иврит. В наши дни немногочисленные знатоки идиша живут в Нью-Йорке, Лондоне, Антверпене и некоторых израильских городах. Как вы находили целевую аудиторию для выступлений в России?

– Сначала мы выступали по хеседам, общинам в Москве и Подмосковье. Нас тепло встречали в каждом городе, где имелись синагоги и еврейские клубы. Конечно, нас в основном слушали люди, которые помнили эти мелодии с детства и для которых это было свиданием с прошлым. Признаюсь, тогда мы и сами были молоды и не очень искушены в тонкостях этой музыки, но так увлеченно играли и пели, а наши поклонники с таким удовольствием ностальгировали, что это скрадывало технические накладки. К сожалению, пожилое поколение постепенно уходит. Но со временем мы приобрели некоторую известность, и нас стали приглашать на престижные площадки.

– Помню ваш небывалый по размаху концерт в Московском еврейском общинном центре…

– Действительно, наш первый концерт в Московском еврейском общинном центре состоялся 25 марта 2012 г. при полном аншлаге. В зале на 330 мест народ сидел в проходах на ступеньках и «висел на люстрах». После такого грандиозного успеха мы стали регулярно выступать на этой сцене, сделав подобные вечера главным отчетным концертом в сезоне.

– Каков состав вашего ансамбля?

– В составе «Фарбренгена» сейчас шесть человек. Прежде всего, это наши солисты – скрипач Михаил Червинский и кларнетист Иван Аленцев. Аккордеонисты у нас были разные, сейчас с нами играет Николай Забенькин. Пианисты вначале тоже менялись, но вот уже более десяти лет в наших рядах сильный профессионал Александр Шамонин. Мы сотрудничали с различными ударниками. На данный момент наш основной перкуссионист и ударник – Василий Колода. Я пою и играю на контрабасе, иногда на гитаре.

– Как подбираете репертуар?

– Сперва наш репертуар состоял из произведений, которые мы играли в предыдущих коллективах. Затем стали искать в Интернете, слушать записи старых и современных клезмеров. Это было важно для понимания стиля этой музыки. Мы старались уловить тенденцию – как она развивалась в начале XX в. и к чему пришла. Из прослушанного выбирали наиболее интересные произведения, создавая свои аранжировки. Старались, с одной стороны, бережно сохранить стиль этих мелодий, с другой – привнести и свое видение. Но в наш репертуар входят не только песни на идише и клезмерские вещи, хотя они и составляют значительную его часть. «Фарбренген» – ансамбль еврейской музыки. А это более широкое понятие, поэтому мы исполняем и восточные мелодии, и традиционные старинные молитвы, и современные израильские песни на иврите.

Нас часто спрашивают, почему мы не проводим концерты в Московском еврейском общинном центре чаще раза в год. Я всегда отвечаю нашим поклонникам, что мы стараемся каждый раз показывать им новую программу. И хотя редкий вечер проходит без любимых публикой «Тум-балалайки» или «Хава нагила» в наших оригинальных аранжировках, мы прекрасно понимаем, что, помимо всенародных хитов, публика хочет услышать и новые произведения. Стараемся не разочаровывать нашего слушателя, а подготовка новой программы требует времени, так что серьезно обновлять репертуар чаще, чем раз в год, в нашем случае невозможно. Ведь все участники ансамбля работают в разных местах и героически выкраивают часы для репетиций и выступлений «Фарбренгена».

– Как вы подбирали коллектив?

– Первый состав ансамбля сложился из моих коллег-энтузиастов, мечтавших играть эту музыку. Их не пугало, что это стартап, и перспективы, в том числе и материальные, довольно туманны. Мне повезло, что я встретился с такими творческими людьми. Пользуясь случаем, хочу искренне поблагодарить моих коллег, с которыми работал 15 лет. Из «отцов-основателей» со мной сегодня лишь кларнетист Иван Аленцев. Остальные мои соратники покинули ансамбль по разным причинам. У нас была замечательная флейтистка Юлия Гехман, к сожалению для нас и к счастью до нее уехавшая в США более 10 лет назад. Но мы не теряем с ней связь, три года назад она приезжала к нам в гости, мы даже сыграли совместный концерт.

– Вы хорошо знаете языки, на которых поете?

– К сожалению, мое знание идиша далеко от совершенства. Знаю отдельные слова и выражения и, ра­зумеется, перевод тех песен, которые пою. Но свободно читать и говорить, увы, не могу. А моя мама хорошо знает идиш. Она разговаривала на нем со своей мамой – моей бабушкой, для которой идиш был родным языком. Гораздо позже, уже в XXI в., мама решила вспомнить этот язык, для чего записалась на курсы идиша. А когда через некоторое время преподаватель их группы собралась уходить, то вместо себя оставила свою лучшую ученицу – мою маму. Теперь она уже много лет преподает идиш еврейским пенсионерам столицы. Так что многое в этом плане я узнаю от своей мамы. По возможности езжу на фестивали и семинары клезмерской музыки. Раньше они проводились в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве. Сейчас на постсоветском пространстве таких праздников еврейской музыки с семинарским уклоном, к сожалению, осталось мало. Они сохранились в Харькове и во Львове, где я неоднократно бывал и выступал. В прошлом году мне удалось выбраться на клезмерский фестиваль в Германии, в Веймаре. Там преподаватели рассказывали нам о произношении на идише, о чертах стиля, дарили новый репертуар. Мне правда очень хочется выучить идиш на достойном уровне, а не только по тем песням, которые я исполняю.

– Кто ваш кумир в мире идишкайта?

– Для меня и для многих моих коллег кумиром была и остается уникальная еврейская певица Адриана Купер, которая сыграла огромную роль в возрождении культуры идишкайта в США, Европе и СНГ, преподавала на многих семинарах, помогала почувствовать стиль, обогащала наш репертуар и воспитала целую плеяду ярких исполнителей песен на идише. Мне посчастливилось побывать у нее на нескольких мастер-классах. К великому сожалению, ее нет с нами уже более семи лет. Из ныне здравствующих важно упомянуть замечательного певца и композитора, моего учителя и, надеюсь, друга Ефима Черного из Кишинева.

– Катастрофа забрала огромное число говоривших на идише. Многие из выживших уехали в Израиль. В Европе же людей, помнящих этот язык, осталось немного. Носители его, проживающие в Москве и Подмосковье, постепенно уходят. Каким вы видите будущее ансамбля? Есть ли оно вообще? Ведь для любой музыкальной группы очень важны слушатели…

– Хотелось бы верить, что наши перспективы не столь удручающие. И основания для этого есть. Наблюдается постепенный рост интереса к культуре идишкайта, языком интересуется наша молодежь. В Москве работают курсы идиша. И если в России и странах постсоветского пространства клезмерские фестивали пошли на спад по финансовым причинам, то в Европе они регулярно проходят. И самый крупный из них – «Yiddish Summer Weimar» (Веймар, Германия), о котором я уже говорил. Он ежегодный и длится целый месяц. Число его участников год от года увеличивается. Там же, параллельно с концертами, идут обучающие программы, семинары, лекции, обязательно при полных залах, хотя часто послушать клезмеров и песни на идише приходят вовсе не евреи. Конечно, идиш сохраняется в США, поскольку Холокост туда, к счастью, не добрался. Мне кажется, клезмерские сочинения перестают быть культурой только евреев и становятся частью мировой музыки. В связи с этим полагаю, что клезмерскую музыку, как и наш проект, ждет некое изменение формата. Все будет, но, видимо, как-то по-другому...

Беседовала Яна ЛЮБАРСКАЯ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Штрихи к портрету

Штрихи к портрету

130 лет назад родился Мане Кац

Бремя воспоминаний

Бремя воспоминаний

Тени прошлого и сближение поколений в фильме «Сокровище»

Что нам остается в этой жизни?..

Что нам остается в этой жизни?..

120 лет назад родилась Татьяна Пельтцер

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

К 225-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

Беседа с Вячеславом Верховским

Великий киевлянин

Великий киевлянин

45 лет назад не стало Натана Рахлина

«Я живу, чтобы действовать»

«Я живу, чтобы действовать»

Десять лет назад скончался Эли Уоллах

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Целитель

Целитель

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

«В жизнь контрабандой проникает кино»

«В жизнь контрабандой проникает кино»

Давид Кунио, сыгравший в фильме «Молодость», – заложник ХАМАСa

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!