Для чего изобретена «исламофобия»

В конце 1970-х иранские фундаменталисты изобрели термин «исламофобия» по аналогии с «ксенофобией». Целью этого было объявить ислам неприкасаемым. Тот, кто пересекает эту границу, считается расистом. Этот термин, достойный тоталитарной пропаганды, специально не определяет, подразумевает ли он религию, систему убеждений или ее последователей во всем мире.

Но конфессия имеет меньше общего с расой, чем со светской идеологией. Мусульмане, как и христиане, марксисты или анархисты, могут происходить из арабского мира, Африки, Азии, Европы… В демократическом обществе никто не обязан любить религию, и, пока не будет доказано обратное, у него есть право считать ее регрессивной и вводящей в заблуждение. То обстоятельство, что вы считаете нормальным или абсурдным, когда некоторые люди с подозрением относятся к исламу, отвергают его агрессивный прозелитизм и претензию на обладание абсолютной истиной, не имеет ничего общего с расизмом.

Говорим ли мы о «левофобии» или «социалистофобии», когда кто-то выступает против перераспределения богатства и доминирования на рынке? Или же следует вновь ввести отмененную революцией 1791 г. уголовную статью за богохульство, как того требует организация «Исламская конференция»? Или согласиться с мнением французского политика Жана-Марка Рубо, призывающего подвергать наказанию любого, кто «презирает религиозные чувства общины или государства»? Нормальное функционирование открытого общества зависит от мирного сосуществования системы фундаментальных убеждений и права на свободу выражения мнений. Оно гарантирует свободу вероисповедания в той же степени, как и свободу критики религий. Французы, освободившиеся от многовекового духовного господства, предпочитают проявлять осмотрительность в вопросах религии. Требование отдельных прав для той или иной общины или призыв к ограничению права оспаривать догму есть не что иное, как возвращение к дедовскому режиму.

Термин «исламофобия» выполняет ряд функций. Его использование отрицает реальность наступления ислама на Европу с целью еще больше узаконить его. Оно позволяет нападать на секуляризм, отождествляя его с фундаментализмом. Но прежде всего оно должно заставить замолчать тех мусульман, которые ставят под сомнение Коран, требуют равенства полов, хотят отказаться от религии или исповедовать ее свободно, без необходимости подчиняться наставлениям бородатых доктринеров. Оно ведет к стигматизации женщин, которые не носят хиджаб, а также французских, германских или английских граждан магрибского, турецкого, африканского или алжирского происхождения, которые требуют соблюдения своего права на религиозный нейтралитет, права не верить в Бога, не поститься в Рамадан. На этих «отщепенцев» указывают пальцами, на них направлен гнев со стороны их религиозных общин, что подавляет любую надежду на перемены среди последователей пророка.

На глобальном уровне мы тем самым выступаем за создание нового «мыслепреступления», напоминающего нам о том, как СССР обращался с «врагами народа». Наши СМИ и политики благословляют это. Разве не президент Франции сравнил исламофобию с антисемитизмом? Расисты нападают на людей за то, какие они: темнокожие, арабы, евреи, белые… С другой стороны, критический ум ставит под сомнение изреченные истины и подвергает священные писания истолкованию и трансформации. Сталкивать их друг с другом – значит перевести обсуждение религиозных вопросов с интеллектуального уровня на юридический. Любое возражение, любая шутка становится преступлением.

Осквернение могил или святых мест, разумеется, относится к компетенции судов. Но во Франции, например, пострадали в основном христианские кладбища или церкви. Давайте не будем забывать, что сегодня христианство является наиболее преследуемой из всех монотеистических религий, особенно в таких исламских странах, как Алжир, Ирак, Пакистан, Турция или Египет. Мусульманами в Лондоне, Нью-Йорке или Париже быть проще, чем протестантами или католиками на Ближнем Востоке или в Северной Африке. Но термин «христианофобия» никто не использует, и это правильно. Есть слова, которые способны запятнать язык, затуманить смысл. «Исламофобия» – одно из таких слов, которые нам нужно удалить из нашего словаря.

Паскаль БРУКНЕР

 

Публикации этой рубрики отражают исключительно точку зрения их авторов. Редакция не несет ответственности за содержание публикаций, но готова предоставить возможность для их конструктивного обсуждения.

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Письма читателей

Письма читателей

Письма читателей

Письма читателей

Письма читателей

Письма читателей

Что делают мусульмане в США?

Что делают мусульмане в США?

Америка вынуждает каждого отказаться от чего-то «своего» и стать немного «чужим»

Письма читателей

Письма читателей

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!