Что делают мусульмане в США?

Америка вынуждает каждого отказаться от чего-то «своего» и стать немного «чужим»

Оказывается, это мусульмане делают Америку великой© MANDEL NGAN, AFP

Накануне выборов в Европарламент вице-премьер Италии Маттео Сальвини, встретившийся с венгерским премьером Виктором Орбаном, призвал европейцев голосовать за правоконсервативные партии, подчеркнув, что если руководство Евросоюзом будет левым, то это приведет к образованию в Европе «исламского халифата». В США так открыто про «халифат» пока не говорят, но одним из первых декретов президента Трампа был временный запрет на въезд в страну гражданам семи стран с преимущественно мусульманским населением (суды попытались блокировать его как антиконституционный, однако Верховный суд США поддержал президента).

Критики называют указ Трампа «исламофобским», игнорируя тот очевидный факт, что за последние десятилетия более 90% терактов в мире были совершены во имя «самой мирной религии». Вот и недавно арестованная в итоге полицейской спецоперации израильская арабка Вахаба Иса Даис, мать семерых детей, которая живет в штате Висконсин с 1992 г., призналась, что по заданию «Исламского государства» планировала теракт, а также вербовала террористов-смертников и террористов для отравления водных источников.

Борцы с «исламофобией» предпочитают также игнорировать воинственный антисемитизм мусульман. Так, недавно на сайте investigativeproject.org был выложен видеоролик, запечатлевший, как в Филадельфии учащиеся-мусульмане поют антиизраильскую песню-клятву «освободить» Храмовую гору от «сионистов» и «раздавить евреев». Дети на все лады расхваливают терроризм, направленный против Израиля и евреев. Школьные спектакли, на которых сделаны эти кадры, организованы филиалом Мусульманско-американского общества в Филадельфии.

Как ни странно, многие американские евреи закрывают на это глаза. Опрос, проведенный в январе 2019 г. (правда, мусульманской организацией), показал, что 53% американцев-евреев положительно (и лишь 13% – отрицательно) относятся к мусульманам. Это самый высокий показатель среди всех опрошенных немусульманских религиозных групп. Тот же опрос показал, что 45% респондентов-мусульман положительно (и лишь 10% – отрицательно) относятся к евреям. Тем не менее наш автор, не относящийся к благодушному еврейскому большинству, считает нужным занять иную позицию.

Вопрос, вынесенный в заголовок, – не риторический. Дело в том, что с 1952 г. в федеральном своде законов США есть фраза, запрещающая въезд в страну «любому иностранцу, про которого консульскому служащему или генеральному прокурору либо известно, либо существуют разумные основания предполагать, что этот иностранец собирается либо исключительно заниматься, либо в основном заниматься, либо непреднамеренно заниматься деятельностью, целью которой является противодействие, контроль или свержение правительства Соединенных Штатов с помощью силы, насилия или другими незаконными средствами». Этот иммиграционный закон, известный также как закон Маккаррена – Уолтера, многократно изменялся, но эта фраза осталась неизменной. Для справки: и Маккаррен, и Уолтер принадлежали к Демократической партии США. Партия с таким названием существует до сих пор, но она давно трансформировалась из крайне правой партии американских патриотов в крайне левую и антиамериканскую партию.

Как следует из буквы закона, религиозные предпочтения иностранного гражданина не могут служить исключительным основанием для отказа во въезде в США. Но как быть с той категорией иностранцев, которые только прикрываются религией, чтобы участвовать в деятельности, «целью которой является противодействие, контроль или свержение правительства Соединенных Штатов с помощью силы, насилия или другими незаконными средствами»?

Традиционно религиозные предпочтения американцев основаны на иудео-христианских верованиях. При этом под религией в Америке, как и в других странах Запада, понимается взаимоотношение Бога и человека. Можно ли отнести ислам к тем традиционным верованиям, во главу угла которых ставится взаимоотношение Бога и человека?

Как известно, иудео-христианский Бог, Бог библейский – это всемогущий Бог-создатель. А мусульманский бог Аллах – совсем другой персонаж. Если Бог иудеев и христиан играет роль заботливого и умудренного опытом отца, то Аллах больше напоминает начальника гарнизонного караула. Кроме того, Коран, по свидетельству безграмотного Мохаммеда, был «нашептан» ему не самим Аллахом, а архангелом Гавриилом. Другими словами, ислам не является религией в том смысле, как это понимается в иудео-христианском мире.

Формально Аллах тоже претендует на роль Создателя, но его отношение к своим последователям скорее напоминает повадки унтер-офицера. Если Библия – это история взаимоотношений Бога и человека, то священные книги мусульман – Коран, Сунна и Хадис – это история насильственного распространения ислама, наставления по организации военного лагеря, полевой гауптвахты и военно-полевых судов.

Даже в родственных религиях – иудаизме и христианстве – взаимоотношения Бога и человека существенно разнятся. Если иудаизм разрешает евреям не только общаться с Богом, но и спорить с Ним, то христиане лишены удовольствия задавать Богу каверзные вопросы. Тем не менее канал связи с Богом у христиан открыт – он имеет форму уважительной просьбы. Но сторонники ислама и этого не имеют. Их общение с Аллахом – это односторонняя связь. Мусульмане обязаны беспрекословно исполнять волю Аллаха, выраженную духовенством, пророком или зафиксированную в Коране. Мусульманам предписано пять раз в день просить у Аллаха помощи и прославлять его. Но сам Аллах считает, что род людской недостоин общаться с ним напрямую, поэтому общение производится только с помощью посредника-пророка. Все мусульмане обязаны подчиняться воле Аллаха, высказанной пророком (напомню, что слово «ислам» в переводе с арабского означает «подчинение» или «капитуляция»). Ничего другого им не разрешено. Таким образом, эти три монотеистических примера демонстрируют полный спектр свободы общения человека с Богом – от полной свободы для иудеев до полной несвободы для мусульман.

Изначально ислам был той организующей силой, которая позволила грабителям караванов объединиться и выжить в суровых условиях песчаных барханов Ближнего Востока. Методы организации и управления ночных стоянок банды показали свою многолетнюю (можно даже сказать – многовековую) эффективность, но не привели к развитию наук и искусств на уровне, который мог бы конкурировать с иудео-христианской цивилизацией. Ислам преуспел в другом, выступив родоначальником нового типа экспансионизма – исламского империализма.

Исламский империализм перешагнул границы многих стран. Четырнадцать столетий непрерывных завоеваний привели к тому, что сегодня каждый пятый житель планеты – мусульманин. Истинная задача ислама – подчинение и экспансия. Заметим, что в экспансии своих идей заинтересованы и иудеи, и христиане, но для них это никогда не являлось самоцелью. Иудаизм, в частности, весьма негативно относится к миссионерству.

Для ислама же экспансия – не только метод, но и конечная цель. Поэтому называть ислам религией не следует также и по этой причине. Ведь никто же не называет британскую, французскую, голландскую или испанскую экспансии эпохи великих географических открытий британской, французской, голландской или испанской религией.

Асимметрия ислама и иудео-христианства проявляется и в вопросе миграции. Человечеству неизвестны примеры того, чтобы христиане или иудеи массово проникали на территории мусульманских стран, строили там свои церкви и синагоги и получали при этом бесплатное жилье, питание и медицинское обслуживание.

Ислам – единственная «религия», выход из которой карается смертью. На первый взгляд это кажется странным, но необходимо всегда помнить, что изначально ислам – это система управления бандой. Выход из банды фактически означает присоединение к конкурирующей банде, поэтому кара за это – это кара за предательство, а не просто смена вероисповедания.

Почему же мы называем тех, кто скрупулезно следует правилам и традициям самого успешного бандитского клана из Медины VII в. «религиозными»? Их Бог-унтер-офицер, согласно традиции, назначил своим заместителем капрала Мухаммеда, который смог достаточно долго удерживать банду налетчиков в песках Аравии в состоянии приемлемой дисциплины и тем самым завоевал значительную ее часть.

Большинство последователей Мухаммеда плохо разбирались в «религиозной» составляющей своего движения, зато прекрасно понимали одну из его основных составляющих – экспансионистскую. Поэтому нужно всегда ставить в кавычки термин «мусульманская религия». Это также относится и к такому термину, как «мир», когда речь идет об исламе. Слово «мир» действительно присутствует в Коране, но оно имеет совсем не тот смысл, как в иудео-христианском мире. В исламе «мир» означает состояние, когда все без исключения люди приняли ислам. Вот тогда, с их точки зрения, и воцарится «мир» на земле.

Конечно, существуют примеры мусульман, полностью ассимилировавшихся в иудео-христианском мире. Но эти примеры, во-первых, не особенно многочисленны, а во-вторых, применять к таким людям слово «мусульмане» следует с оговоркой: они хотя и являются выходцами из мусульманских стран, но, с точки зрения ислама, являются «плохими» мусульманами, потому что так и не поняли истинной задачи ислама – всеобщего и безоговорочного подчинения и всемирной экспансии. Нам всем известно короткое и емкое слово для достижения этой цели – «джихад». Ислама без джихада не существует, как и джихада без ислама.

Возможно, некоторые мусульмане, живущие на Западе, это и поняли, но сознательно не стали участвовать в незаконных с точки зрения иудео-христианского законодательства террористических акциях. В любом случае – понимает или не понимает мусульманин истинные задачи ислама, – если он не участвует в джихаде, то все равно с точки зрения ислама является «плохим» мусульманином.

Нам известны многочисленные и искусственные попытки некоторых представителей иудео-христианского мира разделить ислам на две фракции. С одной стороны, якобы существуют «исламисты», «экстремисты», «фундаменталисты» или «традиционные» мусульмане, а с другой – «умеренные» мусульмане. Такой подход вызывает вполне справедливый смех у самих мусульман. В самом деле, они вообще не считают иудеев и христиан «верующими». В мусульманском мире иудеям и христианам присвоен статус «народов Книги», но они обязаны либо платить налог за «неполноценность», либо перейти в ислам.

Риторический вопрос: когда именно и на каком основании иудеи и христиане признали ислам религией, если сам ислам не признает верования иудеев и христиан религией?

Иудаизм был основан примерно в XII в. до н. э. Примерно через шесть веков после иудаизма был основан буддизм, а еще примерно через шесть веков – христианство. Ислам возник примерно через те же шесть веков после христианства. При этом история не знает сколько-нибудь значимого примера признания ислама религией со стороны иудейских, буддистских или христианских лидеров и богословов. Например, иудеи рассматривают ислам как форму ереси, мнения же христиан об исламе разнятся: от ереси и шарлатанства до культа. Исламу придан статус религии только атеистами и самими мусульманами.

Заповеди ислама, основанные на жесткой дисциплине бивуака в пустыне, называются законами шариата. Религиозная составляющая (в иудео-христианском понимании) в законах шариата практически отсутствует – это свод законов, основанный на жестком единоначалии и беспрекословном подчинении. Гитлер был близок к правде, сказав: «Мусульманская религия была бы гораздо более предпочтительна для нас, нежели христианство». Поэтому законы шариата ни при каких условиях не могут быть совместимыми с законами конституционной федеративной демократии, известной как США.

На первый взгляд, отношение к женщинам в исламе выглядит совершенно диким. Но, в отличие от распространенного мнения, унизительное обращение с женщинами не является основной целью шариата. Законы, которые регулируют поведение женщин в исламском мире, принимают совсем другой смысл, если понять, что изначально они регулировали поведение мужчин и женщин в походном гарнизоне, окруженном врагами.

Как известно, отцы-основатели США в конце XVIII в. сделали весьма коварный для потенциальных американских диктаторов ход. Они постулировали, что права человека даны гражданам Америки иудео-христианским Богом, а не правительством, чтобы в зародыше предотвратить любые попытки правительства любого уровня ущемить или отнять эти права. В результате всемогущий иудео-христианский Бог-основатель был превращен Конституцией США во всемогущего американского Бога-политика. Именно этого Бога-политика, Бога – защитника прав человека имеют в виду, когда на денежных знаках США пишут «In God We Trust». Этот Бог-политик стал непременным атрибутом американской политической жизни, которого нельзя ни отодвинуть в сторону, ни игнорировать (причем это касается как верующих, так и атеистов). Как американскому Богу-политику, Богу-защитнику следует относиться к мусульманскому богу-фельдфебелю, который в XXI в. начал применять, кроме традиционного, еще и информационный джихад?

На Западе часто говорят, что в мусульманском мире, мол, религия не отделена от государства. Но утверждать так не только некорректно, но и опасно. Дело в том, что реальный ислам – это и есть государство. Противопоставление государства и религии (в иудео-христианском смысле) здесь просто неправомерно. Концепция национального государства без официальной религии-идеологии чужда исламу. Он по природе своей наднационален. Зачем же искусственно разделять то, что сами мусульмане не разделяют?

Америка, самое успешное современное общество, наглядно доказывает, что благополучное общество – это сообщество «плохих» парней. Почему «плохих»? Потому что для выживания иммигрантам в Америке необходимо стать в какой-то степени «плохими» – с точки зрения своей религии, национальности, клана, родителей, культуры.

Например, мусульмане в Америке вынуждены отбросить некоторые предписания Корана и законы шариата, иначе им просто не выжить. Тем самым они становятся «плохими», но только с точки зрения своих сооте­чественников, оставшихся в далеких песках. Христиане вынуждены так интерпретировать Новый Завет, чтобы он не мешал работе бизнеса. Большинство евреев в Америке тоже «плохие», и споры между религиозными мудрецами Америки и Израиля о том, кто из них «настоящий» еврей, в ближайшее столетие, видимо, не прекратятся. С этой точки зрения все американские граждане «плохие», потому что разные и вынуждены приспосабливаться к тому, что принято называть американским образом жизни. Нация иммигрантов, Америка вынуждает каждого гражданина отказаться от чего-то «своего» и стать немножечко «чужим» для своего клана – но ровно в той степени, чтобы стать достаточно «своим» для всех остальных американцев. В результате во главу угла становится то хорошее, что есть в людях, и это – американская нация. «Плохая» и «хорошая» одновременно.

Таким образом, американские мусульмане должны выбирать: либо они плохие мусульмане и хорошие американцы, либо они хорошие мусульмане и плохие американцы. К какой из этих категорий нам следует отнести демократок Рашиду Тлаиб и Ильхан Омар, которые выиграли выборы в Конгресс в 2018 г., хотя открыто бравируют своим антиамериканизмом? К какой из этих категорий отнести демократку Линду Сарсур – одного из главных американских антисемитов? К какой из этих категорий отнести Валери Джаррет и Хуму Абедин – мусульманок-демократок и главных советников Барака Обамы и Хиллари Клинтон? Или демократа Аммара Наджара, который в 2018 г. тоже выдвигался в Конгресс США от штата Калифорния, но проиграл, несмотря на публичное благословение самого Обамы? Его дед – один из самых известных террористов Мухаммад Наджар (Абу Юсуф), который был организатором убийства израильских спортсменов на Мюнхенской олимпиаде в 1972 г.

События 11–12 сентября 1683 г., когда польский король Ян Собеский разгромил войско турецкого султана под Веной, ознаменовали пик экспансии исламского мира. События 11 сентября 2001 г. ознаменовали пик отчаяния мусульманской цивилизации и ее полное осознание того, что историческая схватка проиграна. По какому-то неведомому совпадению Польша продолжает лидировать в борьбе против ислама: польское правительство постановило, что разрешит построить в Польше мечеть, но только после того, как в Саудовской Аравии будет построена первая католическая церковь.

По оценкам, более 80% мусульман в мире являются антисемитами. Возможно, это связано с тем, что более половины ныне живущих мусульман – результат родственного кровосмешения. Принятые среди них браки между родственниками привели к необратимым изменениям в генетическом пуле мусульман. Американские граждане готовы выслушать любые аргументы в пользу того, как иммиграция из мусульманских стран в США статистически положительно влияет на интеллектуальный уровень американцев. В частности, по болезненному в Америке вопросу о рабстве: в ХХ в. только в мусульманских странах разрешалось рабовладение (например, в Мавритании оно было официально отменено только в 1981 г.).

Почему Демократическая партия США с энтузиазмом поддерживает мусульманскую иммиграцию? Почему бывший генеральный прокурор США времен Обамы Лоретта Линч в свое время заявила, что правительство будет «агрессивно преследовать» всех, кто неуважительно относится к исламу? Какая часть фразы «противодействие, контроль или свержение правительства Соединенных Штатов» приверженцами мусульманской псевдорелигии является до сих пор непонятой?

Игорь ГИНДЛЕР

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!