Надежный друг евреев

К 50-летию со дня смерти 36-го президента США Линдона Джонсона

Линдон Джонсон© AFP

Когда в ноябре 1963 г. был убит президент США Джон Кеннеди, президентское кресло занял вице-президент Линдон Джонсон. В следующем году он уверенно выиграл президентскую гонку с редким для США активом в 61% голосов. Каким выдался «еврейский вопрос» в исполнении политика Джонсона? как складывались его отношения с евреями, с Израилем?

 

Традиции семьи

Линдон Джонсон родился в «ковбойском» штате Техас. Его предками были ирландцы, англичане, немцы, шотландцы. В его роду не было евреев, но доброжелательное отношение к еврейскому народу с детства закладывалось в Джонсоне воспитанием, традициями его семьи. Дедушка, фермер Сэмюэл Джонсон – старший, и тетя Джесси Джонсон Хэтчер были активистами христодельфийской общины, представляющей немногочисленную ветвь американских евангелистов. Христодельфиане – сторонники создания еврейским народом своего государства на месте древнего Израиля как условия для второго пришествия Христа и обязательной защиты евреев как богоизбранного народа. Дедушка и тетя, которая даже входила в Сионистскую организацию Америки, учили Линдона, что евреи – это друзья и им нужно помогать. Поддерживал угнетаемых и гонимых, боролся с расовой, национальной, религиозной нетерпимостью и отец будущего президента Сэм Джонсон – младший, которого неоднократно избирали в законодательное собрание штата.

Дед и отец возмущались резонансным «делом Лео Франка»: в 1913 г. суд в Атланте (штат Джорджия) безосновательно обвинил иудея Лео Франка в изнасиловании и убийстве 13-летней девочки. Франка приговорили к смерти. Затем его помиловал губернатор штата, но ку-клукс-клановцы выкрали его из тюрьмы и повесили. Угрожал расправой Ку-клукс-клан и семье Джонсон. И они вынуждены были с ружьями охранять свой дом.

Вообще в Техасе антисемитизм исторически был меньше распространен, чем в других штатах на юге США. Существовала и своя небольшая еврейская община. В молодые годы Линдон познакомился с рядом техасских сионистов. А сионист, бизнесмен Джим Нови стал на всю жизнь его близким другом. Такой оказалась среда, в которой формировалось мировоззрение Л. Джонсона.

 

Спасал евреев

Джонсон пошел в политику, в Демократическую партию. В 1937 г. был избран в Палату представителей Конгресса. На дворе были американские 1930-е. Хотя при президенте Ф. Рузвельте евреи и были заметны на государственной службе, среди значительной части общества наблюдался разгул антисемитизма, усиленный кризисными явлениями «Великой депрессии». Автопромышленник Генри Форд спонсировал издание фальшивых «Протоколов сионских мудрецов» о планах евреев установить мировое господство. А власти США подозрительно посматривали на иммигрантов-беженцев, сурово ограничивали их въезд в страну, опасаясь, что они подорвут ее стабильность.

Конгрессмен Джонсон старался противостоять юдофобским тенденциям, занимался вопросами, волновавшими евреев США и других стран. Например, поддержал законопроект о натурализации нелегалов в США, а это преимущественно были евреи Центральной и Восточной Европы. Но в условиях тогдашней реальности, в стремлении спасать евреев от гитлеровского геноцида, Джонсону приходилось действовать не только правовыми методами. Эту тему исследовали американский историк Луис Гомолак и еще ряд авторов. Они отмечают, что Джонсон помог иммигрировать в США родственникам Джима Нови, когда у них возникли сложности с въездом. Нашел выход из трудной ситуации, сложившейся в 1938 г. для известного венского дирижера-еврея Эриха Лейнсдорфа. Тот работал в Метрополитен-опера, но закончилась виза, ему грозила депортация в Австрию и попадание в руки нацистов. Благодаря Линдону жизнь Лейнсдорфа в США продолжилась, в дальнейшем он получил американское гражданство, стал дирижером Бостонского симфонического оркестра. В конце 1930-х Джонсон раздобыл визы для спасения евреев Польши и Германии, договорился с американскими дипломатами в этих странах, и более 40 беженцев нашли убежище в Техасе, в лагерях Молодежной ассоциации, с директором которой он был хорошо знаком. В 1940 г. с помощью Джонсона в США оказалось уже не менее 400–500 европейских евреев. А финансы для этой деятельности выделяли обеспеченные представители еврейской общины США.

Впрочем, в некоторых исторических работах такие истории и тем более такие большие цифры спасенных ставят под сомнение и называют мифологизированными, говоря об отсутствии в архивах документальных подтверждений. Но, представляется, правы те, кто вопрошаeт: откуда взяться документам, если Джонсон вынужден был нарушать американские законы? И так ради спасения еврейских беженцев из оккупированной нацистами Европы он рисковал своей карьерой. Да и за решеткой мог оказаться.

Линдон был убежденным противником нацизма. Американский историк Клаудиа Андерсон отмечает, что даже первым подарком, который он преподнес своей будущей супруге, стала… книга «Нацизм: атака на цивилизацию». Так сказать, сразу расставил свои идеологические приоритеты.

Музей Холокоста в городе Хьюстоне (штат Техас) один из акцентов в своей экспозиции сделал на спасении Джонсоном евреев. Демонстрируется там и письмо Альберта Эйнштейна, в котором ученый благодарит за это президента Джонсона. Учредил музей и Премию за моральное мужество имени Линдона Джонсона. Награду вручают людям, которые, как и Джонсон, демонстрируют моральное мужество и стремление принимать меры против несправедливости.

 

Друзья и коллеги

Помимо Д. Нови, в окружении Джонсона было немало и других евреев. Его друзьями стали адвокат Моррис Абрам и бизнесмен Эйба Файнберг. Близким другом Джонсона и его неофициальным советником на всех этапах политической биографии был известный юрист, сторонник сионизма Абэ Фортас. Среди юридических советников Джонсона также Бенджамин Коэн и Эдвин Вейсл – старший. Помощником по внутренней политике был Ларри Левинстоун, а спичрайтером – Бен Уоттенберг. Джонсон был хорошо знаком с такими влиятельными американскими евреями, как глава кинокомпании «Юнайтед Артистс» Артур Крим, который руководил произраильским лобби в Демократической партии, и видный профсоюзный деятель Давид Дубинский – один из основателей и лидеров Американской рабочей партии и Либеральной партии Нью-Йорка. Серьезное влияние на произраильские взгляды Линдона Джонсона оказал Исайя Кенен, американо-канадский журналист, создавший в 1954 г. Американский сионистский комитет по связям с общественностью. Важную роль в формировании политической линии Джонсона в отношении Израиля оказал и еще один его друг – израильский посол в Соединенных Штатах Абба Эвен. В присущем ему обаятельном стиле он показывал Джонсону Израиль как бастион либеральной демократии на Ближнем Востоке, надежный союзник Запада в холодной вой­не.

Американский историк Г. Брандс пишет, что помощник Джонсона Гарри Макферсон отмечал его очень непринужденное общение с друзьями-евреями. Своего шефа он даже любопытно описывал как «техасскую, слегка карикатурную версию раввина или торговца алмазами с 44-й улицы ростом в шесть футов и три дюйма». Супруга Джонсона Клаудия Тэйлор вспоминала, что «у него было много хороших друзей-евреев… Они были готовы горой стоять за него, а он за них». Историк Андерсон приводит мнение друга семьи Джонсон Матильды Крим, которая так характеризовала отношение Линдона к евреям: «Прежде всего, он считал, что евреи очень умны. Он пришел к этому выводу на основе своего знакомства и деловых отношений с некоторыми евреями…»

А евреи – друзья и знакомые – тоже очень ценили Джонсона. В частности, как человека слова и всегда дружелюбно настроенного к еврейству. Видели в нем политика, который может содействовать укреплению взаимоотношений США с Израилем.

 

Поддерживал Израиль

В 1948 г. техасский политик стал сенатором, в 1955-м – лидером сенатского демократического большинства. Проблемы социального неравенства, права национальных меньшинств, заботы американского и мирового еврейства – эти темы его волновали.

После Холокоста еще больше возросла симпатия Джонсона к евреям. Он инициировал в Сенате рассмотрение вопроса об оказании американской помощи пострадавшим от нацизма. Это совпало и с общим курсом послевоенного развития «еврейского вопроса» в США. Часть американских политиков с конца 1940-х проводили мысль об иудео-христианской цивилизации, которая противостоит воинствующему безбожию коммунизма. Положение евреев в США стало улучшаться: в обществе уменьшился антисемитизм, ликвидировались ограничения при поступлении в университеты, вступлении в элитные клубы и т. д. Гораздо сложнее разворачивалась ситуация на международной арене, в 1950-е гг. отношения США с Израилем были весьма сдержанными, осторожными, натянутыми. Одни деятели в американском политикуме, в администрации президента-республиканца Дуайта Эйзенхауэра смотрели на маленькое еврейское государство как на помеху в дружбе и сотрудничестве с арабскими странами с их нефтью и многомиллионным населением. Другие склонялись к нейтральности в восприятии израильско-арабского конфликта. Джонсон же принадлежал к той группе американских политиков (в основном они представляли Демократическую партию), кто поддерживал усиление экономической, политической, военной помощи Израилю как островку демократии на Ближнем Востоке, противостоящему СССР и его закадычным друзьям из арабского мира.

Вообще, во внешней политике Л. Джонсон выступал против изоляционизма, считал, что США должны бороться в разных регионах мира с коммунистической угрозой, отстаивать демократические ценности. Получило известность противодействие Джонсона антиизраильским шагам Белого дома времен Д. Эйзенхауэра. В частности, готовности поддержать санкции ООН против Израиля из-за захвата им египетской территории Синайского полуострова во время Суэцкого кризиса 1956 г. Израиль же связывал вывод своих войск из Египта с предоставлением ему гарантий безопасности судоходства через Тиранский пролив (заблокированный египтянами еще с конца 1940-х), дающий выход в Красное море. Сенат принял резолюцию о необходимости Соединенным Штатам предоставить эти гарантии. Джонсон отправил госсекретарю Дж. Даллесу письмо, в котором говорилось, что если администрация США не наладит нормальный диалог с Израилем, то в Сенате внешнеполитические инициативы Эйзенхауэра ждет блокирование. Усилия Джонсона и других американских друзей Израиля увенчались успехом. США и Израиль нашли компромиссный вариант: израильские войска покинули Синай, но Израиль добился свободы судоходства, избежал санкций, а Эйзенхауэр особо акцентировал, что Египет обязуется не создавать новые препятствия для израильских судов.

Проеврейские позиции Джонсона приводили к росту его популярности в еврейской общине США, к формированию стойкого имиджа друга евреев и надежного сторонника Израиля. К тому же многие американские евреи, как и Джонсон, активно участвовали в борьбе за гражданские права в США. Это, несомненно, их тоже сближало.

Джонсон хотел участвовать от демократов в президентской избирательной кампании 1960 г. Однако съезд Демократической партии выдвинул кандидатом в президенты Джона Кеннеди, который пригласил Джонсона в свою команду претендентом на пост вице-президента. Среди еврейского электората у Л. Джонсона было больше сторонников, чем у Кеннеди, чей отец, бывший посол США в Великобритании Джозеф Кеннеди, был хорошо известен своим антисемитизмом, поддержкой политики умиротворения Гитлера. Впрочем, Джон Кеннеди очень старался расположить к себе американскую еврейскую общину, посещал соответствующие мероприятия, произносил зажигательные спичи, и это давало свои плоды. Но и Джонсон сыграл значительную роль в привлечении еврейских избирателей. Большинство шестимиллионной в то время еврейской общины обычно отдавало предпочтение Демократической партии. Так произошло и в этот раз, и с очень хорошим результатом – за президентство Д. Кеннеди проголосовало более 80% евреев. А избирательное сражение с кандидатом от республиканцев Ричардом Никсоном выдалось сложным, жарким. Джон победил с минимальным отрывом – примерно в 120 тыс. голосов, и каждый бюллетень «за» был на вес золота.

«Потому что это правильно»

После убийства Кеннеди и вступления в должность президента Линдон Джонсон говорил израильтянам: «Вы потеряли очень большого друга, но обрели еще лучшего друга». При президенте Кеннеди начали складываться особые стратегические отношения США с Израилем. Израильтянам было продано оборонительное вооружение – зенитные ракетные комплексы «Хоук». Джонсон впервые осуществил продажу Израилю наступательной техники – танков «Паттон», самолетов «Скайхок» и «F-4 Фантом». До Шестидневной вой­ны 1967 г. главным поставщиком оружия Израилю выступала Франция. Однако потом французы прекратили поставки, улучшили отношения с арабскими странами, и Соединенные Штаты стали не только основным политическим, но и военным союзником Израиля. Хотя нельзя сказать, что все вопросы решались легко и непринужденно. Военным поставкам предшествовали продолжительные и непростые обсуждения как в самих правящих кругах США, так и с Израилем. Госдепартамент, например, оппонировал идеям поставок современного оружия.

Кеннеди дружил с Израилем, но опасался его ядерного арсенала. Он полагал, что тогда арабские страны будут обивать пороги СССР, выпрашивая возможности для своего ядерного оружия, а накаленность атмосферы в ближневосточном регионе может привести к атомному конфликту, а оттуда и до мировой ядерной вой­ны рукой подать. Заявлял о готовности разорвать американо-израильский союз, если Израиль будет создавать ядерное оружие. «Лучше займитесь постройкой завода по опреснению морской воды, а мы на это деньги выделим», – говорил он израильским лидерам. Вопросы недопущения ядерного оружия, инспекторских проверок Израиля и во время президента Джонсона периодически поднимались на повестку дня Госдепом и Пентагоном. Однако, в отличие от Эйзенхауэра и Кеннеди, глава Белого дома Линдон Джонсон особо не дергал израильтян ядерной темой, фактически не стал чинить препятствий для ядерной программы, понимая, что для Израиля это не блажь, не красивая игрушка, а жизненная необходимость во враждебном окружении.

1967 гoд. Президент Египта Гамаль Абдель Насер закрыл Тиранский пролив для навигации израильских судов в Красное море, хотя это было грубым нарушением израильско-египетских соглашений и международного права. Джонсон придерживался нейтральной линии. Он пытался урегулировать конфликтную ситуацию, но не добился восстановления судоходства. Не стал выполнять гарантии, которые фактически дал Израилю (в том числе и по требованию Джонсона) десятилетие назад Эйзенхауэр. Разразилась Шестидневная вой­на, завершившаяся стремительной разгромной победой Израиля над войсками коалиции пяти арабских стран. Союзник арабов Советский Союз угрожал «необходимыми акциями… включая военные», с тем чтобы Израиль прекратил дальнейшее наступление. Дабы несколько успокоить советских «товарищей», Джонсон направил в регион Шестой американский флот.

Затем арабские страны и другие противники израильтян пытались продавить через ООН решение о «возвращении на место» завоеванных во время вой­ны территорий. Главную роль в том, что это не удалось, сыграла позиция Джонсона, осознававшего значимость приобретенных территорий для обеспечения израильской безопасности. Президент США говорил: «Мы не такие люди, чтобы указывать, где другие государства должны проводить между собой границы, которые каждому из них будут гарантировать наибольшую безопасность. Однако ясно, что возвращение к той ситуации, которая была до Шестидневной вой­ны 1967 г., не принесет мира. Там должно быть безопасно, и там должны признаваться границы».

Израильский дипломат Ленни Бен-Давид в своей статье в Jerusalem Post рассказывает, что после вой­ны 1967 г. председатель советского Совета министров Алексей Косыгин спросил Джонсона, почему Штаты поддерживают трехмиллионный Израиль, а не 80-миллионный арабский мир. «Потому что это правильно», – ответил Джонсон. У советских руководителей логика и представления о «правильности» были другие.

Показательно, что при Джонсоне интенсифицировались деловые отношения США с Израилем, а финансовая помощь увеличилась с 40 до 130 млн долл. Впервые состоялись официальные визиты в США лидеров Израиля: премьер-министра Л. Эшколя (дважды) и президента З. Шазара. Ранее Эйзенхауэр и Кеннеди встречались с премьером Д. Бен-Гурионом, но неофициально.

Для Белого дома времен Джонсона была характерна тема помощи нацменьшинствам страны, этнической толерантности. При поддержке джонсоновской администрации Конгрессом был принят Закон об иммиграции и гражданстве 1965 г., значительно изменивший иммиграционную политику США. Он расширил возможности для въезда в США евреям из СССР и других стран Восточной Европы. При Джонсоне приняли и долгожданный Акт о гражданских правах о незаконности расовой и этнической дискриминации. В первую очередь он затронул страдающее от сегрегации афроамериканское население страны, но стал положительным событием и для евреев. Хотя таким действием президент и настроил против себя тех белых американцев, кто поддерживал расизм и ксенофобию.

Джонсон имел тесные связи с еврейской общиной США. Например, уже через месяц после вступления в президентскую должность он приехал в Техас на церемонию открытия нового здания синагоги «Агудат ахим». Помимо моральной составляющей своего мировоззрения, он учитывал и важность для себя еврейского электората, значительное представительство евреев в бизнесе, банковской сфере, СМИ, киноиндустрии.

На президентских выборах 1964 г. Джонсон выиграл у консерватора, «ястреба» холодной вой­ны, республиканца Барри Голдуотера. Интересно, что тот был евреем по отцу. А супруга Барри была однофамилицей его соперника – ее звали Маргарет Джонсон. Несмотря на еврейские корни Голдуотера, не менее 90% евреев США отдали свои голоса за Джонсона.

 

«США всегда будут с Израилем»

На встрече с премьером Израиля Леви Эшколем Джонсон говорил, что США и Израиль объединяет любовь к свободе человека и общая вера в демократию. И у них много общих целей, главная из которых – построение лучшего мира, в котором каждая нация может всесторонне развиваться в свободе и мире. «Наше общество освещено внутренним огнем еврейских пророков… Мы, Соединенные Штаты Америки, всегда будем с Израилем и всегда обеспечим его обороноспособность». Хотя, разумеется, Джонсону «нашептывали на ухо», что Америка рискует в таком случае потерять свои позиции в арабском мире и арабы еще сильнее повернутся к Москве.

Нравственно-религиозные убеждения, влияние друзей из американской еврейской общины, понимание степени значимости евреев в американском обществе, поддержка Израиля как страны евреев, переживших Холокост и века гонений, как форпоста свободного мира на стратегически важном Ближнем Востоке – как видим, из всего этого и складывался фундамент проеврейских взглядов Л. Джонсона.

И еще любопытный штрих. Российский историк Владимир Румянцев подчеркивает: привязанность Джонсона к евреям и Израилю подпитывало то, что «он был типичным представителем американского фронтира – линии соприкосновения белых американских переселенцев с местным населением и местной природой… родной Техас был классическим „фронтирным штатом“ с культом ковбоев, уединенных ранчо, нарочитой мужественностью, неустанным трудом на земле». В засушливом климате Израиля, в его либеральных ценностях, в его людях, готовых при необходимости взять в руки оружие для защиты своей земли, в израильском опыте рождения новой страны Джонсон находил немало общего с Техасом.

Полагаю, впрочем, необходимо подчеркнуть и корневое различие в техасской и израильской биографиях: в отличие от техасских ковбоев, еврейские переселенцы в Палестину в ХIХ–ХХ вв. приезжали на свои исторические земли, на свою историческую родину. Да и после падения государственности, при разных правителях, как известно, наблюдалось еврейское присутствие в Эрец-Исраэль.

Вьетнамская вой­на была явно лишней в политической жизни Джонсона и нанесла большущий ущерб его имиджу. Интересно, что многие евреи в Штатах как раз были активными противниками этой вой­ны. Но это не помешало неизменной толерантности Джонсона к евреям. В условиях вой­ны пытаться переизбраться на второй президентский срок Джонсон уже не рискнул и покинул политическое поле. Евреи и Израиль лишились верного друга. 36-й президент Соединенных Штатов заслужил реноме одного из наиболее проеврейских и произраильских президентов в истории страны. Он считал, что так – правильно.

 

Александр КУМБАРГ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Отец разумного инвестирования

Отец разумного инвестирования

130 лет назад родился Бенджамин Грэхем

«Мир – это плодородная почва, ожидающая, чтобы ее возделали»

«Мир – это плодородная почва, ожидающая, чтобы ее возделали»

К 115-летию со дня рождения Эдвинa Лэнда

Гений дзюдо из «черты оседлости»

Гений дзюдо из «черты оседлости»

К 120-летию со дня рождения Моше Пинхаса Фельденкрайза

«Никого и ничего не боялся…»

«Никого и ничего не боялся…»

Памяти Абрама Гринзайда

«Мои родители – Толстой и Достоевский»

«Мои родители – Толстой и Достоевский»

Беседа с писателем Алексеем Макушинским

«Орудие возрождения Израиля»

«Орудие возрождения Израиля»

К 140-летию со дня рождения Гарри Трумэна

Май: фигуры, события, судьбы

Май: фигуры, события, судьбы

«Отпусти мой народ!»

«Отпусти мой народ!»

Десять лет назад не стало Якоба Бирнбаума

Болевая точка судьбы

Болевая точка судьбы

К 110-летию со дня рождения Гретель Бергман

«Он принес на телевидение реальность»

«Он принес на телевидение реальность»

К 100-летию со дня рождения Вольфганга Менге

«Я привык делить судьбу своего героя еще до того, как написал роман»

«Я привык делить судьбу своего героя еще до того, как написал роман»

Беседа с израильским писателем и драматургом Идо Нетаньяху

«Один из самых сложных людей»

«Один из самых сложных людей»

120 лет назад родился Роберт Оппенгеймер

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!