Трагический символ еврейского возрождения

80 лет назад погиб Авраам Штерн

Авраам Штерн
© WIKIPEDIA

Он был чужд и даже ненавидим теми, для кого борьба за свободу еврейского народа стала инструментом достижения власти. Он страшил тех, кто стремился не допустить создания еврейского государства в Земле Израиля. Ради поставленной цели – обретения независимости своим народом – он был готов идти до конца. И он заплатил за это своей жизнью. Авраам Яир Штерн – трагический символ еврейского национального возрождения.

Джеффри Мортон, офицер британской полиции, глава отдела криминальных расследований в Яффо и Тель-Авиве, приказал уже арестованному и закованному в наручники человеку подойти к окну комнаты, после чего неожиданно три раза выстрелил ему в грудь. К слову, он уже не в первый раз проделывал с еврейскими подпольщиками подобный трюк, позволявший избавляться от лишних судебно-процессуальных хлопот.

Так 80 лет назад, 12 февраля 1942 г., был убит Авраам Штерн – блистательный романтический поэт и бесстрашный боец еврейского сопротивления, основатель и первый командир подпольной организации ЛЕХИ («Борцы за свободу Израиля»), известный также под своим литературно-подпольным псевдонимом Яир (в память об Элазаре бен Яире – последнем командире защитников крепости Масада во время Великого восстания против Рима). Незадолго до того ему исполнилось 34 года…

Штерн родился 23 декабря 1907 г. в небольшом городке Сувалки на северо-востоке Польши, входившей тогда в состав Российской империи, в семье городских интеллигентов – врача-дантиста и акушерки. Образованию детей придавалось особое значение. Маленький Штерн учился в хедере, затем, с началом Первой мировой войны и вслед за распоряжением российского военного командования о высылке евреев из пограничных районов во внутренние губернии России, продолжил учебу в русской школе в Башкирии, параллельно изучая иврит с частным учителем. В 1920 г. он даже вступил там в комсомол. В 1921 г. Авраам вернулся в Сувалки, где поступил в среднюю еврейскую школу.

Наконец, в 1926 г. Авраам Штерн добрался до Земли Израиля, где завершил получение среднего образования в ивритской гимназии в Иерусалиме. Проникнутый духом польской романтической литературы, молодой Штерн был наделен многими художественными талантами. Он отлично рисовал, писал неплохие стихи, блестяще декламировал. Кроме того, он увлекся театром и прекрасно держался на сцене. Однако его желание совершенствовать актерское мастерство в театре «Габима» натолкнулось на яростное сопротивление родителей.

В итоге Штерн поступил на классическое отделение Еврейского университета в Иерусалиме. Родители к этому времени уже были не в состоянии содержать его, поэтому Авраам самостоятельно зарабатывал себе на жизнь, получая стипендию за отличную успеваемость и давая частные уроки. Он, как и прежде, был успешен в учебе, уделяя всe больше сил политической, сионистской деятельности. Студенческое время стало самым плодотворным в его жизни, а главное, окончательно сформировало его мировоззрение непримиримого сторонника еврейской национальной независимости. В университете он познакомился с красавицей Рони Бурштейн, будущей женой и матерью его сына Яира Авраама (в будущем известного израильского тележурналиста), родившегося через четыре месяца после убийства отца и названного в его честь.

Там же, в созданном Штернoм студенческом союзе «Хульда» (названном в честь еврейского поселения, мужественно сопротивлявшегося погромщикам во время арабских беспорядков 1929 г.), oн познакомился с Давидом Разиэлем, с которым в оставшиеся обоим чуть больше десяти лет (Разиэль погибнет в мае 1941 г.) ему предстояло пройти вместе немало испытаний. Оба тогда же вступили в ряды «Хаганы» – организации, защищавшей еврейские поселки, которой командовал Авраам Техоми.

Тактика «сдержанности», избранная руководством «Хаганы» в ответ на арабские нападения, отказ от акций возмездия и сотрудничество с британской администрацией привела к расколу. В 1931 г. Техоми вышел из рядов «Хаганы», создав ЭЦЕЛ. Разиэль и Штерн присоединились к нему, став соратниками в новой боевой организации, поставившей перед собой задачу жестко противостоять арабским бандитам. В конце 1930-х Штерн занимался приобретением оружия в Европе для нужд организации, вел переговоры с представителями польских властей о создании в Польше курсов для подготовки офицеров ЭЦЕЛa.

А в 1939 г. британцы опубликовали «Белую книгу» – документ, по сути, лишивший евреев надежды на собственное государство, но прежде всего, законной возможности прибывать в Землю Израиля и потому обрекший европейских евреев на уничтожение. В ответ ЭЦЕЛ развернул борьбу и с британскими властями, взяв, кроме того, на себя задачу нелегального перевоза еврейских беженцев из Европы.

К 23 годам Штерн стал офицером ЭЦЕЛa и основал ячейку организации в Италии, где, продолжая учебу, был докторантом университета во Флоренции. Но к 1936 г. он по просьбе Техоми вернулся в страну, чтобы принять участие в подпольной деятельности и вскоре стал одним из лидеров организации. Написанная Штерном песня «Безымянные солдаты» была ее гимном до 1940 г.

После опубликования «Белой книги» Штерн и ряд командиров ЭЦЕЛa выступили с требованием немедленного провозглашения еврейского государства. 31 августа 1939 г. Штерн был арестован вместе со многими командирами ЭЦЕЛa. Находясь в тюрьме, он резко отрицательно отнесся к объявленному руководством ЭЦЕЛa по инициативе В. Жаботинского прекращению вооруженной борьбы с англичанами, которые вели борьбу с нацистами. Немедленно после освобождения из тюрьмы в июне 1940 г. Штерн приступил к созданию организации ЛЕХИ, которая была сформирована уже в начале сентября 1940 г. В ее программном документе «Принципы возрождения», написанном Штерном, организация объявлялась «единственным представителем борющегося еврейского народа», а ее цель формулировалась так: «возможно раньше и всеми доступными средствами овладеть страной силой оружия». Теперь песня Штерна стала гимном основанной им новой подпольной организации ЛЕХИ, отказавшейся прекращать борьбу с британцами.

В ответ на депортацию нелегальных еврейских иммигрантов и продолжение политики «Белой книги» участники ЛЕХИ безжалостно атаковали представителей британских властей. Организации требовались средства, и Штерн, поклонник Пилсудского, которого считал выдающимся польским националистом, не брезговал экспроприациями банков.

В это же время Штерн пытается вести переговоры с представителями Германии и Италии, надеясь убедить их отказаться от уничтожения европейских евреев и добиться их отправки в Землю Израиля взамен на поддержку войны с Британией. В конце октября 1940 г. посланец Штерна встретился в Бейруте с представителем МИДа Германии и передал ему предложение о готовности ЛЕХИ поддерживать ее при условии, что Гитлер даст обязательство поддержать независимость еврейского государства. Был предпринят еще ряд безуспешных попыток связаться с представителями Германии и Италии, о которых большинству членов ЛЕХИ не было ничего известно. Позже, активно используя образ Штерна, советская и западная антисемитская литература 1970–1980 гг. создала миф о сотрудничестве сионистов с нацистами.

К слову, бессмысленность и пагубность подобных контактов в то время, когда геноцид и его масштабы еще не были осознаны в полной мере, не казались столь очевидными, как сегодня. Договариваться с нацистами ради спасения евреев пытались и другие еврейские деятели.

Жесткие методы борьбы ЛЕХИ, приводившие к жертвам как среди британцев, так и среди евреев, далеко не однозначно воспринимались обществом. При этом лидеры Еврейского агентства, которых Штерн беспощадно критиковал за соглашательство, использовали все имевшиеся у них возможности, для того чтобы настроить общественное мнение против своих политических конкурентов. «Хагана» и ЭЦЕЛ помогали английским властям в борьбе с ЛЕХИ.

Благодаря этому к январю 1942 г. британские полицейские могли позволить себе в нарушение собственных законов расстреливать на месте арестованных бойцов ЛЕХИ, которых попросту называли «бандой Штерна», отрицая политическую подоплеку борьбы подпольщиков. Фотографии Штерна и его соратников были расклеены по всей стране. За его голову была обещана награда в 1000 фунтов стерлингов.

Не покидая Тель-Авивa и его окрестностей, Штерн прятался, постоянно меняя место своего проживания. Дважды ему предлагали скрыться до окончания войны. Он отверг оба предложения, объяснив, что «глава подполья не вправе продолжать руководить, если предпочтет собственную безопасность потребностям движения».

В конце концов 12 февраля 1942 г. полиция обнаружила квартиру, где он скрывался. По некоторым данным, его выдали представители «Хаганы». Стук в дверь раздался около 9 часов утра. Полицейские обыскали дом и арестовали Штерна. Затем в квартиру зашел Джеффри Мортон…

Хоронили Штерна на кладбище Нахалат Ицхак в присутствии нескольких членов семьи и усиленной охраны британской полиции, опасавшейся акций возмездия.

На его могиле высекли цитату из «Безымянных солдат»: «Нас лишь смерть может вырвать из строя». Шесть лет спустя, в боях с британцами и арабами, после двухтысячелетнего перерыва, еврейское государство было восстановлено. Не исключено, что путь, избранный Штерном, не смог бы привести к способному выстоять независимому государству, провозглашения которого он добивался еще в 1939 г. Но совершенно ясно, что без его борьбы, заставившей британцев уйти, оно бы не стало реальностью.

 

Александр НЕПОМНЯЩИЙ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Отец разумного инвестирования

Отец разумного инвестирования

130 лет назад родился Бенджамин Грэхем

«Мир – это плодородная почва, ожидающая, чтобы ее возделали»

«Мир – это плодородная почва, ожидающая, чтобы ее возделали»

К 115-летию со дня рождения Эдвинa Лэнда

Гений дзюдо из «черты оседлости»

Гений дзюдо из «черты оседлости»

К 120-летию со дня рождения Моше Пинхаса Фельденкрайза

«Никого и ничего не боялся…»

«Никого и ничего не боялся…»

Памяти Абрама Гринзайда

«Мои родители – Толстой и Достоевский»

«Мои родители – Толстой и Достоевский»

Беседа с писателем Алексеем Макушинским

«Орудие возрождения Израиля»

«Орудие возрождения Израиля»

К 140-летию со дня рождения Гарри Трумэна

Май: фигуры, события, судьбы

Май: фигуры, события, судьбы

«Отпусти мой народ!»

«Отпусти мой народ!»

Десять лет назад не стало Якоба Бирнбаума

Болевая точка судьбы

Болевая точка судьбы

К 110-летию со дня рождения Гретель Бергман

«Он принес на телевидение реальность»

«Он принес на телевидение реальность»

К 100-летию со дня рождения Вольфганга Менге

«Я привык делить судьбу своего героя еще до того, как написал роман»

«Я привык делить судьбу своего героя еще до того, как написал роман»

Беседа с израильским писателем и драматургом Идо Нетаньяху

«Один из самых сложных людей»

«Один из самых сложных людей»

120 лет назад родился Роберт Оппенгеймер

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!