Самоидентификация с помощью кино

«Клуб друзей еврейского кино» Юлия Бердичевского

Юлий Бердичевский в Берлине

Израильтянин Юлий Бердичевский родом из Тулы, окончил Тульский политехнический институт и аспирантуру Института физики Земли АН СССР в Москве, трудился на тульских предприятиях и в институтах. Однако весь его жизненный путь связан с кино. Еще в 1972-м он создал «Клуб друзей кино», существовавший до 1992-го. Публиковал в областных СМИ рецензии на фильмы, сотрудничал с газетой «Советская культура», был делегатом учредительного съезда Всесоюзного общества друзей кино, входил в правление Федерации киноклубов СССР. С 1997 г. живет в Израиле, где наряду с работой в качестве инженера основал единственный в стране «Клуб друзей еврейского кино» для русскоязычных израильтян.

 

– Юлий, расскажите, пожалуйста, о своих еврейских корнях.

– Началось все с прадедушек и -бабушек, благодаря которым я появился на свет в городе, расположенном далеко от «черты оседлости». Дедушка моей бабушки был кантонистом и получил право жительства в г. Плавск Тульской губернии. Отец моей бабушки пригласил отца моего дедушки из глубинки резником в зарождавшуюся еврейскую общину. Мой дедушка И. М. Перцовский, избранный главой этой общины, был в Плавске лесоторговцем и купцом 2-й гильдии. Поженившись, дедушка и бабушка переехали в Белёв, а потом и в Тулу. Бабушка, окончившая гимназию, вела дом, дедушка Е. А. Коган вошел в лесоторговое дело тестя. Родители мамы пережили революцию, Гражданскую вой­ну, НЭП, 1930-е гг., вой­ну с эвакуацией в Зауралье. Я родился после вой­ны благодаря встрече в 1943 г. мамы и отца – круглого сироты из Криворожья. После Курской битвы его танковая часть переформировывалась в Туле. Папа пришел по делам части в горисполком, где работала сестра моей мамы. Увидев красавца офицера, она пригласила его с однополчанами на ужин к Коганам. Но полюбил отец старшую сестру Риву, успевшую в июне 1941-го защитить диплом в Московском текстильном институте и к тому времени отозванную из эвакуации для восстановления легкой промышленности области. 2 мая 1945-го они сыграли свадьбу. Отец тогда учился в академии в Москве и вскоре ушел воевать с Японией. После демобилизации в 1948 г. орденоносец гвардии майор Борис Бердичевский был направлен восстанавливать в Туле ватную фабрику, которую возглавил и вывел в передовые.

– У вас за плечами серьезный вуз…

– Верно, Тульский политех входил в десятку крупнейших политехнических вузов страны. Мое увлечение кино началось еще со школы, да и в студенческие годы я мечтал создать киностудию. Мои стремления разделяло несколько единомышленников, и, объединившись, мы перед первой сессией отправились в деканат отпрашиваться с последнего экзамена, чтобы ехать на первый (и, как оказалось, последний) Всесоюзный семинар кинолюбителей в Ленинград. Декан спросил: «Ну и что вы там будете делать?» Ответил ему, что представим наш город и наш институт в лучшем виде, на что он парировал: «В лучшем виде наш институт могут представлять хорошие инженеры». Но отпустил. Именно на той встрече, которую вел выдающийся режиссер Григорий Рошаль, я узнал, что идея, которой я был одержим, популярна во многих городах, и с головой погрузился в мир кино...

– …и вскоре создали свою киностудию.

– Верно. Хотя речь шла о конце 1960-х и о довольно мрачном городе с «почтовыми ящиками», создание любительской киностудии поддержал студенческий профком. Начали писать сценарии, снимать фильмы, но вскоре я осознал, что мне гораздо интереснее смотреть и обсуждать кино, чем его снимать.

В те годы попасть на хороший фильм было сложно, и мы воспользовались этим. Наш институт находился через дорогу от облкинопроката. Я отправился туда и быстро нашел взаимопонимание: как оказалось, до нас туда никто не обращался с просьбой взять киноленту для премьеры в студгородке. Позже наладили контакт с областной прессой, которая писала о нас, помогая привлекать зрителей, готовых после просмотра обсудить фильм.

– Что тогда смотрели советские люди?

– Много чего. Помню, как мы с однокурсниками отправились на фильм Саввы Кулиша «Мертвый сезон», на который невозможно было достать билеты. Главным героем был человек, прошедший концлагерь, но в фильме не упоминалось ни о его национальности, ни о Холокосте (лишь позже я понял, что это – «еврейская история»: и персонаж, которого гениально играл Ролан Быков, – типичный галутный еврей, да и режиссер – «наш», хотя все тогда было завуалировано). По сюжету, он привлечен советскими органами для розыска за границей и опознания нацистского врача-убийцы. Нам удалось договориться о показе этой ленты, который прошел с аншлагом – об этом даже написала местная «молодежка».

А еще до этого при поддержке того же профкома прошло и вовсе нереальное мероприятие. Тогда в Туле жил и работал популярный уже писатель Анатолий Кузнецов, который как-то приходил к нам в школу, где мы и познакомились. Когда почти подпольно отмечалась годовщина трагических событий в Бабьем Яре, свидетелем которых стал Толя, я предложил ему показать нашим студентам первый короткометражный фильм, снятый на эту тему. Анатолий Васильевич сумел не только раздобыть его копию, но и пригласить в Тулу из Киева одного из 12 выживших узников концлагеря «Бабий Яр». Хотя «оттепель» к тому времени закончилась, сотням студентов и сотрудников института удалось, возможно, впервые прикоснуться к незаживающей ране Холокоста.

– Изменил ли этот фильм что-то в вашем сознании?

– Да, стал задумываться о том, что существуют разные народы, имеющие свой дом, свое национальное искусство, в том числе кино. Задался вопросом, почему у евреев нет своих национальных фильмов, как прежде не существовало своей страны. Подчеркну, что с израильским кино я познакомился довольно поздно, на московских международных кинофестивалях, ведь в СССР оно было фактически под запретом с 1967 г. Со временем убедился в том, что еврейское и израильское кино – разные понятия, причем первое значительно старше (еще в 1896 г. Теодор Герцль заметил новое чудо техники и разослал главам еврейских общин некоторых стран письмо с предложением использовать его «для сионистской пропаганды») и объемнее второго. В СССР к началу перестройки сложилась структура из сотен киноклубов. В начале 1989 г. обновленный Союз кинематографистов СССР провел в Москве учредительный съезд Всесоюзного общества любителей кино. В его составе была создана секция киноклубов. Приехав в Израиль, я заговорил о «разделении» еврейского и израильского киномассива, но никто – ни в кинематографических, ни тем более в бюрократических кругах – не мог меня понять.

– Когда вы совершили репатриацию?

– В Израиль отправился в начале 1997-го и сразу начал искать применение своей вузовской специальности – в России я трудился на кафедре технологии машиностроения, потом заочно окончил аспирантуру, специализируясь на механике разрушения материалов, занимался изобретательством. Но и любовь к нашему национальному кино никуда не делась. Стал пытаться создать киноклуб в Беэр-Шеве, где мы обитали. Оказалось, заинтересованных в этом русскоязычных евреев не меньше, чем в родной Туле. В итоге идея реализовалась с помощью неравнодушных соратников: психолога Алисы Желудковой, впоследствии начальника горотдела абсорбции; руководителя образовательной НКО «Бейт-Мория» Ави Ворцмана (впоследствии депутата и замминистра образования), директора Дома культуры Шмайи Берковича. Несколько лет мы стучались со своей задумкой во все двери, зная, что на исторической родине она должна быть особенно востребованной, потому что в СССР наши ровесники – любители кино были «железным занавесом» отделены от мирового кинопроцесса вообще и от еврейского кино в частности. После совершения алии русскоязычные евреи, особенно немолодые и не овладевшие ни ивритом, ни английским, оказались оторванными от мирового кино уже из-за языкового барьера. Я же хотел показать евреям своего возраста или старше те шедевры мирового кино, которые они никогда не видели и о которых в лучшем случае слышали или читали. Тем более, что среди этих шедевров немало фильмов на еврейские темы.

– Задуманное получилось?

– Да, моя идея реализовалась на Святой зЗемле в 2003 г. в форме «Клуба друзей еврейского кино» в рамках проекта «Морешет» в Беэр-Шеве, а с 2008 г. – и в соседнем Араде при поддержке его мэрии и начальника отдела абсорбции Марины Глезер. К тому времени прогресс техники уже позволял нам смотреть дублированные на русский язык фильмы на еврейские темы, снятые в десятках стран.

Чтобы наладить работу киноклуба в Израиле, мне пришлось общаться с политиками и чиновниками на самом высоком уровне. Особенно запомнился теплый разговор с так рано ушедшим от нас депутатом Кнессета Юрием Штерном. В 1970-е гг. он был активным членом одного из московских киноклубов, и мы обсуждали с ним наше прошлое. Помню и встречу с тогдашним генеральным директором Министерства абсорбции Борисом Мафциром, режиссером по образованию, который теперь занимается проектом по сохранению памяти свидетелей Холокоста. Когда мы беседовали, в его кабинет вошла тогдашний министр абсорбции Ю. Тамир. К моей радости они вдохновились проектом, но уверили, что сперва следует попробовать запустить его на местном уровне, заинтересовав людей в Беэр–Шеве. Прошло еще два года, пока меня с клубом не пустил под свою крышу центр «Мория», как раз строивший Дом культуры. Наконец, 23 февраля 2003 г. состоялся первый израильский киноклубный сеанс, на котором смотрели и обсуждали легендарного «Скрипача на крыше».

В начале самыми разными путями разыскивал для показов два раза в месяц новые фильмы на еврейские темы и старую добрую классику. А потом подоспел Интернет, где можно без труда находить фильмы. Но главная идея нашего киноклуба сохранилась: укрепление еврейской самоидентификации с помощью мирового еврейского кино.

 

Беседовала Яна ЛЮБАРСКАЯ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Штрихи к портрету

Штрихи к портрету

130 лет назад родился Мане Кац

Бремя воспоминаний

Бремя воспоминаний

Тени прошлого и сближение поколений в фильме «Сокровище»

Что нам остается в этой жизни?..

Что нам остается в этой жизни?..

120 лет назад родилась Татьяна Пельтцер

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

К 225-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

Беседа с Вячеславом Верховским

Великий киевлянин

Великий киевлянин

45 лет назад не стало Натана Рахлина

«Я живу, чтобы действовать»

«Я живу, чтобы действовать»

Десять лет назад скончался Эли Уоллах

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Целитель

Целитель

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

«В жизнь контрабандой проникает кино»

«В жизнь контрабандой проникает кино»

Давид Кунио, сыгравший в фильме «Молодость», – заложник ХАМАСa

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!