Первый глава «спецобъекта № 1»

135 лет назад родился Борис Збарский

Борис Збарский© wikipedia

Миллионы людей посещали в Москве на Красной площади Мавзолей В. И. Ленина, где почти 100 лет находится забальзамированное тело «вождя мирового пролетариата». Все годы после развала СССР то вспыхивают, то утихают дебаты о необходимости выноса мумии Ленина из Мавзолея и захоронения тела «согласно православным традициям». Не вдаваясь в этот спор, отметим, что сам процесс сохранения человеческого тела столь длительное время является уникальным научным экспериментом. А для ученых и сотен других работников спецлаборатории Мавзолей был не символом бессмертия коммунистической идеи, а местом работы. Первым главой спецлаборатории «Объект № 1» был Б. И. Збарский.

Борис Ильич (Бер Элиевич) Збарский родился в еврейской семье страхового агента в украинском городе Каменец-Подольске 26 июля 1885 г. Еще учащимся гимназии он примкнул к социалистам-революционерам. За хранение революционной литературы был исключен из гимназии и находился под надзором полиции. Окончив гимназию экстерном в 1906 г., уехал в Женеву, где поступил в университет. Окончив его в 1911 г. и получив диплом доктора физико-химических наук, работал в женевской лаборатории Алексея Баха.

В 1912-м вернулся в Россию. Подтвердив свой диплом в Петербургском университете, отправился в Москву, но устроиться в университет, как намеревался, не удалось – помешало вероисповедание. Пришлось работать в университете бесплатно, давая для заработка частные уроки.

До 1914 г. в России не производился хлороформ, который поставлялся из Германии. С началом вой­ны поставки прекратились и встала задача наладить собственное производство. К 1915 г. Збарский его организовал, а предложенный им метод производства наркозного хлороформа был одобрен и запатентован армейскими структурами и в последующем применялся в СССР более 60 лет.

После Февральской революции Збарский возобновил членство в партии эсэров, а в следующем году был избран председателем Елабужского уездного совета (он в то время руководил химическим заводом на Урале) и делегирован в Учредительное собрание. Но все же основу его жизни составляла научная работа. В 1918-м совместно с А. Бахом он основал Химический институт, а в 1920-м – Биохимический институт им. Карпова. В этом институте Збарский проработал более 10 лет. Его заслуги по созданию института были оценены правительством: он был одним из первых в стране ученых, награжденных орденом Трудового Красного Знамени.

Жизнь Збарского круто изменилась после смерти Ленина, когда встал вопрос о сохранении тела вождя. Первое его бальзамирование провел профессор Алексей Абрикосов. Перед ним не стояла задача сохранить вождя для потомков – требовалось только уберечь тело от разложения на 20 дней, потому что именно такой срок партия отвела на публичное прощание с Лениным. Первичное бальзамирование провели очень качественно, и тело пролежало без каких-либо признаков разложения до марта. За эти два месяца взгляды партии на судьбу высокопоставленного трупа изменились, и рассматривались варианты его сохранения, хотя Крупская, Ворошилов, Енукидзе и другие заявляли о нежелательности «делать мощи» из тела Ленина. Дзержинский хотел заморозить вождя, но холодильные камеры не могли быть доставлены в срок, вдобавок существовал риск перебоев с электричеством и сложности с техническим обслуживанием. Но альтернатива нашлась: в марте 1924 г. профессор-анатом из Харькова Владимир Воробьев и биохимик Борис Збарский предложили новаторский способ долгосрочного бальзамирования, но предупредили, что гарантий результата и обещаний по срокам дать не могут. Партия дала добро на эксперимент. В комиссию по его реализации были включены также нарком здравоохранения Н. Семашко, профессора В. Розанов и В. Вейсброд. После нескольких дней, проведенных во временном Мавзолее Воробьевым, Збарским и прозектором анатомического театра А. Шабадашем, работа было выполнена.

26 мая делегаты VIII съезда партии посетили Мавзолей. Партийное руководство было удовлетворено, а брат Ленина Дмитрий Ульянов сказал: «Он лежит таким, каким я его видел тотчас после смерти». Мавзолей был открыт для посещения, а Збарского правительство наградило большой денежной премией.

С 1934 г. Збарский – профессор 1-го Московского медицинского института. После кончины Воробьева в сентябре 1937 г. все работы по наблюдению за телом Ленина были возложены на него.

Летом 1941 г., когда Москва находилась на военном положении и участились налеты немецких бомбардировщиков, советское правительство вынуждено было эвакуировать из столицы наиболее ценные архивы и музейные экспонаты. Естественно, встал вопрос о вывозе мумии Ленина.

Ночью 3 июля 1941 г. Збарского вызвал комендант Кремля и показал ему подписанное Сталиным постановление об эвакуации тела Ленина в Тюмень. В тот же вечер Збарский с группой сотрудников уехал. В Тюмень были снаряжены три спецпоезда, следовавшие в обстановке глубочайшей секретности и с величайшими предосторожностями. В Тюмени никто, включая местное начальство, заранее не знал о прибытии столь ценного груза.

В качестве временного мавзолея использовалось наскоро переоборудованное здание сельхозтехникума. Окна верхних этажей были заложены кирпичом – там располагался саркофаг. На первом этаже жили комендант мавзолея, обслуживающий персонал во главе со Збарским и охрана. Каждые десять дней Борис Ильич по телефону докладывал Сталину о состоянии дел. В 1942 г. стало ясно, что переезд не прошел бесследно, на теле мумии появилась черная плесень. Збарский доложил об этом Сталину, который потребовал срочно принять меры. В конце 1943 г. в докладе правительственной комиссии Збарский сообщил о завершении почти двухлетней работы, которая представляла собой, в сущности, полное перебальзамирование останков вождя. Комиссия во главе с академиком Бурденко дала работе высокую оценку: «Тело Ленина за 20 лет не изменилось. Оно хранит облик Ильича, каким он сохранился в памяти советского народа». Вскоре Збарский получил Сталинскую премию, а через год был удостоен звания Героя Социалистического Труда и избран действительным членом Академии медицинских наук СССР.

После окончания вой­ны тело Ленина со всеми предосторожностями было возвращено в Москву, а 12 сентября Сталин подписал постановление об открытии Мавзолея.

В 1945–1952 гг. Збарский руководил лабораторией биохимии рака АМН СССР, изучал роль эритроцитов в аминокислотном обмене, значение белков в питании и их аминокислотный состав. Он выдвинул теорию, согласно которой в основе злокачественного роста тканей лежит нарушение синтеза белков. Предложил антисептический препарат бактерицид. В 1949 г. Борис Ильич возглавлял группу советских ученых, бальзамировавших тело лидера болгарских коммунистов Георгия Димитрова.

В начале 1950-х над Збарским начали сгущаться тучи. После возвращения в Москву из Тюмени он выпустил брошюру «Мавзолей Ленина» с воспоминаниями о похоронах вождя и своем участии в бальзамировании его тела. Брошюра выдержала три издания и пользовалась успехом, но сталинские идеологи посчитали ее политической вредной: в ней Збарский хотя и восхвалял Сталина и «мудрую политику партии», но, по заключению экспертов, недостаточно отразил роль Сталина в Октябрьской революции. Обвинили Збарского и в том, что величие бальзамирования тела Ленина он умалил описанием способов бальзамирования в Древнем Египте и сообщением о вскрытии тела Ленина. А упоминание о том, что мозг Ленина имел следы переутомления, сочли клеветой на партию и Сталина, которые будто бы должным образом не заботились о вожде. Одним из пунктов обвинения стало и то, что по просьбе Еврейского театра Збарский гримировал перед похоронами изуродованное во время убийства в Минске лицо «американского шпиона Михоэлса».

19 января по распоряжению Маленкова газете «Московский большевик» было запрещено публиковать приуроченное к очередной годовщине смерти Ленина интервью со Збарским. С этого времени МГБ устанавливает негласное наблюдение за ученым, а Абакумов начинает докладывать Сталину об антисоветских разговорах, которые Збарский якобы вел со своими знакомыми и друзьями.

Формальным поводом для ареста Збарского послужили события, связанные со смертью в Кремлевской больнице монгольского маршала Х. Чойбалсана и неудачным бальзамированием его тела. Збарского сняли с работы и 27 марта 1952 г. препроводили на Лубянку. Профессору вменили в вину написание «политически вредной» брошюры, а также проведение подрывной работы против советской власти и антисоветской агитации. Его сын Илья вспоминал: «Он не был осужден – ему не был вынесен никакой приговор, просто он полтора года пробыл в тюрьме… и единственное, что он мне сказал: его обвиняли в том, что он германский шпион…» Кроме того, Збарскому припомнили его эсеровское прошлое, избрание в 1918 г. в Учредительное собрание, критику большевиков за его разгон, связь с Троцким, Бухариным, Рыковым, Ягодой и другими «иностранными шпионами». После ареста Збарского из лаборатории при Мавзолее Ленина были изгнаны все евреи. 27 января 1953 г. замминистра здравоохранения СССР Шабанов сообщил Маленкову, что кадровый состав лаборатории полностью обновлен.

После смерти Сталина Збарский пробыл в тюрьме еще несколько месяцев, перенес там инфаркт и вышел на волю лишь 30 декабря 1953 г. После освобождения он работал профессором на кафедре биохимии 1-го Московского медицинского института и умер 7 октября 1954 г. прямо во время лекции.

 

Семен КИПЕРМАН

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«Отец современного иврита»

«Отец современного иврита»

К 100-летию со дня смерти Элиэзера Бен-Йехуды

Формула любви

Формула любви

Пять лет назад не стало Леонида Броневого

Выбор пути

Выбор пути

120 лет назад родилась Хеся Локшина

Франко – не Дон Кихот

Франко – не Дон Кихот

К 130-летию со дня рождения диктатора Испании

«Война продлится дольше, чем ожидают, а закончится неожиданно»

«Война продлится дольше, чем ожидают, а закончится неожиданно»

Беседа с блогером и адвокатом Марком Фейгиным

Декабрь: фигуры, события, судьбы

Декабрь: фигуры, события, судьбы

«Я буду соблюдать заповеди…»

«Я буду соблюдать заповеди…»

70 лет назад умер Хаим Вейцман

Судьба диссидента

Судьба диссидента

40 лет назад умер Петр Якир

«Дилемма: футбол или физика? Нет, всe-таки физика!»

«Дилемма: футбол или физика? Нет, всe-таки физика!»

К 60-летию со дня смерти Нильса Бора

«То ли горец, то ли вампир – не стареет!»

«То ли горец, то ли вампир – не стареет!»

Сева Новгородцев о своей жизни и работе

«Я выжил не для того, чтобы молчать»

«Я выжил не для того, чтобы молчать»

110 лет назад родился Хайнц Галински

Ноябрь: фигуры, события, судьбы

Ноябрь: фигуры, события, судьбы

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!