«Вы меня сажали, вы и реабилитируйте»

К 125-летию со дня рождения Александра Минца

Александр Минц

С именем этого еврея связаны первые радиопередачи с Красной площади и из Большого театра, а также трансляция боя курантов Спасской башни Кремля и исполнение «Интернационала», важнейшие разработки в радиотехнике и ядерной физике. И три ареста от «благодарной» советской власти. В книге Е. Л. Фейнберга «Эпоха и личность» он назван радиотехником-гроссмейстером. Имя Александра Львовича Минца названо в числе 212 выдающихся евреев в книге очерков Марка Шабашкевича «Их помнит мир» (Тель-Авив, 2005).

Родился Александр Львович Минц 8 января 1895 г. в Ростове-на-Дону. С детских лет он был весьма любознательным и проявлял интерес к технике. В 1913 г. Александр окончил с золотой медалью гимназию, в 1915-м поступил в Донской университет, а на следующий год – на второй курс физико-математического факультета Московского университета. Одновременно он посещал Народный университет им. Шанявского, где курс физики читал будущий академик П. П. Лазарев, обративший внимание на способного студента и предложивший ему начать научную работу в своей лаборатории. Там Минц сделал свое первое изобретение – устройство для глушения волн неприятельских радиостанций.

В 1918 г. А. Минц, вернувшийся в Ростов к родителям, окончил физико-математический факультет Донского государственного университета по специальности «физика». Уже к тому времени он был неплохим специалистом в области радиотехники.

Когда к городу подошли части 1-й Конной армии, Александр отказался освободить свою комнату для определенного к Минцам на постой красного командира, за что был арестован как «белый шпион». Находясь под стражей, Минц не только смог убедить следователя в бессмысленности обвинения, но и предложил буденновцам организовать в составе армии радиодивизион. Идея была поддержана командованием, Александр было освобожден и назначен начальником радиоподразделения. В годы Гражданской вой­ны дивизион под командованием А. Минца принимал участие в рейдах и боях 1-й Конной армии на Кавказском, Польском и Крымском фронтах. Читавшие книгу И. Бабеля «Кон­армия», возможно, помнят примечательный эпизод, когда Буденный поручил Минцу передать окруженной дивизии по радиосвязи свой приказ. Выполняя задание, Минц сам попал в окружение. Тогда Буденный отдал распоряжение любой ценой вызволить радиодивизион. На протяжении более 50 последующих лет, пока существовал комитет ветеранов 1-й Конной армии, А. Минц получал приглашения и поздравления этой организации, не забывавшей о бывшем командире радиодивизиона.

После Гражданской вой­ны, в 1921 г., Минц отбыл в Москву в Высшую военную школу связи, чтобы стать начальником радиолаборатории. Вскоре он был назначен начальником Научно-испытательного института Красной армии. Затем работал на Сокольнической радиостанции в Москве, где проводились первые опыты по радиопередаче концертов и других событий из театральных залов. С именем Минца связана организация первых радиорепортажей с парадов на Красной площади и из Большого театра, им налажена трансляция боя кремлевских курантов.

В 1922 г. А. Минц руководил созданием первой в РККА ламповой радиотелеграфной станции АЛМ, название которой дали его инициалы. Запущенная в серийное производство, она использовалась до начала Великой Отечественной вой­ны.

В 1924–1927 гг. Минц работает над развитием радиопередающих устройств, уделяет много внимания качеству передач. А в 1928 г. он по инициативе С. Орджоникидзе возглавляет в Ленинграде Бюро по созданию радиовещательных станций больших мощностей. Под его непосредственным руководством проводится проектирование и строительство в 1927 г. мощной радиостанции имени А. Попова. А спустя немногим более года была спроектирована и построена под Москвой радиостанция им. ВЦСПС.

Вспоминая то время, Александр Львович в дневниковых записях отмечал, что вначале предполагалось поручить строительство этой станции германской фирме «Телефункен». Были проведены предварительные переговоры, и фирма дала согласие на строительство радиостанции, однако мощностью не более 50 кВт. За осуществление работ немцы заломили цену в несколько миллионов золотых марок и срок их проведения назначали не менее двух-трех лет. Этим условиям решительно воспротивился Серго Орджоникидзе, который заявил, что в СССР найдутся свои люди, способные построить радиостанцию не хуже.

Радиостанция им. ВЦСПС была построена всего за 17 месяцев, причем ее мощность составила не 50 кВт, как предлагала германская фирма, а вдвое больше. Она была сооружена по оригинальной схеме, что позволило получить высокое качество звучания, и это вызывало восторги слушателей. В то время это была самая мощная радиостанция в мире. Для изучения опыта ее строительства к А. Минцу приезжали многие ведущие специалисты из зарубежных стран.

В конце 1920-х – начале 1930-х гг. в поисках врагов социализма карательные органы направляют свой удар против технической интеллигенции. Контакты Минца с зарубежными коллегами вызвали подозрения, и за ученым установили слежку.

В феврале 1931-го, в то время как А. Минц с коллегами проводил работы по наращиванию мощности радиопередающих устройств, его арестовывают второй раз. Вместе с ним были арестованы еще семь человек – ведущие руководители Института связи РККА, профессора радиотехники. Все они были осуждены коллегией ОГПУ. Им инкриминировали участие в контр­революционных группировках и ведение вредительской работы в области радиосвязи в РККА, направленной на подрыв боеспособности Красной армии. Суд состоялся 6 июня 1931 г. Минцу определили пять лет лишения свободы.

Но уже 18 июля он был досрочно освобожден. Оказывается, правительством было принято решение построить новую длинноволновую радиовещательную станцию невиданной мощности – 500 кВт. Чтобы представить грандиозность поставленной задачи, достаточно указать, что в то время самые крупные станции в СССР и США имели мощность всего 50 кВт, а в Европе – 120 кВт. Решить эту непростую задачу было поручено Минцу.

В сложных условиях Александр Львович обычно говорил: «Надо создавать то, что сейчас кажется невозможным». Для достижения столь большой мощности ученый нашел оригинальное решение: выходной каскад станции выполнить из нескольких параллельно работающих 100-киловаттных блоков. Разработка и сооружение самой мощной длинноволновой станции им. Коминтерна была завершена к 1 мая 1933 г. Вступление в строй этой станции позволило охватить радиовещанием почти всю территорию Советского Союза. Это было одно из самых грандиозных творений А. Минца в довоенный период. Когда спустя некоторое время подобная радиостанция была построена в США, близ Цинциннати, в ней использовали принцип, предложенный Минцем. Сейчас такая схема принята во всем мире.

В 1932 г., будучи уже известным специалистом, Александр Львович экстерном окончил Московский электротехнический институт инженеров связи и получил диплом радиоинженера. За практические и теоретические работы А. Л. Минцу была присуждена ученая степень доктора технических наук. Одновременно он был утвержден в ученом звании профессора по специальности «радиотехника».

Высокую оценку деятельности А. Л. Минца дал еще в 1934 г. известный физик академик Л. И. Мандельштам, назвав его одним из самых крупных советских радиоспециалистов, который при проектировании и руководстве строительством радиовещательных станций и передатчиков всегда находил новые оригинальные решения и проявлял исключительное умение и изобретательность.

Работая в Ленинграде, Минц не замыкался в рамках одной технической области. Оказывая содействие в становлении идей радиолокации на ранней стадии ее развития, Минц занимался разработкой телевизионной техники и руководил специальной лабораторией телевидения. Важным этапом творческого пути А. Минца стало создание им в 1936–1938 гг. самой мощной в мире многоволновой коротковолновой радиовещательной станции РВ мощностью 120 кВт для международного вещания. Как и воплощенные ранее, идеи Минца, вложенные в проект передатчика и антенны для этой станции, остаются актуальными до сих пор.

В мае 1938 г., вскоре после возвращения из командировки в США, главный инженер НИИ Наркомата оборонной промышленности А. Минц был неожиданно арестован в третий раз. Управление НКВД по Ленинградской области обвинило его в том, что он «являлся участником антисоветской правотроцкистской организации, по заданию которой проводил вредительскую работу на заводе № 208 и занимался шпионажем в пользу одной из зарубежных стран». Нашелся и руководитель этой мифической организации, и соучастники.

Расследование велось по существовавшим тогда правилам. Принимавший участие в расследовании бывший работник Ленинградского управления НКВД еще в июле 1938 г. в своем заявлении в ЦК ВКП(б) признал, что А. Л. Минца и других «троцкистов» следователи избивали, добиваясь от них признания в контрреволюционной деятельности. 28 мая 1938 г. военная коллегия Верховного суда СССР заочно приговорила А. Л. Минца по различным пунктам печально известной 58-й статьи к 10 годам лагерей.

Но через год его досрочно освободили от наказания со снятием судимости. Минц продолжал трудиться в созданном Берией в сентябре 1938 г. Отделе особых конструкторских бюро НКВД СССР, так называемых «шарашек». В своей области Минц был незаменим. Он получил лично от Берии задание в течение нескольких месяцев построить по разработанному им же проекту самую мощную в мире коротковолновую станцию РВ-96 мощностью 1200 кВт. Писатель Даниил Гранин повествует, что незадолго до вой­ны Минца вызвал Берия и приказал ускорить строительство новой радиостанции. При этом пригрозил: «Не сделаешь к сроку – посажу!» Минц удивился: «Так я уже сижу, товарищ министр». Берия выругался: «Ну, тогда: сделаешь в срок – выпущу!»

Минцу удалось убедить Берию, что для сооружения такой станции потребуют не менее полугода. Было принято решение правительства о строительстве станции под Курском. Работы были запущены в 1941 г. Однако начало вой­ны смешало все планы. Строительство срочно перебазировали под Куйбышев, и вновь «простой советский заключенный» А. Минц оказался незаменимым: ему вместе с группой специалистов было поручено возглавить крупнейшую радиовещательную станцию. Его привезли к месту строительства прямо из мест заключения, в тюремной телогрейке.

Созданный в первые дни вой­ны, 30 июня, Государственный комитет обороны принял решение прекратить работу московских радиовещательных станций, так как они могли быть использованы противником в качестве радиомаяков для их самолетов. А катастрофическое начало вой­ны и захват в первые месяцы немецкими войсками значительной доли европейской части СССР привели к тому, что на оккупированной территории оказались многие из построенных в предвоенные годы радиостанций. Это лишало многие миллионы советских людей возможности слушать сводки Совинформбюро о ходе военных действий на фронтах.

В своих дневниковых записях Александр Львович рассказывает, что строительство началось в крайне сложных условиях холодной зимы 1941/1942 гг. Оно велось силами заключенных, и Минц старался хоть немного облегчить их участь. Об объеме работ можно судить хотя бы по тому, что в строительстве радиостанции было занято около 6000 человек. А перед руководством стояла задача так организовать процесс, чтобы ввести объект в строй в кратчайшие сроки. Станция заработала уже через год после начала строительства и полностью была закончена к августу 1943 г., получив высокую оценку Государственного комитета обороны. Подобных темпов строительства радиовещательных станций такой мощности не знала мировая практика. Многих строителей удостоили правительственных наград. Минцу была присуждена Государственная премия. Но самое главное, что уже в 1942 г. станция позволила подавлять вражескую радиосеть и транслировать советские радиопередачи.

Генерал-майор в отставке Ю. Мажоров, работавший в годы вой­ны на куйбышевской станции, рассказывает: «В январе 1942 г. к северо-западу от Москвы, в районе Демянска, попала в окружение 16-я гитлеровская армия. Оттуда в Берлин посыпались радиодепеши: мол, выручайте. И кто-то в нашем Генеральном штабе предложил: „Давайте „забьем“ сигналы о помощи“. Наш дивизион совместно с радиостанцией в Куйбышеве обязали эту задачу выполнить. Это был, насколько я знаю, один из самых первых случаев применения глушения в боях. Только в конце 1942 г. Сталин издал директиву о создании трех дивизионов с задачей глушения немецких сетей радиосвязи».

В изданной в 2009 г. книге Вячеслава Звягинцева «Трибунал для академиков» в разделе, рассказывающем об А. Л. Минце, отмечается, что построенная под его руководством в 1943 г. под Куйбышевом вещательная станция мощностью 1200 кВт была тогда и, видимо, по сей день остается самой большой в мире.

Подводя итоги своей деятельности в области строительства радиостанций, Александр Львович с удовлетворением отмечал, что сеть радиостанций, которые были сооружены руководимыми им коллективами, простиралась от Камчатки до западной границы и от Полярного круга – до южных границ СССР. При этом большинство из них отличались оригинальностью проекта и конструкции. И тем, что каждая новая станция была лучше предыдущих.

С 1938 по 1946 г. Минц работал в Лаборатории спецтехники 4-го спецотдела НКВД, в августе 1943 г. возглавил ее. За достигнутые успехи в октябре 1944 г. он получил воинское звание инженер-полковника, а в 1946 г. был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР и удостоен Сталинской премии 1-й степени. Тогда же он возглавил Лабораторию № 11 по созданию циклических ускорителей заряженных частиц для ядерных исследований при Физическом институте Академии наук СССР. Этим работам придавалось в первую очередь военно-стратегическое значение, и основной задачей было изготовление ядерного оружия. С этого времени круг интересов А Л. Минца становится совершенно иным.

В 1947 г. решением научного руководителя атомной программы СССР И. В. Курчатова и на основании постановления Совмина СССР лаборатория № 11 ФИАН СССР, руководимая Минцем, была преобразована в лабораторию № 2 АН СССР. Перед ее сотрудниками была поставлена задача разработки широкодиапазонных СВЧ-генераторов для электронных и протонных ускорителей, установок управляемого термоядерного синтеза и радиофизических установок прикладного назначения. Радиотехнические проблемы, возникшие при сооружении синхроциклотрона, казались многим ученым непреодолимыми. Но А. Л. Минц справился с ними весьма успешно. 19 декабря 1949 г., за 12 дней до назначенного правительством срока, в Дубне был осуществлен пуск крупнейшего в мире ускорителя протонов.

В 1950 г. А. Л. Минцу (третьему после В. П. Вологдина и Б. А. Введенского) была присуждена Золотая медаль им. А. Попова АН СССР за совокупность работ в области мощного радиостроения и других областях радиотехники. В 1951 г. за создание фазотрона он второй раз был удостоен Сталинской премии 1-й степени.

В том же 1951 г. Минц возглавил Радиотехническую лабораторию АН СССР (РАЛАН), которой предстояло заниматься созданием системы противовоздушной обороны столицы. И через четыре года зенитная ракетная система ПВО, созданная коллективом ученых под руководством А. Л. Минца, была принята на вооружение Советской армии. РАЛАН в 1957 г. была преобразована в Радиотехнический институт АН СССР, и его первым директором стал А. Л. Минц. Эту должность он занимал до 1970 г.

За выдающиеся успехи в развитии отечественной науки и укреплении оборонной мощи СССР 20 апреля 1956 г. Александру Львовичу Минцу закрытым указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Заслуживает внимания оценка, данная Александру Львовичу одним из его преемников на посту директора института Героем России академиком В. К. Слоком. На вопрос, согласен ли он с тем, что, не будь РТИ, послевоенная история оборонно-промышленного комплекса страны могла быть иной, он ответил: «Безусловно. Но хочу напомнить, историю делают люди. Поэтому подчеркну, что огромную роль в становлении РТИ сыграл его первый руководитель – выдающийся научный деятель, гений радиотехники академик Александр Львович Минц. Он создал институт из радиотехнической лаборатории АН СССР, сформировал главные идеи, которые позволили в очень сжатые сроки, когда мир снова начал балансировать на грани развертывания новой вой­ны, более страшной, с применением уже ядерного оружия, обеспечить баланс сил и создать систему предупреждения о ракетном нападении. С этого момента, собственно, и начала развиваться противоракетная оборона отечества».

Разработанная институтом система радиолокаторов противовоздушной обороны дала возможность 1 мая 1960 г. сбить ракетой ЭРК-75 американский самолет У-2, пилотируемый летчиком Фрэнсисом Пауэрсом.

В 1958 г. А. Л. Минц был избран академиком АН СССР. В том же году после завершения сооружения в Дубне нового синхрофазотрона он был удостоен Ленинской премии.

Отмечая огромный вклад А. Л. Минца в развитие радиотехники ХХ в., Вяч. Звягинцев полагает, что его можно сравнить с тем, что сделали в области ядерной техники И. В. Курчатов и в ракетостроении – С. П. Королев. Практически все свои теоретические изыскания Минц воплощал в реальные дела, и ко многим из них применим термин «впервые в мире». Тем не менее нельзя не отметить действия советских органов в отношении Минца, доходившие порой до абсурда. Несмотря на заслуженные награды, высокие звания и занимаемые должности, он был полностью реабилитирован лишь после ХХ съезда партии.

Александр Львович отличался исключительной скромностью. Главное в работе, подчеркивал он, – коллектив, в котором каждый должен дополнять другого и каждый должен любить свою работу. Многие близкие сотрудники А.  Л. Минца оставались с ним десятки лет. Сказанное им однажды «Трудное мы делаем сразу, невозможное требует несколько больше времени» на все годы стало девизом института.

Один из первых сотрудников А. Л. Минца, А. В. Парфанович, в 1936 г. писал: «С первых шагов знакомства и совместной работы А. Л. Минц пленял всех работников и как человек, и как начальник».

Бывали ли у него ошибки в подборе кадров? Конечно. Его коллега Д. Зимин вспоминал, что одна из них была связана с Романом Авраменко, которого А. Минц в какой-то момент даже рассматривал как своего возможного преемника в радиолокационной тематике. Однако со временем Авраменко стал демонстрировать некорректное отношение и неприязнь чуть ли не ко всем руководителям отделов и служб. Пришлось сотрудникам обратиться к Минцу с жалобой. Дело дошло до того, что Авраменко написал на самого А. Л. Минца донос в ЦК КПСС и КГБ, в котором обвинял ученого в сионизме и пренебрежении национальными интересами. Александр Львович тяжело переживал это гнусное предательство.

Хорошо знавшие А. Минца люди неизменно отмечали его человечность, порядочность и общительность. Он никогда и никому не завидовал, радовался успехам талантливых ученых и инженеров больше, чем собственным. Он никогда не лебезил перед сильными мира сего, ненавидел фальшь и особенно ее апологетов в советской идеологии и политике. Поэтому очень не любил, когда его ставили рядом с другим академиком – историком И. И. Минцем. На вопрос, не родственник ли он ему, отвечал: «Нет. И даже не однофамилец».

Александр Львович Минц скончался 29 декабря 1974 г. Он похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Институт, которым он руководил, носит ныне его имя. На здании установлена мемориальная доска: «В этом институте с 1946 по 1970 г. работал советский физик и радиотехник, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий СССР академик Александр Львович Минц».

 

Семен КИПЕРМАН

 

 

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«Отец современного иврита»

«Отец современного иврита»

К 100-летию со дня смерти Элиэзера Бен-Йехуды

Формула любви

Формула любви

Пять лет назад не стало Леонида Броневого

Выбор пути

Выбор пути

120 лет назад родилась Хеся Локшина

Франко – не Дон Кихот

Франко – не Дон Кихот

К 130-летию со дня рождения диктатора Испании

«Война продлится дольше, чем ожидают, а закончится неожиданно»

«Война продлится дольше, чем ожидают, а закончится неожиданно»

Беседа с блогером и адвокатом Марком Фейгиным

Декабрь: фигуры, события, судьбы

Декабрь: фигуры, события, судьбы

«Я буду соблюдать заповеди…»

«Я буду соблюдать заповеди…»

70 лет назад умер Хаим Вейцман

Судьба диссидента

Судьба диссидента

40 лет назад умер Петр Якир

«Дилемма: футбол или физика? Нет, всe-таки физика!»

«Дилемма: футбол или физика? Нет, всe-таки физика!»

К 60-летию со дня смерти Нильса Бора

«То ли горец, то ли вампир – не стареет!»

«То ли горец, то ли вампир – не стареет!»

Сева Новгородцев о своей жизни и работе

«Я выжил не для того, чтобы молчать»

«Я выжил не для того, чтобы молчать»

110 лет назад родился Хайнц Галински

Ноябрь: фигуры, события, судьбы

Ноябрь: фигуры, события, судьбы

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!