Магический фашизм

Искательница красоты или нацистский пропагандист?

Фигура Лени Рифеншталь занимала меня много лет в самых разных ракурсах и в том числе в свете взаимоотношений таланта и диктатуры, таланта и власти – проблемы, остро стоящей как в XX, так и в XXI в. Она муссируется в российском обществе, трансформируясь в тему писем-обращений деятелей культуры по самым разным поводам, будь то Крым, осуждение группы Pussy Riot или процесс Кирилла Серебренникова. Возникновение ситуации, требующей осуждения или поддержки власти, заставляет задумываться над тем, что побуждает представителей культурной элиты поддерживать позицию государства: страх, чаяния каких-то благ или искреннее чувство солидарности, формулируя кратко – соблазн или принуждение. И фигура Лени Рифеншталь, ее жизнь, судьба и творчество остаются актуальными много лет спустя после ее смерти.

В конце июня 2001 г., когда российская пресса была полна материалами, посвященными 60-летию начала вой­ны, в СМИ появились сообщения о приезде в Петербург на фестиваль «Послание к человеку» Лени Рифеншталь.

Это имя – из довоенной западной легенды. Красавица-нацистка, любимый режиссер Гитлера (а он был избирателен и пристрастен: любимый композитор – Вагнер, любимый архитектор – Шпеер, любимый режиссер-документалист – Рифеншталь), специализировавшаяся на съемках массовых действ – партайтагов, военных маневров, Олимпиады.

Ее «Триумф воли», изобразивший рейхспартайтаг в Нюрнберге, стал классикой германского нацизма и, вой­дя в историю кино, впоследствии был растаскан по киноцитатам. Знаменитыми стали проходы Гитлера по плитам нюрнбергского стадиона, и ликование гигантских человеческих масс, и вся экспрессия культа – толпы и вождя, единства и обожания. В 1935-м картина получила награду Венецианского кинофестиваля.

Вот что писала о «Триумфе воли» в те годы германская печать: «С какой сердечной добротой подходит Фюрер к пришедшим в Нюрнберг крестьянкам, пожимает руки, протянутые робко, нерешительно, смеется, улыбается и говорит с женщинами... Какая торжествующая сила, какая мужская серьезность в его движениях, когда он обходит строй знаменосцев, – какой здесь совершенно иной, почти символически священный акт, рукопожатие! Снова и снова мы чувствуем это почти с мифической силой: как близок этот народ к своему Фюреру, как близок этот Фюрер к нему! В каждом взгляде, в каждом рукопожатии выражается признание и торжественное обещание: мы принадлежим друг другу. Навечно преданы друг другу».

Знакомая лексика!

Этот фильм я первый раз увидел летом 1989-го. Помню какой-то московский зал, может быть Дома кино. В рамках международного фестиваля – ретроспектива «Кино тоталитарной эпохи. Немецкие и советские фильмы 1933–1945 гг.». Опьянение от самой возможности вот так вот в открытую, без всяких многозначительных умолчаний сопоставлять наш социалистический и их национал-социалистический реализмы, умиляться сходству, хохотать, ерзать, с российским интеллигентским мазохизмом упиваться ужасом, в котором жили. «А у нас, а у них...» У нас «Юность Максима» и «Путевка в жизнь» – у них «Юный гитлеровец Квекс». У нас «Музыкальная история» – у них «Придворный концерт». У нас «Колыбельная» Дзиги Вертова – у них «Триумф воли» Лени Рифеншталь.

Десять лет спустя я второй раз смотрел «Триумф воли», на сей раз уже в немецком Доме кино – Потсдамском киномузее. За день перед тем в том же зале киномузея проходила пресс-конференция Рифеншталь. «Вы можете задавать мне любые вопросы, даже щепетильные, – сказала она журналистам. – Но я сразу скажу вам, потому что об этом меня спрашивали много раз: у меня не было никакого секса с фюрером».

Ей тогда было 97 лет, но выглядела она женщиной, старой женщиной с острыми, живыми глазами, с фигурой, сохранившей женскую стать. Прилетела в Потсдам из Мюнхена на один день и сразу же обратно. Это в 97. «Гвозди бы делать из этих людей...» Мой московский приятель любил прибавлять к этой цитате из советской поэтической классики нарочито искаженное: «И вешать бы их на этих гвоздей».

Как она жила в послевоенные десятилетия? Об этом рассказывала выставка, размещенная в залах киномузея. На стенах были развешаны даже уж и не снимки в обычном смысле слова, а огромные сделанные в Южном Судане с изумительным мастерством фотокартины – красные скалы, песок, голые, словно высеченные из коричневого камня люди. И все это – племенные ритуалы, кровь, страсть драки – в животной первооснове бытия сходилось, сплеталось с тем, что пленяло ее в молодости – крепкие свежепостриженные затылки, литой упругий шаг парадов, восторженный рев толпы и ласковое прозрачное безумие в глазах фюрера.

На пресс-конференции ее спрашивали о довоенном периоде жизни, о соотношении искусства и морали, об ответственности художника. И даже впрямую: почему она снимала пропагандистские фильмы? В самом вопросе предлагалась альтернатива: ее заставляли или соблазняли? Ответ вызвал усмешки: «Я была тогда еще девочкой». Когда она сняла «Триумф воли», ей было за тридцать.

Фигура Лени Рифеншталь привлекала американскую писательницу и культуролога еврейского происхождения Сьюзен Зонтаг, которая анализировала тоталитарное искусство на примере творчества Рифеншталь. Статью Зонтаг «Магический фашизм» мы предлагаем вниманию читателей «ЕП».

 

Михаил РУМЕР

Передо мной роскошный цветной фотоальбом, включающий 126 снимков.В недоступном нагорье Южного Судана обитают около 8000 богоподобных нубийцев – воплощение физического совершенства. У них крупные, красиво вылепленные тела, изборожденные живописными шрамами, припорошенные священной сероватой пылью. Мужчины на фотографиях скачут, сидят, скорчившись, на земле, шагают по засушливым склонам или борются. А на суперобложке «Последних из нубийцев» – зрелище не менее восхитительное: 12 черно-белых изображений Лени Рифеншталь, расположенных в хронологическом порядке, иллюстрирующих ее жизненный путь (суровая сдержанность в юности; обезоруживающая улыбка дамы преклонного возраста на сафари), зафиксировавших неумолимый ток времени.

Первая фотография сделана в 1927 г., когда в свои 25 лет она уже стала звездой первой величины, а последние датированы 1969-м (с прижатым к груди голеньким африканским младенцем) и 1972-м (с камерой в руках), но каждая отмечена печатью идеальной, неувядаемой красоты, с годами становящейся все более жизнеутверждающей, чеканной и здоровой.

Как актриса она исполнила главные роли во всех девяти фильмах, в которых снималась. Семь из них были поставлены не ею. «Священная гора» (1926) , «Большой прыжок» (1927) , «Судьба дома Габсбургов» (1929), «Белый ад Пицц-Палю» (1929) – эти немые ленты и последовавшие за ними «Бури над Монбланом» (1930), «Белое безумие» (1931), «SOS – айсберг» (1923–1933) – все они, кроме «Судьбы дома Габсбургов», были сняты Арнольдом Фанком.

Вульгарно-вагнерианские декорации, в которые Фанк помещал Рифеншталь, не были просто данью романтизму. Несомненно, задумывавшиеся в момент творения как совершенно аполитичные, из сегодняшнего дня эти фильмы однозначно прочитываются как антология протонацистской чувственности. Скалолазание в фильмах Фанка выступало навязчивой визуальной метафорой безграничного стремления к возвышенной мистической цели – прекрасной и пугающей одновременно, – которой позднее суждено было облечься в конкретную форму культа фюрера.

Рифеншталь поставила четыре неигровых фильма, а не два, как она начала утверждать в послевоенные годы, первым из которых была «Победа веры» (1933) – о первом же съезде национал-социалистов после того, как Гитлер пришел к власти. Затем последовали две ленты, принесшие ей мировую известность: о новом съезде нацистской партии – «Триумф воли» (1935) – и 18-минутная короткометражка «День свободы: наша армия» (1935), воспевшая красоту солдатского служения фюреру.

Полностью эту статью Вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.
Открыть доступ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Классики и их семитские современники

Классики и их семитские современники

Беседа с Марком Уральским о его книгах и родстве с Троцким

Реально, а не виртуально

Реально, а не виртуально

Musikfest Berlin пройдет с 25 августа по 23 сентября

Возвращение в город мечты

Возвращение в город мечты

Вышел диск с песнями на стихи Маши Калеко

Самоидентификация с помощью кино

Самоидентификация с помощью кино

«Клуб друзей еврейского кино» Юлия Бердичевского

Гегель и еврейство

Гегель и еврейство

250-летие со дня рождения философа – повод вспомнить о его отношении к евреям

Еврейский певец русской природы

Еврейский певец русской природы

К 160-летию со дня рождения и 120-летию со дня смерти Исаака Левитана

Поэт о поэте

Поэт о поэте

О «понтах» Иосифа Бродского

Годы страданий и странствий

Годы страданий и странствий

Владимир Батшев: «1948»

Азеф и Гершуни

Азеф и Гершуни

«На пляже – счастье»

«На пляже – счастье»

Фильм об отдушине для ультраортодоксальных женщин

Симфония еврейского древа Брестчины

Симфония еврейского древа Брестчины

Шмоцарт

Шмоцарт

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!