«Я работаю каждый день. Без выходных»

Беседа с драматургом Леонидом Зориным

Леонид Зорин

В ноябре драматургу Леониду Зорину исполнилось 95 лет. Но он до сих пор каждый день проводит за письменным столом. «Не могу спокойно видеть чистый лист бумаги, – говорит он. – Я должен писать. Писать – это мое счастье, мое страдание».

На счету у Леонида Зорина более 50 пьес и десяток томов прозы. Его «Варшавская мелодия» и «Римская комедия» до сих пор не сходят со сцены. Сама жизнь Зорина – увлекательная пьеса, написанная по всем законам драмы. Его первая книжка появилась, когда ему не было и десяти лет. Стихи юного автора пришлись по вкусу самому Максиму Горькому. В 17 лет Зорин стал членом Союза писателей. А в 23 года он, выпускник филологического факультета Азербайджанского университета и столичного Литературного института, дебютировал в Москве в качестве драматурга в... Малом театре.

 

– Леонид Генрихович, вас с полным правом можно назвать вундеркиндом. Вряд ли кто-нибудь, кроме вас, может похвастать столь ранним литературным дебютом. Как же ваши стихи дошли до великого пролетарского писателя?

– Потребность к созвучию проявилась у меня очень рано. Года в четыре, еще не умея писать, я продиктовал свое стихотворение папе. Когда я уже овладел грамотой, отец приносил мне бумагу, и я ее исписывал стихотворными строчками. Мой бедный папа не успевал своим каллиграфическим почерком переписывать мои каракули набело. К восьми годам я был поэтом со стажем. А в девять в типографии вышла первая моя книга.

– В Баку вы стали самым известным мальчиком?

– Конечно. Я стал городской достопримечательностью. Но, тем не менее, никакой звездной болезни у меня не возникло. Я был душевно здоров. Вел нормальный образ жизни. С удовольствием играл в шахматы и футбол и не был отягощен сознанием собственного миссионерства.

Наша семья жила в Баку. Баку – город южный, честолюбивый. Меня решили отправить в Москву, к Горькому. Я был мальчик развитой, начитанный и прекрасно понимал, кто такой Горький. Мы с мамой отправились в Горки, подмосковную резиденцию писателя. Можно сказать, детство меня побаловало замечательными знакомствами. Тридцатые годы – время невероятно интересное, трагическое. А трагедия задает определенный уровень. Трагедия – жанр не для карликов. Она требует другого отбора. Меня, ребенка, принял народный комиссар просвещения РСФСР Андрей Семенович Бубнов – знаменитый человек, один из участников октябрьского переворота. Помню, я зашел к нему в большой кабинет, и из-за стола встал аскет во френче. После визита к Бубнову мы вместе с Исааком Бабелем отправились в Горки к Горькому. Я уже читал «Конармию», так что понимал, с кем общаюсь. Бабель был чрезвычайно остроумным, блестящим человеком. Потрясающего обаяния. Три с половиной часа, пока мы ехали в машине, он мне рассказывал о фауне и флоре Подмосковья. С таким знанием, что ни одному агроному и не снилось. Он со мной говорил как с взрослым. Когда мы сидели за столом у Горького, Алексей Максимович, наклоняясь ко мне, ребенку, показал на него глазами и пробасил: «Гениальный чоловек!» И это чувствовалось. Сразу. Ощущение, что я среди необычных людей, почти как марсиане, было удивительным.

Полностью эту статью Вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.
Открыть доступ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Январь: даты, события, люди

Январь: даты, события, люди

Нереальный шанс, который нужно использовать

Нереальный шанс, который нужно использовать

20 лет назад ушел из жизни Александр Печерский

Цена крови

Цена крови

125 лет назад родился Юлиан Оксман

«Салют, Мария» или «Салют, Мирьям»?

«Салют, Мария» или «Салют, Мирьям»?

120 лет назад родилась Мария Фортус

«Вы меня сажали, вы и реабилитируйте»

«Вы меня сажали, вы и реабилитируйте»

К 125-летию со дня рождения Александра Минца

«Писать о людях вне критической ситуации – бессмысленно»

«Писать о людях вне критической ситуации – бессмысленно»

Беседа с писателем Рубеном Гальего

Модель для всего мира

Модель для всего мира

Арабы превратили Палестину в пустыню, евреи вернули ей жизнь

Поэзия, спасшая жизнь

Поэзия, спасшая жизнь

Как Сталин в немецкий тыл за еврейским поэтом самолет отправил

«У меня нет звания, у меня есть имя»

«У меня нет звания, у меня есть имя»

130 лет назад родился художник Натан Альтман

Женщина-память

Женщина-память

Юбилейный год Голды Тенцер

Голливуд на службе у Израиля

Голливуд на службе у Израиля

К 75-летию со дня рождения Арнона Милчена

Человек по прозвищу Диззи

Человек по прозвищу Диззи

215 лет назад родился Бенджамин Дизраэли

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!