«Зеев Жаботинский жив в наших сердцах»

Эдуард Тополь о своей новой книге

Эдуард Тополь

Эдуард Тополь – российско-американский писатель, романы которого переведены на многие языки. Родился в Баку, во время войн­­ы был в эвакуации в Сибири, затем до 1954 г. жил в Украине, в Полтаве. С 1957 г. публиковал стихи в газетах. Работал в изданиях «Социалистический Сумгаит» и «Бакинский рабочий», сотрудничал с «Литературной газетой», «Комсомольской правдой, публиковался в «Юности», «Неве» и других журналах. В 1965 г. окончил сценарный факультет ВГИКа, автор сценариев кинофильмов «Юнга Северного флота», «Несовершеннолетние», «Любовь с первого взгляда», «Ошибки юности» и др. В октябре 1978 г. эмигрировал в США, сегодня живет в Израиле. Наибольшую известность Тополю принесли остросюжетные романы «Красная площадь», «Журналист для Брежнева»», «Чужое лицо», «Красный газ», «Любожид»», «Россия в постели», «Роман о любви и терроре, или Двое в „Норд-Осте“», «Бисмарк. Русская любовь Железного канцлера». По его книгам и сценариям сняты телесериалы «Красная площадь», «У. Е.», «Чужое лицо», а также фильмы «Ванечка», «На краю стою» и кинокомедия «Новогодний ремонт», которая выходит в прокат в ноябре этого года. Весной 2019 г. в книжные магазины России поступил новый роман Эдуарда Тополя «Юность Жаботинского» – первый проект задуманной автором серии «ЖЗС – Жизнь замечательных сионистов».

 

– Эдуард Владимирович, знаю, что вы недавно побывали в Москве. С какой целью?

– Я нанес визит в Москву, так как в издательстве АСТ вышел мой новый исторический роман «Юность Жаботинского», что мне самому показалось почти чудом. Первый роман о сионисте, отце-основателе Израиля, прародителе израильской армии, впервые увидел свет не в Израиле, не в США, а именно в России, да еще к Пуриму! Это действительно праздничное чудо. Презентации книги прошли в самых больших книжных магазинах Москвы, в Еврейском культурном центре, в модном клубе с 20-летней биографией «Петрович». Примечательно, что параллельно в Украине вышел в переводе на украинский мой роман «Летающий джаз, или Когда мы были союзниками», и из Москвы я по телемосту вел презентации этой книги в Киеве и Полтаве.

– А о чем эта книга?

– Первое ее издание вышло на русском языке три года назад в издательстве АСТ. Этот роман основан на реальных событиях и повествует о создании секретной американской военной базы в городе моего детства Полтаве незадолго до моего появления там. Я приехал туда в 1947-м, а базу для бомбардировщиков B-17 – «летающих крепостей» – создали в 1944-м. Дело в том, что американцы и англичане не могли открыть Второй фронт высадкой десанта в Нормандии, не уничтожив фашистскую авиацию, которую Гитлер прятал в Венгрии, Румынии, Болгарии и Польше. «Достать» ее можно было только с востока, поэтому условием открытия Второго фронта Рузвельт и Черчилль ставили перед Сталиным создание своих авиабаз на советской территории. Но вождь боялся присутствия американских войск в СССР, два года обдумывал этот проект и лишь весной 1944 г. нехотя разрешил построить одну авиабазу. Выбор пал на Полтаву. Мужчин там уже не было: ушли на фронт, в партизаны, были угнаны немцами на работу в Германию. В городе оставались одни женщины и инвалиды. И вот руками этих украинских «жинок» ударными темпами построили новый аэродром, на который регулярно садились порядка 80–100 «летающих крепостей», в каждой по 13 человек экипажа. То есть 1300 молодых американских летчиков прилетают в город, где живет огромное количество молодых женщин, истосковавшихся по мужчинам. Оказалось, даже СМЕРШ не может остановить любовные романы и приключения. Моя книга основана на реальных американо-украинских лав-стори, документах о переговорах американского посла Гарримана со Сталиным, переписке Сталина с Рузвельтом и с Черчиллем, на хронике воздушных боев того времени. Когда началась так называемая операция «Неистовый», из Англии поднималась в воздух огромная армада B-17. Бомбардировщикам требовалось 12 минут, чтобы через Ламанш долететь до Германии и начать бомбить противника. За это время немцы лишь успевали поднять свои самолеты, бросались в сторону Англии на перехват отбомбившейся армады, а та исчезала в облаках. Фашисты приходили в ярость, они не могли понять, куда деваются вражеские бомбардировщики. А те, вместо возвращения в Англию, летели на восток, до Полтавы – больше 1000 км! Почти с пустыми бензобаками «летающие крепости» приземлялись в Украине, заправлялись, ремонтировались, члены экипажей отдыхали и крутили романы, а потом отправлялись обратно, бомбили врага и уходили на авиабазу в Бари, в Италию. Гитлер и Геринг разгадали эту хитрость только тогда, когда лишились почти всей своей авиации и нефтеперегонных заводов.

– Вернемся к вашей новой книге «Юность Жаботинского». Почему вы решили писать именно о его молодости, а не о зрелых годах?

– Когда-то Менахем Бегин написал: «В истории человечества насчитывается немного личностей, победа которых столь редка, ясна и чудесна. Для нас Жаботинский является наставником, носителем нашей мечты. Мы связаны на духовном уровне. Мы никогда не думали, что он может умереть, поэтому мы с легкостью можем сказать, что Жаботинский жив в наших сердцах. В самые тяжелые и великие моменты борьбы за создание государства мы не прекращали спрашивать себя, как в такой ситуации поступил бы Зеев, какое бы решение принял. Не только для нас, но для всего еврейского народа, проживающего на Родине и за ее пределами, 12-е число еврейского месяца хешван, день рождения Жаботинского, является днем духовного подъема, возобновления веры, днем клятвенного обещания идти его дорогой. До конца наших дней мы не прекратим ни на секунду пытаться реализовать его государственную и социальную доктрину».

Что касается меня и моего романа, то я не работаю в стиле арт-хаус ради престижных премий, хотя и не против их получать. Я пишу для широкого и, отмечу, молодого читателя. В истории с великим сионистом мне интересна именно эта фаза его жизни. В 22 года он уже был популярным одесским журналистом – как сказали бы сегодня, колумнистом. Каждый день в газете «Одесские новости» под псевдонимом Альталена печатались его статьи. Он был настолько известен, что мальчишки – разносчики газет каждое утро бежали по городу и кричали: «Новый фельетон Альталены!» В это же время он получил признание в качестве поэта и переводчика. Например, перевод поэмы Эдгара По «Ворон», выполненный им в 16 лет, до сих пор считается непревзойденным, хотя потом эту поэму переводили и Бальмонт, и Пастернак. Поэтому уже тогда Горький, Куприн, Бунин и Осоргин пророчили ему большое литературное будущее.

В 1902 г., когда Зееву исполнилось 22 года, он влюбился в 19-летнюю красавицу-еврейку, за которой ухаживала вся Дерибасовская улица. Но весной 1903-го случился Кишиневский погром, одесские евреи стали присылать в редакцию «Одесских новостей» деньги, одежду, медикаменты и продукты для жертв несчастья. Жаботинский отправился к пострадавшим с этой гуманитарной помощью. До Кишинева аналогичная трагедия произошла в Дубоссарах, и тогда герой моего романа стал создателем в Одессе практически первой дружины еврейской самообороны. Вдвоем с Меиром Дизенгофом, будущим мэром Тель-Авив, они обошли богатых одесских евреев, собрали 500 золотых рублей, и на эти деньги Жаботинский и его молодые друзья приобрели оружие. Еврейские дружинники дежурили на Молдаванке, в еврейских кварталах и у синагог. Таким образом, до отъезда Жаботинского из Одессы в 1905 г. в городе не было погромов. А в 1903-м, после его поездки с гуманитарной помощью в Кишинев и всего того, что он там увидел, впечатленный юноша заявил: «Всё, мы больше не будем делать русскую литературу и русскую историю еврейскими руками!» – и в корне изменил свою жизнь. В том числе перевел на русский язык поэму Хаима Бялика «Сказание о погроме» и читал ее на всех подпольных собраниях еврейской молодежи в Одессе и ее окрестностях. Это принесло ему новую популярность в городе у Черного моря. Семен Ан-ский, автор «Диббука», писал тогда, что «в Одессе не было красавицы, которая была бы знаменитее Владимира Жаботинского», и неудивительно, что еврейские девушки стали сходить по нему с ума. В том числе и та юная особа, в которую он был влюблен. Но подробности рассказывать не стану, читайте книгу. Скажу только, что после Кишиневского погрома Жаботинский с головой ушел в сионизм, стал делегатом от Одессы на Шестом сионистском конгрессе в Базеле. «Юность Жаботинского» – роман о борьбе призвания, осознания своей миссии с юношеским вожделением, с первой любовью, о посвящении себя великой цели. Это история о том, как молодой человек стал сионистом.

– Вы объявили в Facebook конкурс на лучшее фото с вашим романом в руках…

– В первый же день после выхода романа мой друг, генерал-майор Владимир Овчинский, прислал мне свое фото с этой книгой в руке. Так и родилась идея объявить подобный конкурс с призом «Ужин с Тополем». Для участия в нем нужно разместить на моей странице в Facebook свое фото с этой книгой и оригинальную подпись. Процесс стартовал очень активно, победителями конкурса стали супруги-педагоги Лев и Ирина Слонимские. Во-первых, потому что на их фото у них за спиной я разглядел целую полку с моими книгами. Во-вторых, они еще сочинили стихи про роман «Юность Жаботинского». Ужин с ними состоялся в ресторане клуба «Петрович».

– О ком планируете писать далее?

– На очереди – Иосиф Трумпельдор, Меир Дизенгоф, Голда Меир, Ицхак Шамир, Менахем Бегин и другие. Но полтора года жизни Жаботинского стоили мне полутора лет кропотливого труда. Поэтому осуществить выпуск серии «ЖЗС» в одиночку и за свой счет я не смогу – нужен коллектив авторов и финансовая поддержка со стороны мецената, который поймет важность этого проекта для еврейской молодежи.

 

Беседовала Яна ЛЮБАРСКАЯ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Штрихи к портрету

Штрихи к портрету

130 лет назад родился Мане Кац

Бремя воспоминаний

Бремя воспоминаний

Тени прошлого и сближение поколений в фильме «Сокровище»

Что нам остается в этой жизни?..

Что нам остается в этой жизни?..

120 лет назад родилась Татьяна Пельтцер

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

К 225-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

«Мое жизненное кредо – к цели не стремиться, а прогуливаться»

Беседа с Вячеславом Верховским

Великий киевлянин

Великий киевлянин

45 лет назад не стало Натана Рахлина

«Я живу, чтобы действовать»

«Я живу, чтобы действовать»

Десять лет назад скончался Эли Уоллах

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Земля молчит… Памяти Невельского гетто

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Евреи – жертвы Холокоста и воины Красной армии

Целитель

Целитель

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

Рецепты нашей современной еврейской семьи с рассказами и сказками автора

«В жизнь контрабандой проникает кино»

«В жизнь контрабандой проникает кино»

Давид Кунио, сыгравший в фильме «Молодость», – заложник ХАМАСa

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!