На Музейный остров, к Джеймсу Симону

Еврей, сделавший Нефертити «гражданкой» Берлина

Джеймс Симон

Братья Исаак и Луис Симон приехали в Берлин в 1838 г. из Укермарка. Поначалу они торговали мужской одеждой, а в 1852 г. основали компанию, занимавшуюся посредническими сделками с хлопком. Гражданская войн­­а в США прекратила его поставки в Европу как раз в то время, когда у братьев склады ломились от этого товара. Продав все по пятикратной цене, они в одночасье превратились в состоятельных берлинцев и даже стали называться «хлопковыми королями».

17 сентября 1851 г. в семье Исаака Симона и его жены Адольфины, дочери раввина, родился сын Джеймс Генри. Мальчик рос, учился в гимназии, увлекался латынью, греческим и древней историей, играл на фортепьяно и скрипке, а вот математику не жаловал. Мечтал изучать классическую филологию, но был вынужден войти в семейный бизнес. Окончив гимназию, был учеником в английском центре текстильной индустрии, позже стажировался там и в 25 лет стал младшим партнером в фирме отца. После его смерти Джеймс вел дела совместно с двоюродным братом Эдуардом, сыном Луиса. К 1911 г. их соcтояние, достигавшее 35 млн марок, обеспечивало им седьмое место среди богатейших людей Рейха.

В 28 лет Джеймс женился на Агнес Райхенхайм – дочери богатого текстильного промышленника. Обряд бракосочетания провели в реформистской синагоге с органом, где мужчины и женщины сидели вместе и служба проходила на немецком языке. Молодые люди поселились в отцовской вилле в Тиргартене. У супругов родились трое детей: Елена, Генрих и Мария-Луиза.

Говоря о «кайзеровских евреях», Хаим Вейцман, первый президент Государства Израиль, называл в их числе генерального директора судоходной компании НАРАG Альберта Баллина, владельцев компании АЕG Эмиля и Вальтера Ратенау, Джеймса Симона, угольного магната Эдуарда Арнхольда, а также банкиров Карла Фюрстенберга, Пауля фон Швабаха, Макса Варбурга и Герзона фон Бляйхрёдера. Поначалу император использовал их в качестве экономических консультантов, но затем эти встречи стали частыми, а круг тем для обсуждения существенно расширился. При этом Джеймс Симон постоянно подчеркивал, что является частным лицом, и никогда не соглашался на официальный статус.

Когда в окружении кайзера возникла идея создания художественного музея и было образовано «Общество кайзера Вильгельма по развитию науки», куда вошли многие богатые евреи, Д. Симон выделил на этот проект 100 тыс. марок. Сам он довольно рано начал собирать произведения искусства: уже в 34 года приобрел своего «первого Рембрандта», а с 1890 г. начинает регулярно выделять на приобретение объектов искусства значительные суммы.

В 1890 г., став старшим партнером фирмы, Д. Симон получил возможность тратить на искусство еще больше. Занимаясь составлением коллекций живописи и скульптуры, он часто прибегал к консультациям известного историка искусства и музейного деятеля Вильгельма фон Боде, с которым познакомился в 1883 г. За 20 лет Д. Симон собрал богатейшую коллекцию картин, скульптур, мебели и монет XV–XVII вв. Особую любовь он питал к итальянскому искусству периода Ренессанса. Со временем его вилла в Тиргартене превратилась в частный музей, который желающие могли посещать по предварительной договоренности.

В 1897 г. В. фон Боде учредил «Общество музеев кайзера Фридриха», а год спустя – «Германское восточное общество», куда вошел Д. Симон. Он спонсировал раскопки в Вавилоне, в ходе которых были найдены ворота Иштар и Дорога процессий, а также в Уре и Иерихоне. Мечтой Симона было создание Музейного острова, не уступающего по своему собранию Лувру и Британскому музею. Боде удалось убедить кайзера в необходимости строительства музея «Пергамон», Музея кайзера Фридриха (сегодня Музей им. Боде) и центра музеев в Далеме.

В 1911 г. Джеймс Симон начал финансировать раскопки, которые Людвиг Борхардт вел в Эль-Амарне, в 300 км от Каира. В ходе этих раскопок были найдены прекрасно сохранившиеся гипсовые изображения членов семьи фараона Эхнатона, в том числе – 6 декабря 1912 г. – та самая всемирно известная Нефертити. Полностью профинансировав раскопки, Симон заключил с правительством Египта договор, по которому часть находок принадлежала ему лично. В январе 1913 г. его сын вывез Нефертити из Египта, и с тех пор сокровище хранится в Берлине.

В 1900 г. Д. Симон передает в дар государству коллекцию искусства периода Ренессанса, а затем фрагменты вавилонских ворот Иштар и Дороги процессий. 18 октября 1904 г. был открыт Музей кайзера Фридриха, также щедро одаренный меценатом, который постоянно пополнял свою коллекцию. Под руководством и при поддержке В. фон Боде ему удалось составить богатое собрание немецких и нидерландских деревянных скульптур позднего периода Средневековья, старинной мебели, ковров, картин, предметов декоративно-прикладного искусства и художественных промыслов Германии, Франции, Испании и Италии, а также нумизматический кабинет. Сразу после Первой мировой войн­­ы Д. Симон передал все собранное им в подарок берлинским музеям. Долгие годы он приобретал различные экспонаты для Берлинского музыкального кабинета.

Бюст Нефертити, который в 1913 г. после окончания раскопок в Египте пополнил собрание Д. Симона, в 1920 г. перекочевал в Египетский музей, но еще долго простоял в ящике в кабинете его директора Хайнриха Шефера. Лишь в 1924 г. он впервые был выставлен в Новом музее, став подлинной сенсацией. В 1931 г., к 80-летию Джеймса Симона, в Новом музее был открыт зал египетского искусства, получивший его имя.

Со времен Храма существовала мицва – завет ежегодно выделять десятую долю дохода на нужды неимущих. Джеймс Симон отдавал на социальные проекты, а также на развитие науки и культуры треть своих доходов. Он пользовался большим авторитетом в обществе. При этом был исключительно скромен и сдержан, титулы и награды принимал, но избегал участия в официальных приемах.

Галерея им. Джеймса Симона

Меценатство он считал почетным и благородным делом, но этим не ограничивался. Д. Симон был организатором «Общества поддержки рабочих и неимущих». В частности, строил общественные бани и больницы. Особую заботу проявлял о детях, для которых на берегу Балтийского моря был построен дом, где они проводили каникулы. В 1906 г. Д. Симон построил в Целендорфе Дом для детей, подвергавшихся насилию, а также дом для сирот, здание которого сохранилось и по сей день. Он приглашал простых людей посетить филармонию или научный лекторий, оказывал поддержку нуждавшимся семьям, молодым музыкантам и ученым. Он участвовал в финансировании «Общества помощи евреям, приехавшим в Германию с востока». При этом сам Джеймс Симон считал себя прусским патриотом, в работе Еврейской общины Берлина практически не участвовал и синагогу посещал нерегулярно.

После Первой мировой войн­­ы дела фирмы Д. Симона сильно пошатнулись. Торговля хлопчатобумажными тканями перестала процветать – появились вискоза и искусственный шелк. Долги росли, пришлось продать семейный особняк и переехать в квартиру, взяв лишь самую необходимую мебель. Позднее ему пришлось расстаться и с самыми любимыми картинами – «Портрет старой дамы» Франса Халса и «Госпожа и служанка» Яна Вермейера, которые уплыли в США. Вырученными деньгами Джеймс Симон пополнил пенсионную кассу своих сотрудников, пытаясь ее спасти.

1929 г. ознаменовался в Берлине антисемитскими нападениями. Д. Симон переживает это, он болен, у него случился инсульт. А тут еще и сложности с музеями. Египет требует вернуть Нефертити или обменять ее на что-либо. Министерство культуры решает оставить бюст, ничего не давая взамен. Д. Симон разочарован и в 1930 г. отказывается принять участие в открытии музея «Пергамон», где выставлены знаменитый алтарь и другие подаренные им шедевры. 23 мая 1932 г. Д. Симон скончался и был похоронен на еврейском кладбище Вайсензее. Кайзер Вильгельм, уже давно находящийся в изгнании в Нидерландах, отправил венок для возложения на могилу.

13 апреля 2013 г. толпы любопытных устремились в Новый музей на открытие выставки «Столетие раскопок», чтобы взглянуть на 52-сантиметровый бюст Нефертити. В связи с этой экспозицией всплыло из забытья имя Джеймса Симона, подарившего последующим поколениям не только «царицу Нила», но и еще около 400 найденных в Амарне объектов. Почему же до тех пор оно не было знакомо широкой немецкой общественности? Объяснение простое: после прихода к власти нацистов на имя прусского еврея-патриота, так много сделавшего для Германии, было наложено табу. Да и после войн­­ы ни в ФРГ, ни в ГДР о нем практически не вспоминали.

Сегодня в Берлине имеется ряд памятных досок, напоминающих об этом сыне еврейского народа, отдавшем много сил и средств для развития культуры Германии и в немалой степени способствовавшем тому, что ее музеи находятся на мировом уровне. В 2006 г. был учрежден Фонд им. Джеймса Симона, награждающий специальной премией тех, кто внес значительный вклад в развитие образования, культуры и науки Германии.

А 12 июля 2019 г. канцлер Ангела Меркель открыла в Берлине новую достопримечательность – возведенную по проекту всемирно известного британского архитектора Дэвида Чипперфилда Галерею им. Джеймса Симона, через которую отныне посетители будут попадать на Музейный остров. Она станет единым входом во все пять музеев острова: Старый, Новый, «Пергамон», Старую национальную галерею и Музей им. Боде. Во время церемонии торжественного открытия галереи, на создание которой ушло 20 лет, президент Фонда прусского культурного наследия Герман Парцингер подчеркнул, что «многих музеев с их экспонатами сегодня бы не было, если бы не меценаты-евреи, особенно такие, как Джеймс Симон».

 

Нина РАЗРАН

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Творец-одиночка

Творец-одиночка

Редчайшая для Германии крупная выставка Хаима Сутина

Человек в себе и режиссер в законе

Человек в себе и режиссер в законе

90 лет назад родился Марк Захаров

«Мерило искусства – откровенность»

«Мерило искусства – откровенность»

25 лет назад ушел из жизни Ролан Быков

«Писатель должен писать…»

«Писатель должен писать…»

20 лет назад умер Георгий Владимов

Король королей-пианистов

Король королей-пианистов

120 лет назад родился Владимир Горовиц

Надежды на «другую страну»

Надежды на «другую страну»

Выставка о жизни евреев в ГДР

Познавшая эйфорию бытия

Познавшая эйфорию бытия

Не стало пережившей Холокост Эвы Фахиди-Пустаи

«В их руках»

«В их руках»

Марш жизни

Марш жизни

Кто в огне. Леонард Коэн на Синае

Кто в огне. Леонард Коэн на Синае

Этнос тысячелетий

Этнос тысячелетий

Диссидент Голливуда

Диссидент Голливуда

К 110-летию со дня рождения Стэнли Крамера

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!