В плену у отечества

20 лет назад умер Лев Разгон

Лев Разгон

 

«Я тебя переживу…»

Бывший сотрудник специального отдела ОГПУ/НКВД Лев Разгон попал под «ежовский» каток, во­всю катившийся по стране, в апреле 1938-го. Пришли ночью, как это делалось в те времена, велели собираться, втолкнули в машину и отвезли на Лубянку. Очевидно, взяли по доносу. Об этом доносе Разгон рассказал в книге «Плен в своем отечестве» (1994). Через десятилетия, в годы перестройки, ему дали прочесть свое следственное дело. Он прочитал: «Говоря о кинокартине „Петр I“ и других, Разгон заявил: „Если дела так дальше пойдут, то скоро мы услышим „Боже, царя храни...“».

Жизнь переломилась на «до» и «после». «До» он был счастливым мужем и отцом, «после» стал арестантом.

Следствие длилось два месяца, он все подписал. Его не били – просто пообещали (следователи знали, на что давить), что дадут инсулин его молодой жене. Он поверил, а они, как всегда, обманули: лекарства не дали, и Оксана, которую арестовали с сестрой в ту же ночь, умерла от тяжелой формы диабета. На этапе. В 22 года. Маленькую Наташу забрала к себе бабушка.

«Дело» передали в так называемое ОСО – Особое совещание при НКВД. Обвинили в «контрреволюционной деятельности», впаяли пять лет и отправили по этапу в Устьвымлаг, в Республику Коми.

Там валили лес, затем сплавляли по Печоре. Зимой заключенные мерзли в бараках, летом страдали от мошкары. Люди болели цингой, умирали от непосильной работы. Хлипкому московскому интеллигенту повезло – его определили в нормировщики. В 1943-м его должны были освободить. Но за полтора месяца до окончания срока обвинили в «пораженческой агитации» и срок увеличили. Обвинение было абсурдным: еврей по определению не мог агитировать за победу фашистской Германии, которая поставила своей целью уничтожение евреев не только в Европе – в мире. Но кто в сталинском Союзе обращал внимание на такие мелочи. Он подал кассационную жалобу, приговор отменили – дали статус «закрепленного за лагерем до особого распоряжения». Статус позволял жить за пределами зоны в бараке для вольнонаемных. С освобождением не спешили, «особое распоряжение» последовало только в 1946-м – ему разрешили выехать в Ставрополь (осужденным по приговорам ОСО после отбытия срока запрещалось проживать в столице и ряде других городов).

В этот южный город он приехал со своей второй женой Рикой – дочерью видного лидера правых эсеров Ефрема Берга, с которой свела его судьба в одном из пересыльных лагерей. Образованного москвича взяли на работу в методический кабинет управления культпросветработы и… в 1950 г., на новом витке построения коммунизма, влепили новый срок – 10 лет исправительно-трудовых лагерей плюс пять лет поражения в правах, обвинив бывшего узника ГУЛАГа в «антисоветской агитации».

Он провел в лагерях 17 лет. Выжил потому, что поставил себе цель выжить.

Как вспоминала Наташа, отец, отбывая последний срок, говорил: «Я выжил, потому что у меня была железная цель: я тебя (Сталина) переживу». И пережил. На целых 46 лет: Сталин умер в 1953-м, Разгон – в 1999-м.

Полностью эту статью Вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.
Открыть доступ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Сентябрь: фигуры, события, судьбы

Сентябрь: фигуры, события, судьбы

«Я не могу простить»

«Я не могу простить»

К 95-летию со дня рождения Рудольфа Врбы

В поисках художественной правды

В поисках художественной правды

К 120-летию со дня рождения Евгения Габриловича

Сын еврейской мамы, отец еврейской дочери

Сын еврейской мамы, отец еврейской дочери

К 95-летию со дня рождения Марчелло Мастроянни

«Без него наша жизнь была бы намного беднее»

«Без него наша жизнь была бы намного беднее»

20 сентября исполняется 100 лет со дня рождения Исидора Геймовича Левина

«Я добился того, что Моцарт и Бах стали у нас популярными»

«Я добился того, что Моцарт и Бах стали у нас популярными»

Беседа с народным артистом РФ композитором Максимом Дунаевским

Август: фигуры, события, судьбы

Август: фигуры, события, судьбы

«Еврейский вопрос» Валерия Лобановского

«Еврейский вопрос» Валерия Лобановского

Прославленный тренер признал Израиль еще до того, как это сделал СССР

Солдат по призванию

Солдат по призванию

К 85-летию со дня рождения Меира Хар-Циона

Последний гуманист

Последний гуманист

25 лет назад скончался Элиас Канетти

Радость бытия

Радость бытия

К 80-летию со дня смерти художника Исаака Бродского

«Виктор Медведчук подставил меня в 1985-м»

«Виктор Медведчук подставил меня в 1985-м»

Беседа с узником Сиона Натаном Вершубским

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!