Взрывоопасная Эмма

К 150-летию со дня рождения «самой опасной женщины США» – анархистки Эммы Гольдман

Эмма Гольдман

 Сто лет назад имя Эммы Гольдман было в Америке столь же на устах, как сегодня имена Джулиана Ассанжа или Дженнифер Лопес. Ее зажигательные выступления собирали тысячи людей. Одни называли ее новой Жанной д’Арк и защитницей угнетенных, другие – Красной Эммой, верховной жрицей анархии, экстремисткой. В наше же время она изрядно подзабыта, а большинству русскоязычных читателей и вовсе неизвестна.

Казарма вместо дома

Все мы родом из детства – полагал Антуан де Сент-Экзюпери. И судьба Гольдман тому пример. Уже там явственно просматриваются истоки ее мировоззрения и многих действий.

Эмма родилась 27 июня 1869 г. в Российской империи, в Ковно (ныне Каунас, Литва). «Большая казарма вместо дома, где гремел злой голос отца» – так вспоминает она ранний этап своей биографии. Во время вспышек гнева отец избивал ее и сестер плетью, был суров с матерью. «Сколько себя помню, дома я задыхалась, а присутствие отца внушало ужас». Мать была менее жестока с детьми, но и «никогда не выказывала особенной теплоты». Спасала лишь любовь и преданность сестры Елены, с ней были связаны нечастые радости детства.

Эмме пришлось рано бросить учебу и начать тяжело работать: на фабриках, в магазине, дома… Когда ей исполнилось 15 лет, отец решил выдать ее замуж. Эмма же умоляла разрешить продолжать учебу. Однажды отец в бешенстве швырнул учебник французской грамматики в огонь, крича, что девушкам не нужно учиться, а еврейской женщине достаточно знать, как приготовить фаршированную рыбу, тонко нарезать лапшу и нарожать мужчине побольше детей.

Американское разочарование

Стремясь избавиться от деспотизма отца, она в 1885 г. уезжает с сестрой в США. «Внезапно появилась из тумана статуя Свободы… символ надежды, свободы, возможностей! Она высоко поднимала свой факел, чтобы осветить путь в свободную страну, в прибежище для угнетенных со всего мира… Мы были полны радости, в глазах стояли слезы».

Но жизнь в Америке сразу же принесла разочарование: пришлось столкнуться с враждебностью, грубостью, равнодушием чиновников. Эмма быстро включилась в реальность будней: более 10 часов в день шила пальто, получая 2,5 долл. в неделю. Изматывающая, бесконечная рутина и зверь-начальник. Потом были другие места изнуряющей работы. Вышла замуж, но через год развелась.

Удручала скука, вечные разговоры вокруг о деньгах и делах. Хотелось служить благородным идеям. Еще в России она однажды увидела, как били полуголого человека: «Тело в крови, душераздирающие вопли, искаженные лица жандармов и резкий свист опускающегося кнута». Так формировалась ее ненависть к жестокости, к властям, в дальнейшем подкрепленная чтением Чернышевского и сообщением об убийстве Александра II. «Нигилисты стали для меня героями».

В США это настроение усиливалось; возмущала бездна, лежащая между особняками 5-й авеню и лачугами Ист-Сайда. Эмма увлеклась модным тогда учением анархизма. Особенно после известных событий в Чикаго в 1886–1887 гг., родивших праздник 1 Мая. Тогда четверо анархистов по решению суда были повешены, а один покончил жизнь самоубийством. «Их смерть подарила мне жизнь. Я посвящу себя их памяти, их делу», – решила Эмма.

Большое идейное влияние на Гольд­ман оказали два человека: американский анархист немецкого происхождения, редактор и пламенный оратор Иоганн Мост, а также сверстник Эммы, выходец из России, еврей Александр Беркман, ставший ее большим другом и любовником.

«Не дают хлеба – заберите его!»

Так постепенно она увлеклась философией анархизма. Была сторонницей «пропаганды действием», считала правомерным насилие против эксплуататоров. В 1892 г. в Хоумстеде (штат Пенсильвания) управляющий сталелитейным заводом Фрик во время конфликта с рабочими устроил кровавую бойню, погибли люди. Беркман и Гольдман организовали покушение на Фрика. Александр стрелял в него, ранил и был осужден на 22 года тюрьмы (вышел через 14 лет). Доказать участие Эммы в покушении не удалось.

Но вскоре она попала на год в тюрьму после митинга, где призывала безработных требовать работы и хлеба перед дворцами богачей, а если хлеба не дают, то взять его самим. В тюрьме занималась самообразованием.

В 1901 г. снова была арестована по обвинению в подготовке убийства президента США Уильяма Мак-Кинли, которого смертельно ранил анархист Леон Чолгош. Идейное влияние на него публичных речей Красной Эммы было очевидным, но доказательств ее участия в деле не нашли и вдохновительницу освободили. Она отрицала причастность к теракту, но проводила параллель между Чолгошем и убийцами Юлия Цезаря.

Не обходились без Эммы и многие другие общественные движения США: она была арестована за распространение литературы о контрацепции, сидела в тюрьме за антивоенную деятельность.

«Советский ковчег»

В 1919 г. в США прошла серия взрывов, организованных радикальными анархистами. В частности, взрывом был поврежден дом генпрокурора Александра Палмера. Ответом стали «рейды Палмера»: тысячи арестов в левых организациях, профсоюзах.

Хорошо известна история «философского парохода», когда в 1922 г. из Советской России были высланы писатели, философы, ученые, не разделявшие идей большевизма. Но ранее, 21 декабря 1919 г., был отправлен в плавание другой пароход, который американская пресса прозвала «советским ковчегом». Из США в Россию, «в подарок Ленину и Троцкому», депортировали 249 анархистов и других левых радикалов, не имевших американского гражданства. В их числе были А. Беркман и лишенная гражданства Э. Гольдман. Будущий глава ФБР Э. Гувер называл ее «самой опасной женщиной в Америке». Общество США, напуганное «красной угрозой», в массе своей одобряло «пароходное изгнание».

Российское разочарование

Своими впечатлениями о большевиках Гольдман поделилась в книге «Мое разочарование в России». Несмотря на свое неприятие любого государства, она приехала с надеждой найти новорожденную страну, в которой люди посвятили себя революционным преобразованиям. Стремилась принять в них активное участие.

Однако реальность обескураживала, каждый день обрушивал ее «воздвигнутое с любовью сооружение». Последним толчком к разрыву с большевистской Россией стало подавленное большевиками Кронштадтское восстание. «Я видела перед собой большевистское государство… подавляющее, унижающее и разлагающее все и вся. Неспособная и не намеренная стать винтиком в этой зловещей машине… решила уехать из страны». В декабре 1921 г. Эмма и Беркман покинули Россию.

В 1920–1930-е гг. она скиталась по Европе – Берлин, Стокгольм, Великобритания, Франция – и Канаде. Обличала капитализм, большевизм, национал-социализм, фашизм. Умерла в 1940 г. в Канаде. Похоронена в США, в пригороде Чикаго, рядом с жертвами майских событий 1886-го. На ее могиле написано: «Свобода не снизойдет к народу, народ должен сам дорасти до Свободы».

Служение анархизму

Интересно почитать работы Гольд­ман и ее воспоминания «Проживая свою жизнь». Широкий пласт тем позволяет составить «портрет» ее взглядов, окунуться в то время, сравнить с днем сегодняшним.

«Свободное проявление человеческой энергии возможно только при полной индивидуальной и социальной свободе», «до конца моих дней мое место будет с неимущими и угнетенными». Две этих фразы – квинтэссенция ее мировоззрения. Она никогда не изменяла этим позициям.

Анархизм для нее – «великий освободитель человека от миражей, которые держали его до сих пор в плену». Государство – препятствие для развития индивидуальной свободы, общественной гармонии. Религия – суеверие и дело личное, но церковь, по ее мнению, сделала «религию кошмаром, который подавляет душу человека и заковывает разум в цепи».

Не считала, что служение анархизму означает отречение от радостей жизни: «наше Дело не должно требовать, чтобы я стала монашкой, а наше движение не должно превращаться в монастырь… Я хочу свободы, права на самовыражение, всеобщего права на нечто красивое, яркое».

Выступала за свободную любовь: «Брак и любовь не равнозначны. Напротив, часто они противоречат друг другу. Конечно, многие браки заключаются по любви, но очень скоро узкие, материальные границы брака удушают нежные соцветия влечения».

Отвергала обвинения анархизма в насилии: «анархизм… ставит человеческую жизнь превыше всего… некоторые анархисты совершали акты насилия, но их подтолкнули к таким поступкам страшное экономическое неравенство и великие политические несправедливости, а не анархизм».

Идеалы и утопия

Звезда анархизма первой половины ХХ в. Эмма Гольдман прожила яркую и беспокойную жизнь. Глубоко чувствительная натура, «с душой, натянутой, как струна», с горячей верой и идеалами она не могла быть «пассивным наблюдателем в театре социального развития». Бунтовала – не для высоких постов и прибыли, но из протеста против жестокости общественного устройства. Протест толкал ее к принятию тезиса «цель оправдывает средства», что не может быть признано верным. Не прошли подтверждения временем и системные взгляды Эммы о будущих устоях общества. Как и многие другие социальные теории, анархизм оказался утопией. Да, он и сегодня имеет своих маргинальных почитателей, но не более того.

В то же время, выступая с анархистской платформы, Гольдман боролась с тогдашней дикостью американского и европейского капитализма, с эксплуатацией масс. Часть выдвигаемых ею требований относительно расширения демократии, свободы личности спустя десятилетия успешно реализовались в рамках государственных моделей в США и других странах цивилизованного мира. Большая ее заслуга и в том, что, в отличие от многих левых, она быстро раскусила ленинизм-сталинизм. Хотя и «отчаянно боролась против разочарования… противилась внутреннему голосу, который убеждал… посмотреть в лицо неопровержимым фактам».

Вероятно, еще большее внутреннее сражение предстояло бы Эмме Гольдман при разочаровании в столь желанном для нее анархическом обществе, появись оно вдруг. И, как честный человек, она, вероятно, признала бы ошибочность своих иллюзорных воззрений.

Александр КУМБАРГ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Праведник

Праведник

К 85-летию со дня рождения Ильи Габая

«Почему музыка смеется и плачет?»

«Почему музыка смеется и плачет?»

110 лет назад родился Норберт Гланцберг

«Детей надо просто любить»

«Детей надо просто любить»

К 90-летию со дня рождения Симона Соловейчика

Первый еврей – нобелевский лауреат

Первый еврей – нобелевский лауреат

185 лет назад родился Адольф Байер

Два Пинтера

Два Пинтера

К 90-летию со дня рождения британского драматурга и нобелевского лауреата Гарольда Пинтера

Отец советской физики

Отец советской физики

140 лет назад родился академик Абрам Иоффе

«В 50 лет мы оказываемся там, где нет дорожных указателей»

«В 50 лет мы оказываемся там, где нет дорожных указателей»

Беседа с Владимиром Яковлевым

Октябрь: фигуры, события, судьбы

Октябрь: фигуры, события, судьбы

«Путь мой тверд и превосходен жребий…»

«Путь мой тверд и превосходен жребий…»

120 лет назад родился поэт Довид Кнут

«Долой израильских агрессоров!», или «Шма, Исроэль!»

«Долой израильских агрессоров!», или «Шма, Исроэль!»

К 120-летию со дня рождения Бориса Ефимова

Ной, не строивший ковчег

Ной, не строивший ковчег

65 лет назад не стало Ноя Бару

Человек, называвший себя «мыслителем»

Человек, называвший себя «мыслителем»

К 130-летию со дня рождения Якова Голосовкера

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!