«Прожить жизнь, оставаясь порядочным человеком»

Заметки о Юрии Нагибине к 25-летию со дня его смерти

Юрий Нагибин

17 июня 1994 г. умер Юрий Маркович Нагибин. Живая жизнь ушла, а сила духа со всеми его падениями, терзаниями и прозрениями материализовалась в «Дневнике», который Ю. Нагибин успел за два месяца до смерти сдать в издательство «Книжный сад», подарившее читателю книгу в 1996 г.

О чем же говорят нам эти искренние записи, которые автор вел в течение 45 лет? Прежде всего это – документ смелой жизни и эпохи, в которой она реализовалась. В предисловии «От автора» мы читаем: «Но мои записки тоже принадлежат сыну века, нынешнего, идущего столь бесславно к своему завершению, и в этом их объективная, пусть незначительная ценность, не связанная с моей личностью, ибо через меня, как через каждого человека, отваживающегося жить, а не тлеть, говорить, а не молчать в тряпочку, отражается время, эпоха, хочешь ты того или нет».

Нагибин сопоставляет себя с первобытным человеком, нарисовавшим на стене пещеры быка, который потрясает нас и сегодня. Да, в «Дневнике» мы видим «быка», оставленного на стене пещеры нашего XX в. нам и потомкам. Но есть существенное различие: можно по-разному толковать, что хотел сказать наш далекий предок своим рисунком; нагибинский же «бык» из четко значимых слов выразительно говорит, что мир, поглотивший его жизнь, был коварен, плох и зловещ. В то же время этот полудневник-полумемуары – не только памятник прошлого, но (и в этом вторая значимость «Дневника») также психологический документ драмы самопознания человека, стремящегося в мире рабов сохранить максимум свободы.

Две судьбы

У каждого человека две судьбы – индивидуальная, детерминируемая генами и случайностями, и глобальная, существенно определяющая траекторию каждой отдельной жизни. Для Нагибина такой глобальной судьбой была Вторая мировая войн­а. С января 1942 г. Нагибин – на Волховском фронте, куда он пришел добровольцем. Здесь начинаются записки, в которых опускаются явно расстрельные темы (причины разгрома Волховского фронта из-за Сталина), однако содержатся многие опасные формулировки. Например, запись от 21.02.1942 г.: «В армейских политорганах особенно ценятся люди, которые работу подменяют учетом». А вот зарисовка от 23.03.1942 г., которая тянет на 10 лет без права переписки: «А впереди, придерживаясь рукой за верх кабины, сидел молодой, выбритый до кости красавец-немец. Он был без шинели, но даже не сутулился от ветра. Если таких осталось много, то войн­а будет долгая». В другом месте он замечает, что бой за стратегическую высоту провели бездарно.

Записывая пережитое на фронте, молодой политработник вырастает в писателя на нелегких путях выработки собственного стиля. Он делает такое самопризнание: «Мне последнее время не хочется писать. Может, и не стоит себя насиловать? Ведь мне страшно подумать – заниматься этим всю жизнь». Он уже понимает, что творчество профессионала невозможно без насилия над собой.

После возвращения с фронта по ранению Ю. Нагибин издает первую книгу – «Человек с фронта» (1943 г.).

Кроме военных зарисовок, второй, подчас подспудной темой «Волховской тетради» служат отношения с молодой женой Машей – падчерицей профессора, к которой Нагибин явно необъективен. Вот такое обобщение: «И всегда мужчина найдет в своей будущей жене именно те качества, которые, по его мнению, сделают из него исключение, то есть не рогоносца. Жена легкомысленна – отлично, она ни к кому более не привяжется; жена привязчива, как собака, – тоже хорошо, ее привязанность к нему пересилит все другие привязанности». Увы, Маша изменила, и Юрий погрузился в страсти поисков любви.

В еврейско-русских сплетениях

Волею как своей индивидуальной, так и глобальной судьбы своей эпохи Ю. Нагибин оказался своего рода еврейско-русским кентавром: его биологический отец Кирилл Александрович Нагибин, не регистрировавший брак с его матерью Ксенией Алексеевной, был расстрелян в 1920 г., и отцом Нагибина записан муж матери Марк Яковлевич Левенталь. Вот она, не столь уж редкая в те годы ситуация «двух отцов» – русского и еврея...

Полностью эту статью Вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.

Полная версия статьи

€ 0,70 inkl. MwSt.
Открыть доступ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Октябрь: фигуры, события, судьбы

Октябрь: фигуры, события, судьбы

«Мы суть то, что мы делаем»

«Мы суть то, что мы делаем»

К 160-летию со дня рождения философа Анри Бергсона

Живи как хочешь

Живи как хочешь

130 лет назад родился Марк Алданов

Еврейская душа сэра Мозеса

Еврейская душа сэра Мозеса

К 235-летию со дня рождения Мозеса Монтефиоре

«Ночная ведьма» со звездой Героя

«Ночная ведьма» со звездой Героя

К 100-летию со дня рождения Полины Гельман

«Враг народа» – спаситель сирот

«Враг народа» – спаситель сирот

125 лет назад родился Иосиф Ребельский

Художник, перед которым извинился Цукерберг

Художник, перед которым извинился Цукерберг

Беседа с Алексом Левиным

Сентябрь: фигуры, события, судьбы

Сентябрь: фигуры, события, судьбы

В плену у отечества

В плену у отечества

20 лет назад умер Лев Разгон

«Я не могу простить»

«Я не могу простить»

К 95-летию со дня рождения Рудольфа Врбы

В поисках художественной правды

В поисках художественной правды

К 120-летию со дня рождения Евгения Габриловича

Сын еврейской мамы, отец еврейской дочери

Сын еврейской мамы, отец еврейской дочери

К 95-летию со дня рождения Марчелло Мастроянни

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!