Приглашение на встречу

Беседа с композитором Александром Журбиным

Александр Журбин

Наш сегодняшний гость не нуждается в особом представлении. Александр Журбин – знаменитый композитор, работающий в разных жанрах, заслуженный деятель искусств РСФСР. Он также автор нескольких книг, ведущий ряда музыкальных теле- и радиопрограмм.

– Александр Борисович, в 1975 г. вы написали первую в СССР рок-оперу «Орфей и Эвридика». Как у вас появилась подобная идея? Почему вы решили обратиться именно к жанру рок-оперы?

– Я хочу начать с того, что 4 апреля в Москве в театре «Геликон-опера» с огромным успехом прошел спектакль «Орфей и Эвридика» Екатеринбургского театра музкомедии. Кроме того, он был номинирован на театральный конкурс «Золотая маска» в семи номинациях и получил две «Золотые маски» – за лучшие мужскую и женскую роль в мюзикле. Я, правда, не номинирован, потому что это очень давнее произведение, и мне в жюри сказали, что давать мне премию за него – все равно что давать ее Бетховену за оперу «Фиделио». Как я написал оперу «Орфей и Эвридика»? Это была великая случайность, как всё в нашей жизни, которая, на самом деле, закономерна. В те годы я действительно немного увлекался джазом, немного – эстрадной и рок-музыкой, но все-таки я был классическим музыкантом и в основном писал сонаты, квартеты и т. д. В 1974-м году уже был Эндрю Ллойд Уэббер с рок-оперой «Иисус Христос – суперзвезда», поэтому не только я, но и все мои коллеги-сверстники по-хорошему ему завидовали. Я решил написать рок-оперу, обратился с этим к Анатолию Васильеву – руководителю ВИА «Поющие гитары». К работе мы привлекли либреттиста Юрия Димитрина, а я придумал название «Орфей и Эвридика», которое соответствовало тому времени: про религию писать было нельзя, про секс или наркотики – тем более, но «Орфей и Эвридика» – простая любовная история, вполне в духе тогдашнего государства. Нам разрешили это написать, поставить и играть, что было невероятным везением. Я считаю, что мне очень повезло: я в тот момент вытащил счастливый лотерейный билет, а первыми исполнителями главных ролей были Альберт Асадуллин и Ирина Понаровская. Спектакль прошел более 3000 раз, а потом были и другие постановки. К тому же продано 3 млн виниловых пластинок и компакт-дисков.

– В 1976 г. вышел спектакль «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» с музыкой Алексея Рыбникова. Можно сказать, что вам повезло в том, что вы перегнали Рыбникова?

– Мы действительно шли с ним рядом, и мы с Лешей Рыбниковым многие годы дружим, но некоторые оспаривают мое первенство, хотя это сделать невозможно: если б я написал рок-оперу даже на день раньше, то и это было бы существенным, а тут – целый год. Но когда говорят о его рок-опере «Юнона и Авось», которая была написана в 1980 г., то это просто смешно!

– У вас есть несколько мюзиклов, связанных с еврейской тематикой. Это благодатная почва для музыкального материала, учитывая опыт бродвейских композиторов?

– У меня действительно есть несколько подобных произведений: «Закат» по Бабелю, «Блуждающие звезды» по Шолом-Алейхему. А еще у меня есть мюзикл «Шалом, Америка!» – комедия по мотивам классика еврейской литературы Шолома Аша – и мюзикл «Дибук», который еще не поставлен, но сейчас я договариваюсь о его постановке. У меня также есть и инструментальная музыка: виолончельный концерт под названием «Иерусалим». Прежде я не ходил в синагогу и не изучал иврит и Тору, потому что жил в СССР, мои родители были людьми светскими, и все это было от нас достаточно далеко. Но когда я попробовал написать «Закат», то вдруг обнаружил в себе гигантские генетические залежи еврейской музыки. Она рождалась у меня очень легко и органично. Я очень горжусь этим и не оставляю надежды еще что-нибудь написать в этом направлении, потому что эти мои работы меня очень «греют», и я очень рад, когда эти спектакли ставят в разных городах и в других странах.

– Что связывает вас с Московским еврейским театром «Шалом»?

– У меня с этим театром очень хорошие связи. Я уже много лет дружу с Александром Семеновичем Левенбуком. В театре «Шалом» уже долгие годы идет мой мюзикл «Блуждающие звезды». К сожалению, судьба этого театра довольно грустная, потому что основное здание на Варшавском шоссе – очень далекое от центра – уже лет десять закрыто на ремонт. Мне очень жалко артистов этого театра, потому что они скитаются и выступают то там то сям, поэтому сейчас «Блуждающие звезды» не в репертуаре, но Левенбук клянется, что когда они вернутся в свое отремонтированное здание, то снова будут его играть. Это очень трогательный спектакль, и каждый раз, когда я его смотрю, у меня непроизвольно подкатывают слезы…

– Вы с семьей более десяти лет жили в США. Чем был вызван отъезд в начале 1990-х?

– Тут, безусловно, было много факторов. В начале 1990-х в России был полнейший бардак, люди перестали ходить в театры и в кино, их ничего не интересовало кроме выживания и зарабатывания денег. Все помнят эти знаменитые «толкучки» на улицах, где продавали всё, что есть в доме. Но меня это не касалось, потому что я жил вполне успешно и был выше этого. Нашему сыну тогда исполнилось 11 лет, он учился в Центральной музыкальной школе и был явно способным мальчиком, поэтому мы решили вывезти его в Америку. Это – первая причина. Вторая причина – общий бардак в стране. Но была еще и третья причина. Как раз в 1990 г. из США в Москву приехал продюсер, увидел в Театре им. Вахтангова мой мюзикл «Биндюжник и Король» и предложил мне поставить его в Америке в его театре под названием «Wallstreet Theatre». Я, естественно, согласился, и мы с женой Ирой и сыном Лёвой отправились в США. Это уже было время, когда можно было уехать, не меняя гражданство, поэтому мы его оставили, так же, как и квартиру. Сели в самолет и полетели в Америку по контракту. Потом я получил еще одну работу, затем я стал там профессором колледжа, и вся поездка затянулась на долгие 12 лет, а по сути она продолжается и сейчас, потому что у нас до сих пор есть в США квартира, наш сын постоянно живет в Нью-Йорке, там же живут и наши внуки. Все сложилось так, что теперь мы живем на две страны, и это очень непростое и весьма дорогое удовольствие: если посчитать стоимость полетов из России в США и обратно, то это будет довольно большая сумма, не говоря уже о содержании квартиры, машины и т. д. Но ничего, мы пока как-то выдерживаем это, и, дай Бог, еще какое-то время будем пытаться поддерживать это состояние.

– Вы, если не ошибаюсь, автор семи книг. Как композитор Журбин стал писателем?

– Нет, уже восьми! Вы знаете, находясь в эмиграции (хотя формально я и не являлся эмигрантом) и долго живя в этой среде, я стал пописывать в эмигрантские СМИ рецензии на театральные спектакли, на оперы. Когда их набралось довольно много, я решил написать книгу. Моя первая книга называлась «Как это делалось в Америке», и это – аллюзия названия известного рассказа Бабеля «Как это делалось в Одессе». Но так назывался и мой американский спектакль по Бабелю, который шел в «Wallstreet Theatre» под названием «How It Was Done in Odessa». В книге я откровенно рассказал о своем опыте в Америке, описал, с одной стороны, какие-то очень горькие стороны моей жизни, с другой стороны – очень светлые и оптимистические. Потом мне понравилось, и людям тоже понравилось, книгу покупали, читали, поэтому я написал вторую, третью книгу и т. д. Сейчас у меня на полке стоят мои восемь книг, а скоро появится и девятая.

– Но у вас есть и опыт телеведущего. Речь идет о проекте «Александр Журбин. Мелодии на память».

– Сначала я был телеведущим в США: у меня там была своя программа на канале RTN – Russian Television Network. Потом приехал в Москву, и меня пригласили участвовать в проекте «Александр Журбин. Мелодии на память» на канале «НТВ-МИР». Его смотрели все русскоязычные иммигранты, живущие в США, Германии, Израиле и Австралии. Это был очень удачный проект, который, к сожалению, закончился, но я очень горжусь, что вел эту программу.

– Вы – член Общественного совета Российского еврейского конгресса. В чем заключается ваша работа в этой организации?

– Это чисто общественная работа, меня просто приглашают на разные заседания и совещания и, конечно, на концерты и еврейские праздники. Теперь я в этом уже хорошо разбираюсь, и если раньше я вообще не посещал синагогу, то сейчас меня приглашают в три крупные синагоги Москвы, а у каждой еврейской общины есть свой совет. Я, как ни странно, вхожу в общественные советы всех трех общин, потому что, как выяснилось, не так много есть известных евреев, оставшихся при этом нормальными людьми. Меня туда приглашают, и я очень рад. А на каждый еврейский праздник мы встречаемся с огромным количеством людей, нам это очень нравится, и нас в этих организациях тоже очень любят.

– Расскажите, пожалуйста, о вашей жене.

– С удовольствием. Моя жена Ирина Гинзбург-Журбина – потрясающая женщина, умная, талантливая и очень красивая. Она – дочь знаменитого переводчика и публициста Льва Гинзбурга, сама переводчик и поэт, автор нескольких книг. Мы с ней вместе пишем песни, вместе выступаем, она прекрасно поет. Ира прекрасно и свободно говорит по-немецки. Мне очень повезло с женой: мы вместе уже 42-й год.

– Ваш сын Лев стал музыкантом. Вы сами хотели, чтобы он продолжил музыкальную династию?

– Безусловно, я этого хотел и начал учить Лёву играть на скрипке с четырех лет. Он с детства был окружен музыкой и вырос в замечательного музыканта. В США Лев пишет музыку для кино, театра и разных концертных исполнителей. Я очень горжусь, что мы воспитали такого замечательного сына.

– Традиционный вопрос: ваши планы на ближайшее будущее?

– В ближайшем будущем – в июне – я собираюсь вместе с супругой приехать в Германию. На 20 июня у меня запланирован концерт в Берлине, в «Русском доме». Кроме того, будет еще несколько концертов и в окрестностях Берлина. Поэтому я всех ваших читателей, естественно, приглашаю на эти концерты.

Беседовал Евгений КУДРЯЦ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Оркестры акустических и живых систем

Оркестры акустических и живых систем

С 15 по 24 марта пройдет MaerzMusik

Память о замученных в Треблинке

Память о замученных в Треблинке

Исполнилась мечта Самуэля Вилленберга

Исследовательница «зубов дракона»

Исследовательница «зубов дракона»

Пять лет назад не стало Майи Туровской

«Лучшее образование в кино – это делать его»

«Лучшее образование в кино – это делать его»

25 лет назад скончался Стэнли Кубрик

«Судил меня Бог, и щадил меня Бог…»

«Судил меня Бог, и щадил меня Бог…»

Десять лет назад умерла Инна Лиснянская

«Всегда работал для своего читателя...»

«Всегда работал для своего читателя...»

Беседа с Леонидом Белоцерковским

Наверстывая упущенное, открывая новое

Наверстывая упущенное, открывая новое

Гидон Кремер записал новый диск

Легко ли быть гуманистом

Легко ли быть гуманистом

Пьеса Майи Арад Ясур, написанная сразу после атаки ХАМАСa

Миньян Тони Кёртиса

Миньян Тони Кёртиса

65 лет назад в прокат вышла картина «В джазе только девушки»

Бог, которого не было

Бог, которого не было

Галиция

Галиция

Специалист по Пиросмани

Специалист по Пиросмани

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!