Я б в полицию пошел...

Как израильские правоохранители борются с кадровым дефицитом

Израильской полиции приходится работать и там, где другие люди отдыхают© JACK GUEZ / AFP

Согласно последним исследованиям общественного мнения, уровень доверия к полиции в израильском обществе резко снизился, как, впрочем, и престижность службы в ней. Такая ситуация неминуемо должна была привести к сложностям с призывом молодежи в ряды полиции и породить проблемы с правопорядком в стране. О том, как израильская правоохранительная система решает эту проблему и чем собирается привлечь новое поколение к службе в ее рядах, мы поговорили с начальником департамента полиции Израиля по набору новых сотрудников, полковником Меиром Минкером.

 

– Господин Минкер, для начала расскажите немного о себе. Судя по фамилии, корни вашей семьи из России?

– Нет, мой отец родился в Польше, но в годы Второй мировой войны на какое-то время действительно оказался в России. Позже он каким-то образом попал в Марокко, служил в Иностранном легионе, был отчислен оттуда за то, что убил кого-то. Затем отец перебрался в Израиль и женился на моей матери – новой репатриантке из Марокко. Так что я действительно выходец из семьи репатриантов, здесь вы не ошиблись. Ну а карьеру в полиции я начал со срочной службы в рядах МАГАВа (пограничная полиция, военизированное подразделение полиции Израиля. – Ред.). По ее окончании остался на сверхсрочной, окончил офицерские курсы, постепенно делал карьеру, а в 2015 г. перешел в «синюю» полицию и около трех лет назад возглавил департамент, который занимается набором новых сотрудников в ряды полиции.

– В последнее время было немало публикаций о том, что полиция испытывает кадровый кризис: молодежь отнюдь не стремится пополнить ряды блюстителей порядка, в то же время многие кадровые полицейские подают в отставку, не дослужив до пенсии, не говоря уже о тех, кто достиг пенсионного возраста.

– Что тут скажешь… Проблема существует, и в поисках ее решения мы сталкиваемся с целым комплексом проблем. Главными из них, на мой взгляд, являются две: во-первых, резкое ухудшение имиджа полиции в глазах общества, что делает работу полицейского все менее престижной, а во-вторых, зарплата, которую получают те, кто выбирает этот путь. Сегодня молодым людям не так уж сложно найти работу с начальной зарплатой в 9–10 тыс. шекелей, причем на которой им не придется время от времени подвергать себя опасности, а порой и рисковать жизнью. Отработав свои 8–9 часов в день, они спокойно отправляются отдыхать и развлекаться, и никто не станет будить их посреди ночи срочным вызовом. Тех же, кто поступает на службу в полицию, неминуемо ждет ненормированный рабочий день и очень высокий уровень физической, эмоциональной и моральной нагрузки. И все это за весьма скромную зарплату, которую с трудом можно назвать достойной.

Люди моего поколения, которое вступало в жизнь лет 30 назад, почти не думали о каких-то материальных выгодах. Мы шли в армию, МАГАВ и полицию, движимые высокими идеалами, жаждой романтики, желанием послужить обществу. Должен заметить, что у нынешних молодых тоже есть и жажда романтики, и желание послужить обществу, но одновременно они хотят, чтобы работа обеспечивала им материальное благополучие, такой же уровень достатка, что и у остальных их сверстников. И если вы спросите, кто, на мой взгляд, больше прав – мы или они, я вам отвечу: они! Потому что рано или поздно у тебя появляется семья, которую надо обеспечивать, и по мере ее роста увеличиваются и потребности. То, что ты хочешь служить людям и обществу, никак не противоречит твоему желанию хорошо зарабатывать. В самом таком желании нет ничего постыдного, напротив, оно вполне нормально. Вот почему я очень надеюсь, что новое правительство выделит бюджет и на увеличение штата полиции, и на повышение зарплат, прежде всего, нижнего состава. Это позволит нам ликвидировать возникший кадровый дефицит за счет привлечения на службу самых достойных кандидатов, что будет способствовать и росту престижности профессии полицейского.

– Сколько именно сотрудников недостает сейчас в рядах полиции?

– Базовая идея, на которой всегда строилась работа израильской полиции, заключается в том, что маленькой стране нужна небольшая, но эффективная полиция. Поэтому многие годы численность личного состава правоохранительных органов оставалась неизменной – 30 тыс. человек. Но следует понять, что существует предел, в рамках которого полиция может оставаться эффективной. За последние годы население страны существенно выросло, в то время как численность полиции осталась неизменной. Это означает, что значительно возросла нагрузка на правоохранительную систему, а качество работы, предоставляемых населению услуг ухудшилось. В последние годы Минфин выделил бюджет на создание 1250 новых ставок полицейских; по его оценке, необходимо выделить деньги еще на такое же число новых кадров. Но я убежден, что для обеспечения полноценной работы необходимо довести численность полицейских хотя бы до 35 тыс. человек. Так что главная битва за увеличение нашего бюджета еще впереди.

– Как сегодня ведется реклама о наборе в полицию? Раньше я, помнится, видел объявления в газетах, слышал по радио или телевидению, но последнее время они исчезли...

– Современная молодежь не читает газеты, да и телевизор почти не смотрит. Поэтому основной упор мы делаем на Facebook, Instagram и другие социальные сети. Правда, в эти дни, когда идет чемпионат мира по футболу, молодежь телевизор как раз смотрит, и потому мы вложили немалые средства в рекламную кампанию, проводимую по 11-му каналу. Но реклама – лишь один из трех основных способов привлечения к нам на работу. Не меньшую роль играет метод «друг приводит друга» – когда молодые полицейские рассказывают приятелям, чем им приходится заниматься на работе, это нередко звучит так привлекательно, что те решают попробовать. Наконец, нередко профессия полицейского передается в семье от одного поколения к другому. У нас немало настоящих семейных династий, семей, в которых братья и сестры, а иногда и их супруги служат в полиции. Причем зачастую речь идет о людях с очень высокой мотивацией, которые воспринимают службу, не побоюсь этого слова, как миссию.

– Как проводится отбор новых полицейских? Кто и как решает, подходит ли человек для такой работы?

– Прием на службу в полицию осуществляется в несколько этапов. Начинается все с заполнения анкеты, которая включает в себя примерно 50 вопросов. В том числе, разумеется, и вопросов о том, чем человек занимался в прошлом, что побудило его искать место в полиции – идеалы или материальные соображения, и т. д. Кстати, я считаю наиболее предпочтительным вариантом, когда человеком движет и то и другое. Чистые романтики могут очень быстро «сгореть», а чистые прагматики – так же скоро понять, что могут зарабатывать куда лучше в другом месте.

На следующем этапе начинаются тесты и экзамены – на состояние здоровья, когнитивные способности, физическую подготовку, психологическую устойчивость, способность к интеракции с людьми и т. д. И, наконец, все материалы передаются психологу, за которым обычно и остается последнее слово в вопросе, подходит нам этот кандидат или нет.

– Насколько ответ на этот вопрос может зависеть от прошлых «грехов» человека, если таковые имеются?

– Это смотря какие «грехи». К примеру, если на службу просится человек, который в школе был уличен в мелком воровстве и позже не раз попадался на кражах, участвовал в тех или иных криминальных инцидентах, то понятно, что нам с ним вряд ли по пути. Но если, допустим, в 15 лет он попал в полицию за мелкую кражу, а в последующие 7–8 лет не был замечен ни в чем предосудительном, то на тот давний случай вполне можно закрыть глаза. Но главный акцент делается все же на тесты, призванные выявить личные качества кандидата: нет ли у него склонности к насилию, какие у него моральные установки и т. п. Значит ли это, что мы никогда не допускаем ошибок в своих оценках? Увы, нет. Ошибки случаются, причем порой очень серьезные. Примером такой ошибки может служить полицейский Амир Раз, которого сейчас судят за убийство жены Дианы Дадабаевой. Были у нас, как известно, и другие не менее трагические ошибки. Они, безусловно, наносят тяжелый удар по имиджу полиции, по доверию к нам со стороны населения. Частным работодателям легче: когда кто-то из них принял на работу не того сотрудника, он просто его уволит – и вся недолга. У нас же один полицейский, запятнавший свое имя тем или иным проступком или даже просто проявивший отсутствие профессионализма, бросает тень на всех коллег. А когда люди перестают нам доверять, верить в наш профессионализм, это очень сильно затрудняет работy. Особенно с учетом кадрового дефицита.

– Возвращаясь к проблеме кадрового дефицита: если, как вы сами говорите, зарплата полицейских, особенно в начале службы, невысока, то чем вы можете привлечь молодежь?

– Ну, во-первых, есть немало людей, для которых упомянутое выше желание послужить обществу – не просто слова, они словно рождены для этого и рано или поздно оказываются у нас. Во-вторых, у нас чертовски интересная работа! Трудно передать чувство удовлетворения, которое испытываешь, раскрыв то или иное запутанное дело, выйдя на след разыскиваемого преступника и т. п. Кроме того, добросовестная служба гарантирует работу до пенсии, с хорошими социальными условиями и огромными перспективами карьерного роста – в буквальном смысле слова от рядового до генерала. Все это не так уж и мало. Осталось, как я сказал, только повысить зарплаты, и погоны полицейского станут привлекательными для многих юношей и девушек, обдумывающих будущее.

– Существуют ли некие специальные установки по набору в ряды полиции представителей харедим, эфиопской и арабской общины?

– Да, безусловно. Нам невероятно важно, чтобы в полиции были пропорционально представлены все слои и группы населения. Когда житель Бней-Брака встречает полицейского в кипе, он относится к нему совершенно иначе, чем к его светскому коллеге: полиция начинает ощущаться им как дружественная структура, и, соответственно, он ей куда больше доверяет. То же можно сказать и о представителях других общин и национальных меньшинств.

– Несколько лет назад много говорилось о необходимости увеличить число сотрудников-арабов в рядах полиции. Насколько вы преуспели на этом пути?

– Вовлечение членов арабской общины в работу всех государственных структур, включая полицию, – задача общенациональной важности, и она постепенно решается. В то же время, как я уже сказал, не каждый человек может стать полицейским, а в арабском секторе с этим связаны определенные сложности. Кандидат, как и все остальные, проходит тщательную проверку системой безопасности, у него не должно быть уголовного прошлого, он обязан владеть на хорошем уровне ивритом. Соблюсти все эти условия очень непросто. Но у нас, безусловно, есть успехи в деле привлечения на работу целевых групп населения, например харедим и выходцев из Эфиопии. Только в 2022 г. мы приняли на службу 300 ультрарелигиозных, это очень большая цифра, особенно если учесть, что большинство из новичков не учило в школе те предметы, что учили мы с вами, и не служило в армии. То есть для них надо было продумывать совершенно иную систему приема и тестирования. Повторю, мы хотим видеть в рядах полиции всех, кто подходит для нашей службы: светских, религиозных, ультраортодоксов, арабов, «эфиопов», старожилов, новых репатриантов. И если для какой-то группы надо сделать при призыве в полицию какие-то послабления, мы их сделаем. А для представителей этих общин служба в полиции – отличная возможность послужить на благо своей общины, сделать для нее что-то позитивное.

Следует помнить, что полиция – как воздух: ее не обязательно замечать, но она должна заполнять все общественное пространство, присутствовать среди всех слоев общества. Там, где нет полиции, образуется опасный вакуум, и последствия этого не заставляют себя ждать, чему мы не раз были свидетелями.

– Кстати, a для репатриантов из бывшего СССР есть послабления при прохождении приемных тестов?

– Да, конечно. Мы учитываем, что многие из них еще недостаточно освоили иврит, не так быстро читают и пишут на нем, как сабры, поэтому даем им дополнительное время при заполнении анкеты и сдачи экзамена. Конечно, мы хотим, чтобы выходцы из СССР–СНГ стремились влиться в наши ряды, они прекрасно зарекомендовали себя во всех сферах жизни. Сегодня в рядах полиции служат сотни и сотни старожилов и репатриантов из постсоветского пространства, в массе своей они хорошо образованны, необычайно добросовестны, исполнительны, креативны и успешно продвигаются по службе. Одновременно они, безусловно, являются мостом, который соединяет правоохранительные органы с русскоговорящим населением страны.

– Какие изменения в процессе мобилизации на службу в полиции планируется произвести в ближайшее время?

– Прежде всего, я добился значительного ускорения этого процесса. Сейчас курс подготовки полицейского рассчитан на три месяца, но я думаю, что хватит и полутора. Ведь у нового поколения куда меньше терпения, чем у предыдущих, к тому же современные технологии позволяют значительно сократить время обучения без ущерба для качества.

 

Беседовал Петр ЛЮКИМСОН

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Негативная симптоматика

Негативная симптоматика

Что в США не понимают об израильтянах, сражающихся за свою жизнь

Что в США не понимают об израильтянах, сражающихся за свою жизнь

Как антисемитизм внедряют в ДНК партии

Как антисемитизм внедряют в ДНК партии

Риторика демократов принимает опасный для евреев оборот

Умер-Шумер, лишь бы пургу не гнал

Умер-Шумер, лишь бы пургу не гнал

Террористы, возможно, не победили в Израиле, но победили в Демократической партии

Диктатура «нашей демократии»

Диктатура «нашей демократии»

Преимущество Байдена на выборах 2024 г.

Год выбора

Год выбора

Большинство американцев понимает, что правительство ведет страну не туда

Он обещал вернуться…

Он обещал вернуться…

Феномен Трампа и немецкие страхи

Что бы сделал Дональд?

Что бы сделал Дональд?

Учиться терроризму настоящим образом

Учиться терроризму настоящим образом

Античеловечная ось ЮАР–ХАМАС–Иран в действии

«Освобождение» от Холокоста

«Освобождение» от Холокоста

Постановление школьного совета в Вирджинии вызвало дискуссию

Гаснущий «светофор»

Гаснущий «светофор»

Альянс между СДПГ, «зелеными» и СвДП уже не функционирует

Выстрел себе в ногу

Выстрел себе в ногу

В глобальных конфликтах всегда есть агрессор и жертва. Германия – и то и другое в одном лице

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!