Когда страна прикажет быть сексотом…

Уже приказала. Станут ли ее жители «стучать» более усердно?

В последние годы Германии нечем особо хвастаться, кроме кaк разбазариваниeм своего богатства и уничтожениeм своих прошлых достижений под лозунгом «спасения планеты». Самое время думать о том, как – по примеру Путина – заставить несогласных с этим курсом держать язык за зубами (хотя, по данным опросов, и так уже более половины жителей страны не рискуют открыто высказывать свое мнение). В частности, опасаясь доносов. Принятый недавно закон весьма облегчает эту практику.

Собственно, об этом весь мир уже предупреждал Оруэлл, а конкретно Германию – гэдээровская правозащитница Бэрбель Болай, которая предсказывала возврат в ФРГ методов коммунистической диктатуры и писала: «Они будут немного адаптированы, с тем чтобы соответствовать свободному западному обществу. Нарушителей порядка не обязательно будут арестовывать. Есть и более тонкие способы сделать человека безвредным. Но тайные запреты, слежка, подозрения, страх, изоляция и остракизм, клеймо и намордник для тех, кто не соответствует, – всё это вернется, поверьте мне. Будут созданы институты, которые будут работать гораздо эффективнее, гораздо более тонко, чем Штази. Вернется и постоянная ложь, дезинформация, туман, в котором всё теряет свои очертания».

 

Вслед за генеральным наступлением на гарантированные Основным законом свободы в ходе пандемии «короны» и ограничения свободы выражения мнений путем ужесточения пункта уголовного законодательства о подстрекательстве к возбуждению ненависти, следующий удар ниже пояса по верховенству закона был нанесен с принятием 16 декабря 2022 г. Закона о защите информаторов (Hinweisgeberschutzgesetz, HinSchG). Еще до введения несовместимого с понятием правового государства, но планируемого МВД ФРГ обратного бремени доказывания вины в дисциплинарном законодательстве и законодательстве о госслужбе.

Закон о защите информаторов, который почти никем не обсуждался, в значительной степени устраняет фундаментальный столп правового государства, а именно – профессиональную обязанность соблюдать конфиденциальность. В будущем каждый, кто посещает налогового консультанта, бухгалтера, социального работника или педагога, профессионального психолога, консультанта по вопросам брака, семьи, молодежи, образования или наркотических зависимостей, должен опасаться того, что эти люди будут сообщать о любых нарушениях закона.

 

Молчание как профессиональный принцип

До сих пор обязанность соблюдать конфиденциальность сообщенной им информации запрещала представителям этих профессий разглашать доверенную им или ставшую им известной информацию третьим лицам (даже родственникам или представителям власти). Она служит основой функционирования упомянутых профессий и способствует созданию доверительных отношений между профессионалом и его клиентом/пациентом/доверителем. Как следствие общего права личности и права на информационное самоопределение, она также имеет конституционный статус – по крайней мере, таково было общее мнение юристов до сих пор. Нарушение этой обязанности ранее каралось согласно § 203 Уголовного кодекса ФРГ и могло вести к потере права на работу по профессии.

В будущем HinSchG прямо разрешает нарушение обязанности соблюдать конфиденциальность (см. § 6) без угрозы наказания и потери профессиональной лицензии. Исключения теперь существуют только для некоторых профессиональных групп, таких как адвокаты, нотариусы, врачи и аптекари (см. абз. 5 § 2 HinSchG).

 

Доносительство как новое право «гражданина»

Предпосылкой для возникновения у обладателя профессиональной тайны права на донос является лишь «наличие достаточных оснований полагать, что разглашение информации специальным ведомствам необходимо для выявления нарушения» уголовных положений, некоторых положений о штрафах, а также обширного каталога прочих положений (см. п. 3 § 2 подпункты a–t HinSchG). Формулировка («достаточные основания полагать») настолько расплывчата, что это требование практически всегда будет выполнено. Кроме того, достаточно обоснованных подозрений в нарушении закона. Даже достаточно, если существует большая вероятность того, что нарушения будут иметь место в будущем (см. абз. 3 § 3 HinSchG).

В будущем никто не может быть уверен, что на него не донесут люди, которым он доверяет. Если, например, налоговый консультант (или его сотрудник) видит или считает, что видит из документов, что клиент больше не платит алименты (при определенных условиях это является уголовным преступлением) или уклоняется от уплаты налогов, то прежде такой налоговый консультант должен был молчать под угрозой судебного преследования. В будущем, однако, клиент должен ожидать, что его собственный налоговый консультант или его сотрудник будет сообщать об этом «куда надо». Более того, это может сделать и компьютерный специалист, обслуживающий налогового консультанта, и даже его уполномоченный по защите персональных данных, если они считают, что клиент налогового консультанта нарушил закон. Получив подобное заявление, соответствующее ведомство может направить его в компетентный (правоохранительный) орган (см. § 9 HinSchG).

Это относится и к прочим упомянутым профессиональным группам. Прежде, например, человек, который, находясь под опекой, рассказывал своему социальному работнику или консультанту по вопросам зависимости, что он совершал уголовные преступления для финансирования своей зависимости, мог рассчитывать на то, что консультант не будет сообщать об этом. Точно так же тот, кто сообщал об уголовном преступлении или другом нарушении закона в ходе профессионального психологического консультирования или консультанту по вопросам брака, мог быть вполне уверенным в том, что об этом никто не узнает. В будущем придется полагаться на добрую волю консультанта и его сотрудников.

Но это еще не всё. До сих пор налоговый консультант не мог выступать свидетелем в суде без согласия клиента. Это право хотя и остается в силе, но оно обесценено. Потому что в будущем вместо специалиста, обязанного хранить молчание, в качестве уличающих свидетелей полученной им информации сотрудники ведомства по сбору доносов могут заслушать сотрудника такого специалиста. И, так сказать, вишенка на торте для всех профессионалов (не только налоговых консультантов): ненавязчивое упоминание походя о существовании подобного ведомства и возможности контактов с ним может заставить многих клиентов, не желающих платить, серьезно задуматься о том, не лучше ли отбросить свои возражения по поводу размера гонорара.

 

Молчание превращенных в ягнят

Столь серьезное посягательство на доверительные отношения между профессионалом и его клиентом должно было вызвать громкие протесты и сопротивление со стороны соответствующих профессиональных организаций. Федеральная палата налоговых консультантов и Институт аудиторов хотя и выступили с формальным заявлением и потребовали уравнять налоговых консультантов и аудиторов с адвокатами и освободить их от обязанности следовать этому закону, но тeм и ограничились. Это показывает, насколько далеко продвинулась в обществе готовность отказаться от своих прав. Гильдия юридических блогеров хотя и объясняет содержание закона и его последствия для компаний, но при этом предпочитает не распространяться о том, какой удар он наносит по верховенству закона. В Бундестаге этот вопрос подняла лишь AfD, но – что неудивительно – безуспешно.

 

Тайну исповеди – туда же

Церковь также хранит молчание и безропотно принимает тот факт, что Законом о защите осведомителей отменена тайна исповеди. Священник и прежде не подлежал судебному преследованию за ее разглашение, но он мог быть наказан Церковью отлучением (высшая мера церковного наказания) и потерей сана. Эти санкции против священников больше не совместимы с HinSchG и поэтому неприемлемы. Может ли Церковь продолжать применять эти санкции, ссылаясь на международное право (в Конкордате тайна исповеди защищена), неясно. Те, кто исповедуется, в настоящее время не могут на это рассчитывать.

В этом контексте уместна ссылка на принятое одновременно с законом предложение правящих партий с призывом «изучить возможность предоставления финансовой поддержки лицам, сообщающим о нарушениях». Чтобы сократить обсуждение, предлагаю платить 30 сребреников. Проверено на практике.

 

Яд для гражданского общества

Итог таков: как всегда, когда лица, принимающие политические решения, хотят привести в исполнение плохие намерения, выдвигается «правильная» причина. На самом деле, Закон о защите осведомителей должен быть направлен на защиту лиц, которые раскрывают правонарушения в компаниях и органах власти. Но новый закон значительно превышает эту цель. С одной стороны, поскольку его положение (не обсуждаемое в данной статье) о том, что коллеги могут доносить на госслужащих даже при отсутствии каких-либо нарушений закона, не имеет ничего общего с этой целью. С другой стороны, поскольку – как было описано – неотъемлемый основной элемент верховенства права в значительной степени ликвидирован вместе с обязанностью соблюдать конфиденциальность.

Новый закон не заставляет никого доносить. Ни один налоговый консультант, профессиональный психолог, социальный работник, консультант по вопросам брака или зависимости либо священник не должен нарушать свой долг конфиденциальности. Точно так же, как ни один чиновник не обязан доносить на своих коллег. Но каждый имеет на это право. А те, кто это делает, в будущем не рискуют попасть под санкции. Невозможность узнать, достоин ли специалист, которому человек доверил себя как клиента, этого доверия и постоянная необходимость считаться с осуждением со стороны своего коллеги – это яд, способствующий разрушению того, что осталось от гражданского общества в Германии. В своей конкретной форме Закон о защите осведомителей является поистине разрушительным.

 

Ансгар НОЙХОФ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Негативная симптоматика

Негативная симптоматика

Что в США не понимают об израильтянах, сражающихся за свою жизнь

Что в США не понимают об израильтянах, сражающихся за свою жизнь

Как антисемитизм внедряют в ДНК партии

Как антисемитизм внедряют в ДНК партии

Риторика демократов принимает опасный для евреев оборот

Умер-Шумер, лишь бы пургу не гнал

Умер-Шумер, лишь бы пургу не гнал

Террористы, возможно, не победили в Израиле, но победили в Демократической партии

Диктатура «нашей демократии»

Диктатура «нашей демократии»

Преимущество Байдена на выборах 2024 г.

Год выбора

Год выбора

Большинство американцев понимает, что правительство ведет страну не туда

Он обещал вернуться…

Он обещал вернуться…

Феномен Трампа и немецкие страхи

Что бы сделал Дональд?

Что бы сделал Дональд?

Учиться терроризму настоящим образом

Учиться терроризму настоящим образом

Античеловечная ось ЮАР–ХАМАС–Иран в действии

«Освобождение» от Холокоста

«Освобождение» от Холокоста

Постановление школьного совета в Вирджинии вызвало дискуссию

Гаснущий «светофор»

Гаснущий «светофор»

Альянс между СДПГ, «зелеными» и СвДП уже не функционирует

Выстрел себе в ногу

Выстрел себе в ногу

В глобальных конфликтах всегда есть агрессор и жертва. Германия – и то и другое в одном лице

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!