Изгой, игрок, министр

Кто такой Итамар Бен-Гвир

© Menahem KAHANA / AFP

Летом 2014 г., в разгар операции «Несокрушимая скала», когда мы не вылезали из эфиров (автор – главный редактор израильского Девятого канала. – Ред.), выпало мне подводить итоги дня с 9 до 11 вечера. Это тяжелая смена, когда устали все: мы – от рабочего напряжения, зрители – от новостей и телевизора, Израиль – от войны… Короче, хочется закончить – и домой. Перед эфиром наша сотрудница (сегодня – советница депутата Кнессета) сказала мне, что пригласила к нам Итамара Бен-Гвира. Я был злой и уставший, и последнее, чего мне хотелось (после очередного дня боев в Газе и похорон наших солдат), – это слушать лозунги о том, как на самом деле просто решается арабо-израильский конфликт. Я помню, что интервью было жестким. А Бен-Гвир при этом улыбался. Гасил негатив и упорно говорил свое (от чего я, кажется, еще больше раздражался). В общем, это было плохое интервью. Мы закончили говорить, он подошел ко мне во время рекламы, пожал руку, поблагодарил за беседу и сказал: «Я думал, что будет жестче». Дал номер своего телефона и пообещал прийти к нам еще.

С тех пор я беседовал с ним неоднократно, и каждый раз его ответы на мои вопросы сопровождались улыбкой. Которая как бы говорила, что Итамар Бен-Гвир – не тот, каким его считают. И это действительно вопрос: кто он? и кем его считают?

Это история поразительного взлета маргинала израильской политики… и одной фотографии, которая висела в салоне его дома на протяжении 20 лет.

 

Изгой

Принято считать, что в радикальные группы приходят с улицы. Подростки из необеспеченных семей находят так себе авторитетных лидеров. Итамар Бен-Гвир родился в обеспеченной светской семье курдских евреев в Мевасерет-Ционе. В 16 лет он пошел на демонстрацию протеста против первой «интифады» – и с этого момента началась его история. Став молодежным координатором движения КАХ, он был арестован впервые в возрасте 19 лет. Это было время демонстраций против Рабина и Осло. Существует аудиозапись того, как Итамар Бен-Гвир дает распоряжение написать плакаты с лозунгом «Рабин – предатель».

В армию Бен-Гвира не призвали из-за связей с радикалами. Что только подтолкнуло его идти дальше. За несколько недель до убийства Рабина кто-то сорвал эмблему с премьерского «кадиллака». Бен-Гвир появился с этой эмблемой перед телекамерами и произнес: «Мы добрались до его автомобиля, доберемся и до него». Так он сделал первый для себя важный вывод: помимо участия в демонстрациях, нужно привлекать внимание СМИ.

Более 50 «приводов» в полицию по обвинению в подстрекательстве к насилию. Более 40 оправданий за недостаточностью доказательств. Бен-Гвир часто сопровождал активистов из «Молодежи холмов» в судах. Настолько часто, что однажды, как утверждает он сам, судья Аарон Барак обратился к нему прямо во время суда: «Господин Бен-Гвир, почему бы вам не пойти изучать юриспруденцию?».

И Бен-Гвир стал юристом, окончив колледж и преодолев сопротивление израильской Юрколлегии: он получил лицензию только после того, как сам был оправдан по трем уголовным делам. Это был вывод номер два: адвокатская мантия дает больше возможностей, чем плакаты и камни в руках.

Например, возможность стать парламентским помощником депутата Михаэля Бен-Ари. Может быть, именно тогда, в коридорах Кнессета, Бен-Гвир и подумал, что он тоже может. Ведь он понимал свою силу: «человек народа», легко идет на контакт, в общении с ним нет ощущения дистанции. И он очень хорошо знает «поле» – не в предвыборный период, когда о нем вспоминают все остальные политики, а всегда. Он вырос в этом поле.

Он же прекрасно понимал, что, несмотря на все эти преимущества, политик по имени Итамар Бен-Гвир остается аутсайдером. Потому что нельзя стереть из биографии участие в движении КАХ. А фотографию одного из членов этого движения, Баруха Гольд–штейна, которая висела в его доме, он упорно отказывался снимать.

 

Игрок

Лед тронулся в 2019 г., когда Нетаньяху понял, что теряет «умеренных правых». Бен-Гвир перестал быть «изгоем», но и полноправным участником игры он еще не стал. В апреле 2019-го в составе «Объединения правых сил» Бен-Гвир был на седьмом месте (после того, как его бывшего шефа Михаэля Бен-Ари сняли с выборов). Но список Рафи Переца набрал тогда всего пять мандатов.

В сентябре 2019-го Бен-Гвир договаривался уже с Беннетом и Шакед. Беннет потребовал от него убрать фотографию Баруха Гольдшейна. Бен-Гвир отказался, как отказался и от восьмого – непроходного – места в списке. Он решил баллотироваться сам и, к удивлению многих, набрал почти 84 тыс. голосов.

В марте 2020-го он снова объединился с «Еврейским домом» Рафи Переца, но в последний момент тот ушел в «Ямину» к Беннету и Шакед, оставив Бен-Гвира за бортом. Несмотря на то, что под давлением Беннета Бен-Гвир все-таки убрал ту самую фотографию Гольдштейна. Маневр Переца стал для него «ножом в спину». Бен-Гвир вновь решил баллотироваться самостоятельно – только в этот раз его партия набрала чуть более 19 тыс. голосов. «Я хочу домой», – сказал он тогда.

Казалось бы, его карьера закончена. Но сколько раз бывало так, что неожиданный взлет следовал за тяжелым и болезненным падением? На четвертых выборах Бен-Гвир объединяется со Смотричем, и их список набирает шесть мандатов. Итамaр Бен-Гвир в Кнессете. В оппозиции.

13 июня 2021 г. я работал в Кнессете на прямых эфирах. 36-е правительство Израиля готовилось принести присягу. В 16.08 избранный премьер Нафтали Беннет поднялся на трибуну, чтобы произнести речь. Но он не смог сказать и двух слов – ему не дали. Выступление Беннета сопровождалось громкими выкриками, неоднократно прерывалось, депутатов от оппозиции выводили из зала заседаний. Одним из главных нарушителей регламента был Бен-Гвир.

И это был его третий вывод: путь во власть начинается с оппозиции – если правильно использовать момент. Момент был удобный: за месяц до того Израиль начал очередную войну с ХАМАСом в Газе. Но операция «Страж стен» была другой войной: тогда, кроме обстрелов, были еще и беспорядки в «смешанных городах».

Бен-Гвир совершенно правильно для себя понял, что пульс конфликта – это не Газа или Хеврон. Это Рамле, Лод и Акко. Погромы внушают страх и отзываются в генетической памяти. Чувство незащищенности компенсируется решимостью навести порядок («Бен-Гвир придет…»). На выборах 2022-го за него проголосовал каждый пятый солдат ЦАХАЛа.

Ему наконец-то поверили – что привело к сенсационным 14 мандатам «Религиозных сионистов». Коалиционные переговоры с Биньямином Нетаньяху (который незадолго до этого отказывался фотографироваться вместе с ним и Смотричем у себя на вилле в Кейсарии) Итамар Бен-Гвир вел уже на равных. И стал министром внутренней безопасности с расширенными полномочиями.

 

Министр

Вторая трагедия в жизни человека – добиться исполнения собственных желаний. Итамар Бен-Гвир находится сейчас на перекрестке событий. Он достиг своей цели, но теперь ему нужно платить по счетам. Каким министром он будет? Какими будут его отношения с генинспектором полиции? Рядом с фотографией Баруха Гольдштейна все эти годы висел – и продолжает оставаться на своем месте – рисунок иерусалимского Храма. Что произойдет, когда министр Бен-Гвир поднимется на Храмовую гору?

Итамар Бен-Гвир так бы и остался политическим маргиналом, если бы не сдвинулся со своего правого периферийного фланга в сторону сегодняшнего мейнстрима – израильского центра. Можно сказать, что Бен-Гвир пошел навстречу консенсусу. Но и консенсус пошел навстречу Бен-Гвиру: система сдвинулась вправо, а ему самому теперь придется бороться с преступностью и насилием на дорогах. Ему придется отстаивать интересы полиции – той самой, которая арестовывала его более 50 раз. Ему предстоит выдержать самый сложный экзамен – действиями.

И самый главный вопрос: кто в итоге окажется сильнее? Итамар Бен-Гвир – каким он был в прошлом, или Итамар Бен-Гвир – каким он, возможно, видит себя в будущем?

 

Дмитрий ДУБОВ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Негативная симптоматика

Негативная симптоматика

Что в США не понимают об израильтянах, сражающихся за свою жизнь

Что в США не понимают об израильтянах, сражающихся за свою жизнь

Как антисемитизм внедряют в ДНК партии

Как антисемитизм внедряют в ДНК партии

Риторика демократов принимает опасный для евреев оборот

Умер-Шумер, лишь бы пургу не гнал

Умер-Шумер, лишь бы пургу не гнал

Террористы, возможно, не победили в Израиле, но победили в Демократической партии

Диктатура «нашей демократии»

Диктатура «нашей демократии»

Преимущество Байдена на выборах 2024 г.

Год выбора

Год выбора

Большинство американцев понимает, что правительство ведет страну не туда

Он обещал вернуться…

Он обещал вернуться…

Феномен Трампа и немецкие страхи

Что бы сделал Дональд?

Что бы сделал Дональд?

Учиться терроризму настоящим образом

Учиться терроризму настоящим образом

Античеловечная ось ЮАР–ХАМАС–Иран в действии

«Освобождение» от Холокоста

«Освобождение» от Холокоста

Постановление школьного совета в Вирджинии вызвало дискуссию

Гаснущий «светофор»

Гаснущий «светофор»

Альянс между СДПГ, «зелеными» и СвДП уже не функционирует

Выстрел себе в ногу

Выстрел себе в ногу

В глобальных конфликтах всегда есть агрессор и жертва. Германия – и то и другое в одном лице

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!