Пояс, дорога и много вопросов

В израильско-китайских отношениях не все так однозначно

Вагон скоростного трамвая в Тель-Авиве© WIKIMEDIA COMMONS/YNHOCKEY)

Еще в 1990-е гг. китайцы начали понимать, что Израиль быстро становится глобальным технологическим центром. Прежние холодные отношения между странами стали постепенно теплеть, и Китай начал принимать участие в развитии израильских высоких технологий, отчасти для укрепления китайской мощи на Ближнем Востоке, отчасти – для ускорения собственных инновационных разработок.

Вскоре процветающие экономические и технологические китайско-израильские отношения стали поводом для беспокойства администрации США. США рассматривают Китай как своего главного конкурента за влияние и прибыль на Ближнем Востоке, и в Вашингтоне начали раздаваться тревожные звонки. В стратегии национальной безопасности США приоритетом является «сохранение прочного конкурентного преимущества» перед Китаем. Глава британской секретной службы, упоминая деятельность Китая в области кибервой­н и шпионажа в Великобритании, недавно назвал ее главным разведывательным приоритетом ведомства. Он также не слишком лестно отозвался об инициативе президента Китая Си Цзиньпина «Пояс и дорога» (BRI), в рамках которой Китай вкладывает миллиарды в проекты развития на Ближнем Востоке и в Африке в очевидной попытке усилить свои мощь и влияние. «Долги и информационные ловушки» – таково было краткое определение.

Биньямин Нетаньяху, премьер-министр Израиля в течение 12 лет до июня 2021 г., видел это не совсем так. В тот период при его горячей поддержке израильское правительство проводило четкую политику развития экономических отношений с Китаем в области высокотехнологичных инноваций, инвестиций, инфраструктурных проектов и торговли. Нетаньяху воспринимал растущую экономику Китая как важную возможность для Израиля. Китайские компании, в основном в рамках программы BRI, участвовали в модернизации израильских портов и строительстве инфраструктуры, например скоростного трамвая в Тель-Авиве.

Несмотря на это, Израиль последовательно сохранял контроль над управлением сетями и обеспечением электроэнергией, ограничивал китайские компании в контроле над ключевыми инфраструктурами и не выпускал из рук ответственнocть за управление, обслуживание и развитие своих портов.

Линия cкоростногo трамвая в районе Тель-Авива проходит примерно в 150 м от штаб-квартиры израильской армии. Осознавая очевидный риск для безопасности, тогдашний глава службы «Шин-бет» Надав Аргаман в январе 2019 г. призвал к принятию закона о контроле за участием Китая в инфраструктурных проектах страны.

В мае 2020 г. Вашингтон официально попросил своих союзников разорвать связи с Китаем в тех областях, где существует риск для безопасности. В результате в августе 2020 г. правительство Великобритании объявило, что продукция, произведенная китайской компанией Huawei, одного из крупнейших в мире поставщиков телекоммуникационного оборудования, будет полностью удалена из британских сетей 5G к концу 2027 г. (аналогичное решение было принято и в ФРГ. – Ред.).

Медленно, возможно слишком медленно, демократические страны приходят к пониманию того, какую опасность для их национальной безопасности представляет разрешение китайским компаниям строить и эксплуатировать инфраструктурные проекты, имеющие ключевое значение для функционирования самого государства. В результате китайско-израильские отношения стали более прохладными. Ассаф Орион, директор Центра Глейзера по израильско-китайской политике, отметив, что двусторонняя торговля выросла с 50 млн  долл. в 1992 г. примерно до 15 млрд долл. в 2021 г., добавил, что «более пристальный взгляд на данные показывает, что в 2018 г. как израильский экспорт в Китай, так и китайские инвестиции в Израиль достигли своего пика. После этого они начали снижаться, а затем и вовсе остановились на одном уровне».

Израиль также предпринял шаги по согласованию своей политической позиции в отношении Китая с Вашингтоном. В конце июня 2021 г. Израиль присоединился к США в Совете по правам человека ООН, осудив бесчеловечное обращение Китая с уйгурским меньшинством и принудительное лишение его свободы. Что касается сложного вопроса о Тайване, признанном независимым государством большей частью мира, но рассматриваемом Китаем как одну из своих провинций, Израиль не смог бы оставаться нейтральным, если бы Китай решил туда вторгнуться. США, скорее всего, осудили бы Китай и ввели бы против него санкции, и Израиль, скорее всего, согласился бы с ними. Одной из причин, почему президент Китая Си до сих пор колеблется и воздерживается от принятия необратимых мер против Тайваня, вероятно, является ущерб, который это причинило бы тщательно выстраиваемой Китаем структуре силы и влияния BRI на Ближнем Востоке.

1 декабря 2022 г. вашингтонский Институт Ближнего Востока опубликовал тщательно проведенное исследование текущего состояния китайско-израильских отношений. Среди множества других вопросов в нем отмечается, что с 2019 г. благоприятное отношение к Китаю среди израильтян уменьшилось.

До того момента китайские государственные СМИ и китайские дипломаты преуспели в проникновении в израильский медиа-сектор и формировании израильского общественного мнения. Среди используемых ими средств были прямые сообщения для израильской общественности в местных газетах на иврите, а также вещание ивритского отдела Международного радио Китая, ориентированноe на израильскую аудиторию.

Настроения израильтян изменились по ряду причин, не в последнюю очередь из-за осведомленности общественности о репрессиях в Китае, неправильного поведения Пекина в отношении пандемии Covid-19, неблагоприятного освещения китайскими СМИ конфликта 2021 г. с ХАМАСом в Газе и неоднократного голосования Китая против Израиля в ООН. Но, возможно, самым впечатляющим стало поведение Пекина в отношении Ирана. Продолжая импортировать иранскую нефть, Китай снабдил Иран экономическим спасательным кругом, что привело к возможному стратегическому партнерству с режимом, нацеленным на уничтожение Израиля.

К концу 2022 г. израильтяне осознали потенциальный риск для своей национальной безопасности со стороны китайских кибертехнологий и опасность экономической зависимости. Двусторонняя торговля и инвестиции замедлились. Тем временем Израиль столкнулся с растущим давлением со стороны США, имеющим целью ограничить китайское участие в израильской экономике.

В своих недавно опубликованных мемуарах Нетаньяху описывает, по какому натянутому канату он ходил в вопросах израильско-китайских отношений. Стремясь стимулировать двусторонние китайско-израильские инвестиции, он в то же время был откровенен с китайцами по поводу своего твердого обязательства перед США ограничить военные и разведывательные технологии.

Теперь Нетаньяху снова возглавляет правительство Израиля. Как недавно отметил Институт исследований национальной безопасности, «человек, который в течение последнего десятилетия с энтузиазмом выступал за развитие отношений Израиля с Китаем, должен определить будущий путь Израиля между Китаем и США, а также между экономикой и национальной безопасностью».

 

Невиль ТЕЛЛЕР

Перевод с англ. М. Аргаман (translarium.info)

 

Автор – писатель и ближневосточный корреспондент издания Eurasia Review. Его перу принадлежит ряд книг, в том числе «Трамп и Святая земля: 2016–2020».

 

Мерси Куо, один из авторов журнала The Diplomat, регулярно обращается к мировым экспертам, практикующим политикам и стратегическим мыслителям за их оценками состояния дел в регионе Азии. В этой беседе с Роем Федером – управляющим директором APCO Worldwide в Тель-Авиве – рассматривается роль Израиля в инициативе «Пояс и дорога», а также последствия этого для Китая, Израиля и США.

 

– Какова роль Израиля в китайской инициативе «Пояс и дорога»?

– В то время как передовые технологии и инновации были основой, на которой в последние годы процветали отношения между Китаем и Израилем, другие сектора экономики страны должны в будущем еще больше определять долгосрочные экономические и политические отношения между странами. Израиль занял второе место по индексу риска BRI в рейтинге Economist Intelligence Unit, что делает инвестиции в этот рынок весьма привлекательными для Китая, который в настоящее время ищет для себя более выгодное стратегическое региональное присутствие. Китаю следует обратить пристальное внимание на развитие экономики Израиля за пределами технологического сектора, которое должно превратить его в еще более значительную экономическую державу, чем сегодня. Массивные разработки энергетических ресурсов в Восточном Средиземноморье, новые порты на средиземноморских берегах, новые торговые маршруты между Израилем и его арабскими соседями, растущий геоэкономический альянс между Израилем, Кипром и Грецией, а также значительные финансовые ресурсы в израильских инвестиционных институтах делают Израиль весьма привлекательным рынком для Китая.

– Какие вызовы и возможности в области BRI стоят перед Израилем?

– Израиль смотрит на мир в первую очередь через призму национальной безопасности, в то время как Китай – через призму экономических интересов. Такой разный подход может запутать цели и интересы друг друга в процессе взаимодействия. Хотя возможности, открывающиеся перед Израилем в рамках BRI, весьма значительны и могут способствовать подлинной модернизации многих отраслей промышленности Израиля, он также становится все более подозрительным в отношении заинтересованности Китая в инвестировании в этот рынок, опасаясь, что растущее участие Китая в экономике Израиля может поставить под угрозу некоторые интересы его национальной безопасности. Если Израиль не сможет найти баланс между потребностями национальной безопасности и экономическими интересами, он может лишиться многих возможностей BRI.

– Как Израиль может использовать растущий интерес Китая к израильской инновационной экосистеме и инвестиционным проектам в области инфраструктуры?

– По последним сообщениям, вице-президент Китая Ван Цишань станет сопредседателем следующего совместного китайско-израильского комитета по инновационному сотрудничеству вместе с премьер-министром Биньямином Нетаньяху. Назначение Вана свидетельствует о повышении значения, которое Китай придает инновационному сотрудничеству с Израилем. Однако эти перемены происходят в период обострения проблем для китайских компаний, пытающихся приобрести технологии на других западных рынках, в частности в США. Растущая торговая вой­на между двумя сверхдержавами поставит Израиль в сложное положение, в котором, вероятно, будет наблюдаться увеличение давления со стороны его американского союзника с целью ограничения доступa китайских компаний к передовым израильским технологиям. Чтобы справиться с этой проблемой и сохранить рычаги влияния на растущий интерес Китая к израильским технологиям, Израиль должен четко определить технологические области, которые он будет продвигать в своем сотрудничестве с Китаем, с целью стимулирования растущих связей в менее спорных областях, таких как новая энергетика, транспорт, естественные науки и сельское хозяйство.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и вице-президент Китая Ван Цишань на саммите по новым технологиям в Иерусалиме© Ariel Schalit / POOL / AFP

Что касается инфраструктуры, то ожидается, что в ближайшие 30 лет население Израиля удвоится. Для удовлетворения потребностей этого населения в недвижимости, транспорте, энергетике, телекоммуникациях и других инфраструктурных нуждах потребуются инвестиции в размере более 200 млрд долл. Новые порты и торговые пути в арабский мир сделают Израиль значительными сухопутными воротами в Европу для Ближнего Востока. Нынешние и будущие потенциальные энергетические месторождения потребуют крупных инвестиций в инфраструктуру для их полной коммерциализации. В 2021 г. был введен в эксплуатацию подводный электрический кабель Eurasia Interconnector мощностью 2000 МВт, соединяющий Израиль, Кипр и Грецию, что позволит Израилю стать нетто-экспортером электроэнергии в Европу. Сегодня южный солнечный регион Израиля уже производит более 200 МВт возобновляемой энергии, которая пропадает впустую. В будущем евразийские интерконнекторы должны обеспечить значительный вклад чистой энергии из Израиля в Европу. Эти события происходят независимо от BRI. Китай мог бы использовать эти возможности, увязав их с концепцией BRI.

– Каковы опасения Израиля по поводу национальной безопасности, если таковые имеются, в связи с процветающими торговыми отношениями Китая с Ираном?

– Я бы не утверждал, что торговые отношения Китая с Ираном процветают. Напротив, хотя существует предположение, что возвращение американских санкций против Ирана даст Китаю возможность увеличить объем торговли с Тегераном, это не так. Китайские компании, которые хотят вести бизнес в США, и китайские банки, желающие вести бизнес в долларах, удерживаются от сотрудничества с Ираном. Стоит только взглянуть на огромные убытки, о которых сообщила компания ZTE в 2018 г., что стало следствием продаж продукции ZTE в Иран, нарушающих санкции. Экстерриториальность американских санкций распространяется на любую компанию, включая и китайские. Крупные китайские корпорации не могут позволить себе обойти эти ограничения, которые сделают торговлю Ирана с Китаем такой же сложной, как и с Европой. Поэтому, хотя Израиль и не испытывает бóльших, чем в прошлом, проблем с национальной безопасностью в связи с присутствием Китая в регионе, он имеет здесь больше рычагов влияния как стабильная, процветающая и растущая геополитическая держава. Китай, вероятно, будет уделять этому больше внимания, чем в прошлом.

– Оцените политические последствия стратегического интереса Китая к Израилю, основному союзнику США по безопасности на Ближнем Востоке.

Голоса в политических кругах Израиля и, главным образом, в оборонном истеблишменте очень чувствительны к Вашингтону, когда речь заходит об отношениях Израиля и Китая. В 1999 г. Вашингтон вынудил Израиль отказать Китаю в продажe разведывательного самолета и потребовал отставки тогдашнего генерального директора Министерства обороны Израиля, генерала (в отставке) Амоса Ярона. С тех пор Израиль запретил любой экспорт оборонных технологий и технологий двой­ного назначения в Китай.

Учитывая нынешний спад в отношениях между США и Китаем, обеспокоенность Пентагона растущими военными инвестициями Китая и продолжающуюся торговую вой­ну между двумя сверхдержавами, справедливо предположить, что Белый дом будет ожидать от своего ближайшего союзника на Ближнем Востоке дальнейшего согласования с его нынешними усилиями по сдерживанию Китая. Я предвижу усиление давления США на Израиль с целью ограничения возможностeй Китая по легкому доступу к передовым технологиям и инвестициям в стратегические активы. Есть сообщения, что правительство Израиля рассматривает возможность создания механизма, подобного CFIUS (Комитет по иностранным инвестициям в США), для оценки рисков для интересов Израиля со стороны иностранных инвесторов с акцентом на китайские организации. Можно предположить, что и другие проекты могут подвергнуться подобной проверке. Израилю придется пройти тонкую грань в управлении своими отношениями с Китаем, не только относительно Вашингтона, но и относительно Нью-Дели, который стал крупнейшим оборонным клиентом Израиля, и в меньшей степени относительно Токио, каждый из которых обеспокоен растущим глобальным присутствием Китая и укреплением его военного потенциала.

 

Беседовал Мерси А. КУО

Перевод с англ. М. Аргаман (translarium.info)

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Негативная симптоматика

Негативная симптоматика

Что в США не понимают об израильтянах, сражающихся за свою жизнь

Что в США не понимают об израильтянах, сражающихся за свою жизнь

Как антисемитизм внедряют в ДНК партии

Как антисемитизм внедряют в ДНК партии

Риторика демократов принимает опасный для евреев оборот

Умер-Шумер, лишь бы пургу не гнал

Умер-Шумер, лишь бы пургу не гнал

Террористы, возможно, не победили в Израиле, но победили в Демократической партии

Диктатура «нашей демократии»

Диктатура «нашей демократии»

Преимущество Байдена на выборах 2024 г.

Год выбора

Год выбора

Большинство американцев понимает, что правительство ведет страну не туда

Он обещал вернуться…

Он обещал вернуться…

Феномен Трампа и немецкие страхи

Что бы сделал Дональд?

Что бы сделал Дональд?

Учиться терроризму настоящим образом

Учиться терроризму настоящим образом

Античеловечная ось ЮАР–ХАМАС–Иран в действии

«Освобождение» от Холокоста

«Освобождение» от Холокоста

Постановление школьного совета в Вирджинии вызвало дискуссию

Гаснущий «светофор»

Гаснущий «светофор»

Альянс между СДПГ, «зелеными» и СвДП уже не функционирует

Выстрел себе в ногу

Выстрел себе в ногу

В глобальных конфликтах всегда есть агрессор и жертва. Германия – и то и другое в одном лице

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!