«Свобода – это всегда свобода инакомыслящих»

В Германии канцлера Меркель ученым приходится бороться за академическую свободу

Основывая университет, Вильгельм Гумбольдт и не 
подозревал, что со временем станет для потомков всего лишь презренным белым мужчиной© John MACDOUGALL, AFP

Свобода научной деятельности находится под угрозой на институциональном, медийном и внутриуниверситетском уровняx – будь то из политических соображений, безразличия, незаинтересованности, оппортунизма или трусости.

В том, что за свободу науки в Германии снова приходится бороться, заключается плохая новость. Хорошая же – в том, что известные ученые объединились, с тем чтобы создать сеть «Свобода науки», отстаивающую «свободный климат научных исследований». Под этим участники сети подразумевают «культуру плюралистической дискуссии, характеризующуюся фактическими аргументами и взаимным уважением, а также институциональную среду, в которой никто не избегает постановки дискуссионных вопросов, опасаясь социальных и профессиональных реперессий». Целью сети является «защита и укрепление условий либеральных исследований и преподавания в высшей школе». Деятельность сети должна включать в себя общественные мероприятия, которые подчеркивают «важность свободы исследований и преподавания», анализируют «угрозы академической свободе на практике», выявляют случаи ее ограничения и предлагают «контрстратегии». Пресс-секретарь сети – историк Сандра Костнер.

В университетах всё чаще возникает атмосфера запугивания. Нередко ее создают «вечные студенты», многие из которых – приверженцы партий левой части политического спектра, не столько обучающиеся, сколько годами подвизающиеся в организациях студенческого самоуправления, поскольку лишь немногие студенты используют свое право выбирать своих представителей в эти органы. «ЕП» уже писала о том, что в Университете Франкфурта опрос почти тысячи студентов (в основном из левого политического спектра) показал, что многие из них не желают сталкиваться с другими мнениями, а треть опрошенных вообще отказывают тем, кто придерживается отличного от их мнения по вопросам ислама, иммиграции или гендерной политики, в праве выступать в университете. Более трети респондентов требуют запретить преподавателям, если те придерживаются иного академического мнения, читать лекции и настаивают на изъятии их книг из библиотеки. Тревожно также, что треть опрошенных говорят, что скрывают свое мнение или выражают его лишь нехотя. 25 января 2019 г. газета Frankfurter Allgemeine сообщила о том, что «маскированные члены радикальной левой организации „Антифа“ ворвались в лекционный зал и раздавали листовки с целью „разоблачить“ студентку, которая, по их мнению, вращается в ультраправых кругах». Подобные акции по запугиванию, как показывает опыт, имеют действие на студентов и преподавателей университетов.

Постыдные сцены, когда университетский преподаватель Бернд Луке был лишен возможности возобновить свои лекции по экономике, напоминают времена германской диктатуры. В Дрездене студенты искусствоведения блокировали библиотеку, добиваясь либо увольнения ее директора, либо ее отказа от участия в коммунальной политике (она выставила свою кандидатуру на местных выборах в качестве беспартийного кандидата в списке партии AfD). Представительница студентов в интервью Deutschlandfunk даже потребовала от директора библиотеки «письменного объяснения, как ее работа сочетается с ее политической активностью».

Другая группа студентов-искусствоведов забросала рулонами туалетной бумаги садовый домик Гёте, чтобы обратить внимание на то, что в поэме «Маленькая полевая роза» автор якобы «банализировал жестокое изнасилование, изобразив его как усладу». И что это «жестокое изнасилование» до наших дней без комментариев входит в школьную программу и дети должны учить его наизусть. «Мы требуем, чтобы это стихотворение было запрещено в школах. Или чтобы при его изучении оно называлось тем, чем является на самом деле: юмористической лирической поэзией об изнасиловании, вышедшей из-под пера старого поэта-развратника. Мы говорим: „Fuck you, Goethe!“». В Берлинской высшей школе им. Алисы Заломон был замазан краской безобидный стих Евгения Гоммрингера, потому что пара студентов от скуки и невежества сочли его сексистским, а администрация не решилась этому возразить.

В гуманитарных дисциплинах, которые все чаще становятся полигоном для идеологов, также предпринимаются попытки посредством активной кадровой политики воспрепятствовать проникновению в вузы ученых, приверженных своей науке, а не различным идеологиям. Например, Мюнстерский университет объявил конкурс на замещение должности «профессора в области гуманитарной географии с акцентом на изучение экономической географии и глобализации», к участию в котором допускаются лишь претенденты, представляющие «неомарксистские, постколониальные и феминистские подходы, а также нью-материализм». Возможно, пора уже переименовать богатый традициями Вестфальский университет им. Вильгельма в Университет им. Карла Маркса, имя которого оказалось нынче не столь востребованным в результате мирной революции в Восточной Германии.

Для Чана де Авилу, который в Свободном университете Берлина занят «исследованием» темы «разнообразия», центральным является вопрос о том, кто преподает в университетах. Он даже не скрывает, что речь идет не о науке, а о ее замене идеологией: «До сих пор, особенно в Германии, популярна идея, что наука объективна и нейтральна». Точнее не скажешь, потому что именно критерий объективности отличает науку от идеологии. Там, где наука должна отвечать идеологическим установкам, часто, как в 1950-е гг. в ГДР, в ход идет обвинение в «объективизме» как зазорном идеологическом проступке с соответствующими карьерными последствиями. Студентка Наледи Ммоледи «приводит подходы для того, чтобы деконструировать университеты в качестве „белых пространств“ и сделать их открытыми: привлечение чернокожих преподавателей, переосмысление учебных программ с целью включения в них теорий деколонизации, выделение дополнительных средств для найма чернокожих консультантов». В общем, речь идет о деньгах, должностях и позитивной дискриминации. Белым в новой науке Ммоледи места нет. Чан де Авила жалуется: «О чем даже не спрашивают, так это обо всём том, что связано с этнической принадлежностью или цветом кожи». Попытка изменить это именно в Германии вызывает не самые приятные исторические ассоциации.

В американских университетах уже сегодня можно наблюдать всё то, к чему движутся германские университеты. В Йельском университете курсы по истории искусств в настоящее время предлагаются только с акцентом на вопросы гендерной политики, социальной или расовой принадлежности, а также изменения климата. В Университете Кларемонта заведующая кафедрой религии посоветовала студентам «не тратить время на философию и богословие мертвых белых мужчин Европы». В объявлении о конкурсе на кафедру философии религии указывалось, что участвовать в нем может только «человек с небелым цветом кожи». Поскольку такого философа религии найти не удалось, на работу был принят цветной специалист по африканистике.

В своем эссе «Дортмундская программа по инклюзивно-ориентированному педагогическому образованию» Людвика Лейшите, Бьянка Шумахер и Барбара Вельцель выдвигают генеральный план по упразднению академической свободы в преподавании и исследованиях. Поскольку некоторые профессора продолжают защищать свои предметы от навязываемых им идеологических идей, авторы отмечают, что «оценки того, что является успешным преподаванием и обучением, различаются между учеными, с одной стороны, и администрацией – с другой». А потому решение о форме и содержании преподавания и исследований должны принимать не ученые, а администрация. То есть решение о форме и содержании преподавания и исследований в области литературоведения или математики будет принимать консультант по гендерным вопросам или вопросам равенства, сотрудник пресс-службы или руководитель подразделения по вопросам многообразия.

Авторы жалуются на «различные весовые категории во властных отношениях», потому что у профессоров всё еще имеется слишком много автономии для осуществления административной диктатуры, которую они используют, «потому что норма академической свободы предполагает, что ученые сами решают, что отличает хорошие и успешные исследования, а также преподавание». По мнению авторов, недопустимо, чтобы «ученые могли сами решать» и использовали академическую свободу. До тех же пор, пока это возможно, «ученые склонны сопротивляться управленческим механизмам и структурам».

Авторов этого неуклюжего авторитаристского эссе раздражает то, что «решения и инициативы, спускаемые сверху вниз, могут спровоцировать академическое отторжение и сопротивление, особенно в контексте германской системы высшего образования, для которой характерна большая степень академической свободы». Поскольку академическая свобода до сих пор гарантируется законом, становятся необходимыми и другие пути, которые успешно реализуются в Дортмунде. Эту тактику можно свести к следующему: в обход существующиx структур создаются параллельные, которые в один «прекрасный» день заменят проверенные структуры. В демократическом и научно-политическом смысле все сигналы тревоги должны звенеть, когда от руководства университета требуется, чтобы вместо защиты свободы в преподавании и исследованиях формировались сети активистов.

Разве в германских университетах и без того недостаточно активистов? Для подобных сетей всегда находятся желающие профессора, доценты и ассистенты, и следует опасаться, что впредь при приеме на работу отдавать предпочтение станут тем, кто готов пополнить их ряды. Кроме того, создаются новые позиции для тех, кто работаeт в духе идеологизации. Более того, эти новые должности, по-видимому, будут предоставлять полномочия, с помощью которых можно будет под самыми незначительными предлогами штурмовать старую структуру. Из этих сетевых агентов будут формироваться «руководящие группы» или «группы визионеров» под тем предлогом, что, с одной стороны, университеты должны учитывать социальные изменения, а с другой – старая структура непокорных ученых, «склонных к сопротивлению», слишком громоздка и неповоротлива для изменения и адаптации к новой доктрине.

Когда известный историк Йорг Баберовский решил создать междисциплинарный центр сравнительных исследований диктатуры, студентам с хорошими связями с газетой taz удалось из-за трусости руководства Университета им. Гумбольдта в Берлине торпедировать этот важный научный проект. Конфиденциальные сообщения просочились в taz из университетской администрации, и это безобразие не имело для виновных никаких последствий. Frankfurter Allgemeine написала о том, что заявка на создание междисциплинарного центра сравнительных исследований диктатуры была отозвана, и в тот же день об этом написал в Twitter Бенгт Рюстмайер. Он является членом организации молодых социал-демократов и принадлежит к тем студенческим активистам, которые находятся в авангарде в социальных сетей, когда речь заходит о нападении либо на администрацию университета, либо на Баберовского. Президент университета заявила, что заявка больше подаваться не будет, назвав это «успехом». Так начинаются диктатуры.

На интернет-сайте университета можно прочecть: «Культура памяти в Университете им. Гумбольдта видна во многих местах. Наиболее заметна она в галерее нобелевских лауреатов, портреты которых висят на видном месте перед залом Сената в главном здании». Однако, если будет учтено мнение Исторической комиссии университета, то вскоре это, похоже, останется в прошлом, потому что сейчас кое-кому, вероятно, стыдно за великую университетскую традицию, образовательные идеалы Гумбольдтов и эпохальные университетские достижения в области медицины, физики, математики, исторических исследований, потому что «уже несколько лет постоянно звучит критика в адрес галереи, потому что в ней представлена лишь небольшая, состоящая исключительно из белых мужчин, а потому воспринимаемая многими как недостаточно представительная, группа сотрудников университета, достойных увековечения их памяти».

Это предложение документирует прощание с наукой. Ибо речь идет уже не о споре, рациональности или оправдании, а о чувствах и чувствительности. Некоторые считают, что лауреаты Нобелевской премии являются недостаточно представительными, потому что они белые и мужчины. Но Историческая комиссия, вероятно, не заметила, что портреты этих ученых были вывешены не потому, что они были мужчинами или имели светлую кожу, а потому, что они имели соответствующие научные достижения. Никто не смотрел на лицо Макса Планка и не измерял его пигментацию, но всем были известны результаты его исследований. Чтобы, наконец, избавиться от галереи белых мужчин – нобелевских лауреатов (других, кстати, нет), задумана выставка под достойным сатирического приза названием «Humboldtianer*innen mit Zivilcourage».

Тем самым Университет им. Гумбольдта соответствует веяниям времени. В настоящее время обсуждается поправка к Берлинскому закону о высшем образовании. Согласно проекту, предполагается укреплять права студентов в плане их возможности влиять на решения относительно структур и содержания обучения, а также планируется поощрять все, что связано с разнообразием и позитивной дискриминацией. Следует ожидать, что свобода преподавания и исследований может оказаться задвинутой далеко на обочину.

Те, кто чувствует себя в своем элементе, борясь против свободы науки, уже не раз демонстрировали, что для них это – лишь «реакционная помеха». Они утверждают, что «культура исключения» – это лишь изобретение «правых», хотя сами активно ее внедряют. Мы хорошо знаем механизм диктатуры, когда те, кто согласен с правящей идеологией и пропагандой, утверждают, что свобода слова существует, потому что они всегда свободны выражать свое мнение. Однако свобода мнений не означает свободу выражать только собственное мнение. Даже Роза Люксембург заметила: «Свобода – это всегда свобода инакомыслящих». Так что новой сети предстоит немало работы.

 

Клаус-Рюдигер МАЙ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Байден открывает эру ядерного хаоса и войны

Байден открывает эру ядерного хаоса и войны

Назло маме отморожу уши

Назло маме отморожу уши

Демократы, возможно, совершили политическое самоубийство

«Jewish Lives Matter»

«Jewish Lives Matter»

Интеллектуальный «Железный купол» для защиты от юдофобии

Беженки и «беженцы»

Беженки и «беженцы»

Вырвавшись из одного ада, многие украинки столкнулись с другим

Заставь дураков мороженое производить…

Заставь дураков мороженое производить…

Горький привкус борьбы за сладость

На Великого Фридрих не тянет

На Великого Фридрих не тянет

За кулисами странного поведения Мерца

Семь лет в кризисе

Семь лет в кризисе

Новая реальность нашего разделенного общества

Гомеопатия не поможет

Гомеопатия не поможет

Процветание и самооценка Германии в опасности

Позвольте вам выйти вон!

Позвольте вам выйти вон!

Как объяснить это Клаудии Рот?

Другая всемирная еврейская история

Другая всемирная еврейская история

Беседа с Михаэлем Вольффсоном

Человек на чужом месте

Человек на чужом месте

Д-р Блюме, «Республика Израиль» и герой как «военный преступник»

Демократия – это мы

Демократия – это мы

Глава МВД пропагандирует презумпцию враждебности

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!