Очень Великая депрессия

Если бы экономика была такой же простой, как ракетостроение…

Из-за коронавируса экономику лихорадит© Jung Yeon-je, AFP

После финансового кризиса 2007–2009 гг. дисбалансы и риски мировой экономики усугублялись политическими ошибками. Правительства не занимались устранением структурных проблем, обнаружившихся во время финансового краха и дальнейшей рецессии. Это сделало новый кризис неизбежным. Как написал на сайте project-syndicate.org известный финансовый аналитик Нуриэль Рубини, даже если нынешняя «Очень Великая рецессия» приведет к слабому восстановлению экономики уже в этом году, за ней последует резкий обвал «Очень Великой депрессии» в ближайшем десятилетии. Ее причины заключаются в следующих трендах.

• Дефицит бюджетов и сопутствующих рисков – долгов и дефолтов. В ответ на кризис, вызванный Covid-19, правительства принимают решения, требующие колоссального роста дефицита бюджетов, причем в тот момент, когда во многих странах госдолг уже достиг высокого уровня. Хуже того, потеря доходов многими домохозяйствами и компаниями означает, что долг частного сектора также станет непосильным, что приведет к массовым дефолтам и банкротствам. В сочетании с быстрым ростом госдолга это гарантирует более медленное восстановление экономики, чем десять лет назад.

• Демографическая бомба замедленного действия в развитых странах. Кризис, вызванный Covid-19, показал, что в системы здравоохранения надо направлять намного больше бюджетных средств, а всеобщий доступ к услугам здравоохранения и другим важным общественным благам является необходимостью, а не роскошью. Но большинство развитых стран – это стареющие общества, поэтому финансирование подобных расходов в будущем лишь увеличит скрытые долги их недофинансируемых социальных систем.

• Повышение риска дефляции. Нынешний кризис не только вызвал рецессию, но и привел к появлению огромных излишков на рынке товаров и труда, а также к краху цен на сырье. Это делает вероятной дефляцию долга, что увеличивает риски неплатежеспособности.

• Снижение стоимости валюты. Центральные банки будут пытаться бороться с дефляцией и не допустить резкого роста процентных ставок (из-за колоссального увеличения долга), поэтому монетарная политика будет становиться все более нетрадиционной. В краткосрочной перспективе ради предотвращения депрессии и де­фляции правительствам понадобится монетизация бюджетного дефицита. Однако со временем постоянные негативные шоки на стороне рыночного предложения, вызванные ускорением деглобализации и возобновлением политики протекционизма, сделают стагфляцию практически неизбежной.

• Радикальные цифровые изменения в экономике. В условиях, когда миллионы людей будут терять рабочие места или часть заработка, разрыв в размерах доходов и богатства будет увеличиваться. Для защиты от будущих шоков в производственных цепочках компании развитых стран будут возвращать производство из регионов с низкими издержками. Но это не пойдет на пользу работникам в этих странах, а лишь ускорит темпы автоматизации, создав понижающее давление на зарплаты и еще сильнее разжигая популизм, национализм и ксенофобию.

• Пандемия ускорит тенденции деглобализации и фрагментации. Процесс разрыва связей между США и Китаем ускорится, а большинство стран отреагируют на это усилением протекционистских мер. Этот тренд будет усиливаться недовольством демократией: лидерам-популистам обычно идет на пользу слабость экономики, массовая безработица и рост неравенства, когда есть мощный импульс объявить иностранцев виновниками кризиса.

• Геостратегическое противостояние США и Китая. Поскольку администрация Трампа прилагает все усилия для того, чтобы свалить на Китай вину за пандемию, КНР будет еще активнее заявлять о том, что США строит заговор с целью не допустить мирного подъема Китая. Разрыв китайско-американских экономических связей будет нарастать, а дипломатический разрыв создаст условия для начала новой холодной вой­ны между США и их противниками.

• Экологические изменения, которые, как показывает кризис Covid-19, могут вызвать даже больший экономический хаос, чем финансовый кризис. В будущем пандемии и экстремальные климатические явления будут более частыми, тяжелыми и дорогостоящими.

Эти риски были видны еще до пандемии Covid-19, а теперь они угрожают отправить мировую экономику в десятилетие отчаяния. Почему же, демонстрируя такие успехи в точных науках и технологиях, человечество не в состоянии эффективно управлять экономикой?

 

Всю жизнь я слышал слово «ракетостроение», когда кто-то хотел подчеркнуть сложность вещей, о которых шла речь (в английском существует идиома «rocket science», которая используется примерно как «бином Ньютона» в русском. – Ред.). Но как профессор экономики я утверждаю, что вопросы экономической и социальной координации во многих отношениях гораздо более сложны, особенно когда речь идет об управлении результатами.

Действительно, мы успешно запус­каем ракеты в космос, демонстрируя сносную способность решать технические задачи, но в то же время многие виды нашей экономической политики приносят больше вреда, чем пользы. И чем больше вы пытаетесь управлять экономикой, тем больше возникает проблем с информацией и управлением, тем менее эффективной становится политика и тем менее достижимыми становятся ее цели.

В определенном смысле ракетостроение – это просто наука о векторной сумме физических сил. Соответствующие отношения для создания тяги ракеты регулируются физическими законами, являются стабильными и описываются математически. Проблема заключается в точном измерении необходимых параметров и управлении соответствующими силами, то есть в управлении сложными вещами так, чтобы они работали, как задумано. В противоположность этому, до тех пор, пока существует проблема ограниченности ресурсов, существуют и некоторые вещи, связанные с людьми и их взаимодействием, которые составляют предмет изучения экономики и которые куда труднее «решить», чем взаимодействия в химии и физике.

В ракетостроении наука и технологии направлены на достижение известных целей. Это означает, что разногласия по целям не является основным ограничением. В отличие от этого, экономическое взаимодействие между людьми обусловлено тем фактом, что мы не можем прийти к согласию почти ни по одной цели, не говоря уже о том, кто должен платить. Вместо того, чтобы достигать согласованных целей, экономика фокусируется на достижении компромиссов между конфликтующими желаниями миллиардов людей и, в частности, на роли права в этом вопросе. И в этом радикальное отличие, это куда сложнее, чем совместная попытка достичь согласованной цели. Это причина того, почему размышления в духе «если мы смогли отправить человека на Луну, то сможем решить и социальную проблему X» всегда вводят в заблуждение.

Решение многих проблем ракетостроения и инженерии предполагает, что существуют физические константы, определяющие взаимоотношения величин, такие как универсальный закон тяготения и уравнения, которые являются стабильными и предсказуемыми. По мере развития вычислительных мощностей и технологий ракетостроителям стало гораздо легче управлять полетом. Однако, поскольку экономика имеет дело с людьми, здесь нет таких надежных констант и уравнений, точно описывающих отношения.

Например, закон спроса гласит, что при прочих равных условиях люди хотят покупать больше по более низким ценам. Но он не говорит, насколько больше. И эта величина изменится, как только другие условия, которые предполагаются равными, изменятся. Кроме того, в отличие от большого, но определенного количества переменных в ракетостроении, в экономических отношениях существует бесконечное количество потенциально важных «прочих условий», многие из которых будут в момент исследования неизвестны. И поскольку, в отличие от молекул, люди учатся на собственном опыте, отношения со временем изменятся, но мы не знаем точно, насколько и как быстро. Увеличение вычислительных мощностей не поможет в решении проблем такого рода.

Физика, лежащая в основе ракетостроения, также не позволяет причинно-следственной связи двигаться назад во времени. Результаты не могут предшествовать причинам. Но это часто не так в экономических отношениях. Результаты начинают проявляться, как только люди начинают предвидеть будущие события, а не только после их наступления. Например, курсы акций выросли еще до вступления в силу закона Трампа о снижении налогов. Таким образом, причинно-следственная связь может эффективно быть направленной из будущего в настоящее за счет изменения ожиданий, причем некоторые следствия будут происходить раньше причины.

В физике то, что произойдет в результате действия неких факторов, не зависит от того, что вы думаете об этом и верите ли вы в справедливость физических законов. Однако то, что, по мнению политиков и избирателей, будет достигнуто политикой, влияет на то, что будет сделано, даже если эти убеждения не соответствуют действительности (например, вера в то, что повышение минимальной заработной платы будет выгодно всем работникам низкой квалификации).

В физике не заботятся о правах элементов или проблемах справедливости по отношению к ним. В то же время, как утверждают отцы-основатели США, права лежат в основе социальных взаимодействий и управления, и их нарушения оправдывают революцию. И, в отличие от физических наук, где целью языка является точность, в социальных науках язык часто довольно расплывчат и непоследователен (например, современные версии «социальной справедливости» не соответствуют традиционному значению слова «справедливость»), делая общение и анализ гораздо сложнее.

В результате экономика не похожа на физические науки, а рассуждения и аналогии, основанные на физических принципах, часто вводят в заблуждение. Кроме того, они могут быть опасны для общества, особенно в устах тех, кто хочет подчинить других своему контролю. Вот почему Фридрих Хайек писал: «Любопытная задача экономики – показать людям, как в действительности мало они знают о том, чем, по их мнению, они могут управлять».

Другими словами, экономика – это наука, принципы и логика которой говорят нам, почему мы не можем знать достаточно для того, чтобы управлять людьми, даже если наших знаний достаточно для управления ракетами.

 

Гари М. ГАЛЛЕС

Перевод Наталии Афончиной

(mises.in.ua)

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Вой­на администрации Байдена против Израиля и его правительства

Вой­на администрации Байдена против Израиля и его правительства

«Израиль должен делать то, что лучше для Израиля»

«Израиль должен делать то, что лучше для Израиля»

Дэвид Фридман анализирует ход войны и надежды на будущее Ближнего Востока

Как же мы относимся к Трампу?

Как же мы относимся к Трампу?

Да, он не идеален, но его лидерство – вовсе не радикальное отклонение от американского характера

К штыку приравняли перо

К штыку приравняли перо

Как международные СМИ и журналистские организации помогают террористам

Воздержание, или Глядя на мир закрытыми глазами

Воздержание, или Глядя на мир закрытыми глазами

США в ООН, как и сама ООН, работают против интересов Израиля

Гол в свои ворота

Гол в свои ворота

«Нацконы» в эпицентре левого тоталитаризма

Проснись, Германия, проснись!..

Проснись, Германия, проснись!..

К чему ведет «красно-зеленая» трансформация и чем она закончится

Эко-фантазии разбиваются о реальность

Эко-фантазии разбиваются о реальность

Шестеренки в системе запугивания

Шестеренки в системе запугивания

Насажденная Меркель система страха действует по сей день

Попытка залить пожар керосином

Попытка залить пожар керосином

Как козла, финансируемого за счет налогов, пустили в огород

«Пособие не для граждан, а для иммигрантов»

«Пособие не для граждан, а для иммигрантов»

Неопровержимые факты развенчивают миф об иммиграции квалифицированных кадров

Как Германия отпугивает квалифицированных работников

Как Германия отпугивает квалифицированных работников

Немцы отказывают в визах платежеспособным иностранцам и впускают в страну тех, кого им приходится содержать

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!