Социалистический аристократ

К 195-летию со дня рождения Фердинанда Лассаля

Фердинанд Лассаль© WIKIPEDIA

Неизвестно, как выглядело бы революционное движение и рождающийся социализм, если бы не неудачное любовное приключение этого человека, ненавидимого его знаменитым соперником по лидерству в рабочем движении Карлом Марксом. 31 августа 1864 г. в Женеве в возрасте 39 лет умер от ран, полученных на дуэли из-за женщины, Фердинанд Лассаль – знаменитый немецкий философ, юрист и политический деятель. Обвиненный в измене родине и в подстрекательстве к краже, доктор философии Фердинанд Лассаль был в социалистическом движении из ряда вон выходящей личностью.

Лассаль, который в будущем организует социал-демократическое движение в Германии, не производил впечатления вождя рабочих. Он был гедонистом, надменным и высокомерным франтом, проводившим много времени перед зеркалом. Его внешность – он был высокого роста, шатеном с голубыми глазами, вьющимися волосами и высоким лбом – скорее соответствовала требованиям аристократических салонов, чем рабочих сходок. Лассаль был высоко эрудированным человеком и блестящим оратором. Он идентифицировался с массами трудящихся, взирая на них свысока. Несмотря на солидарность с бедными, он любил роскошь и брал уроки верховой езды и фехтования. Он не любил аристократов и тяготел к ним, желая выглядеть, как они.

Лассаль был «вундеркиндом» социалистического движения. Он рано стал лидером и в возрасте 23 лет, во время революции 1848 г., уже был видным деятелем Радикальной демократической партии в Прирейнской Пруссии. Будучи сотрудником радикальной «Новой рейнской газеты», редакторами которой были Маркс и Энгельс, он заявил, что является последователем их идей. Лассаль бросил вызов властям, «вызвав их на дуэль» своей яркой социально-политической агитацией. Его известности содействовало обвинение в государственной измене за эту деятельность. Он был арестован за нее в 1848 г. Суд присяжных его оправдал, но судом исправительной полиции он был присужден к шестимесячному тюремному заключению. В 1858 г. он стал известен как философ публикацией труда о древнегреческом философе Гераклите. Через три года он прославился как юрист благодаря изданию крупного сочинения «Система приобретенных прав» (1861).

В 1862 г. Лассаль выступил перед берлинскими рабочими со знаменитой речью «Об особенной связи современного исторического периода с идеей рабочего сословия». По предложению комитета для созыва всеобщего германского конгресса рабочих Лассаль написал «открытое письмо», резюмирующее его социально-политическую программу. Комитет принял эту программу, и в мае 1863 г. был основан Всеобщий немецкий рабочий союз, а Лассаль был избран его президентом. В 1863 г. Лассаль основал Рабочий союз, из которого выросла сегодняшняя Социал-демократическая партия Германии.

Карл Маркс видел в Лассале мощного конкурента, не любил его, хотя и принимал от него иногда денежную помощь. Лассаль был польским евреем. Маркс считал польских евреев «самой грязной расой», скорее всего потому, что они больше других евреев соблюдали заповеди иудаизма и занимались мелкой торговлей. Фридрих Энгельс был ярым противником антисемитизма. Он, единственный из социалистов, вступил в борьбу с одним из идеологов германского антисемитизма, профессором механики Берлинского университета Евгением Дюрингом. Хорошо известно его следующее высказывание: «…Мы евреям очень многим обязаны. Не говоря уже о Гейне и Бёрне, Маркс был чистокровным евреем, евреем был Лассаль. Многие из наших лучших людей – евреи. Мой друг Виктор Адлер, который теперь расплачивается за свою преданность делу пролетариата заключением в венской тюрьме, Эдуард Бернштейн, редактор лондонской газеты „Социал-демократ“, Пауль Зингер, один из наших лучших депутатов Рейхстага, – все эти люди, дружбой которых я горжусь, все они – евреи! Журнал Gartenlaube даже и меня сделал евреем, и, во всяком случае, если бы мне пришлось выбирать, так лучше еврей, чем „господин фон“!» Однако, зная отрицательное отношение Маркса к Лассалю и к польским евреям, Энгельс позволил себе написать своему другу 7 марта 1856 г.: «Лассаль – настоящий еврей со славянской границы и всегда стремился использовать партийные дела в личных целях. Отвратительно наблюдать, как он старается пробиться в аристократическое общество. Это сальный еврей, маскирующийся бриллиантином и блеском бижутерии». Маркс дошел в ненависти к Лассалю до расистских выпадов, основанных на сочиненном им материале: «Этот еврейский негр Лассаль! Пустая рожа и выпяченная грудь идеалиста! Мне теперь совершенно ясно (и это доказывают форма его головы и волосы), что его предками были негры! Только сочетание еврейства и немецкости с исконно негритянской субстанцией могло породить столь странного субъекта!»

Невзирая на нападки Маркса и Энгельса, Лассаль стал основателем германского социализма как массового движения.

 

Социалистический мессия

Фердинанд Лассаль родился 11 апреля 1825 г. в Бреслау (Вроцлаве), столице Силезии. Он был сыном еврейского торговца шелком и ткацкими изделиями. В детстве он ходил с отцом в реформистскую синагогу и считал молитвы и обряды скучными и бессмысленными. Дома соблюдали традиционные правила еды, Субботу и отмечали праздники, но после субботней трапезы усаживались играть в карты, а во время пасхальной церемонии читали сказание об исходе евреев из Египта отрывками, чтобы как можно быстрее приступить к еде. Лассаль написал в дневнике 2 февраля 1840 г., что хотя он не соблюдает заповедей, но считает, что он – «один из лучших евреев в мире». Он писал, что его мечта – «стать во главе евреев с оружием в руках и вести их к независимости». Лассаль видел себя мессией. Через три дня после этой записи пришло известие о кровавом навете в Дамаске, вернувшее к еврейству Моисея Гесса. Дамасское кровавое дело и судьба евреев сильно беспокоили Генриха Гейне. Однако именно во время дамасского судилища над евреями во взглядах Лассаля произошла радикальная перемена. Он обрушивается на свой народ: «Подлый народ, ты заслуживаешь свою судьбу. Червь, попавший под ноги, старается вывернуться, а ты лишь еще больше пресмыкаешься. Ты не умеешь умирать, разрушать, ты не знаешь, что значит справедливая месть, ты не можешь погибнуть вместе с врагом, поразить его умирая. Ты рожден для рабства».

Несмотря на колоссальное влияние дамасских событий на еврейство в разных странах мира, Лассаль не только не ощутил солидарность с евреями Сирии и Османской империи, но начал отдаляться от еврейства. В бурной и короткой жизни Лассаля произошел переворот, характерный для германского еврейства в период эмансипации. Это был кризис идентификации: он решил стать мессией рабочего народа и порвать с еврейским народом. Он писал: «Я совсем не люблю евреев, я их даже презираю». Когда Лассаль решил разорвать связи с еврейством, он написал матери, исполнявшей заповеди иудаизма, что еврейство представляет собой «самое совершенное уродство». Свои новые мессианские чаяния он выразил 25 августа 1840 г., когда написал в дневнике: «Я хочу выступить перед немецким народом и перед всеми народами с пламенным призывом к борьбе за свободу».

«Узкий», племенной идеал освобождения еврейского народа сменяется у Лассаля «великим» идеалом освобождения человечества. Он считал, что борьба за освобождение рабочих – передовое и важное дело, тогда как уравнение немецких евреев в правах – безнадежное занятие из-за врожденных пороков этого народа. Он решил, что борьба за «универсальные» ценности устранит его двойственность как еврея и немца и установит его высокий общественный и гражданский статус. Лассаль намеревался подняться над еврейским вопросом и завоевать положение мирового лидера рабочих. Его вдохновило не дамасское дело, а восстание ткачей, происшедшее на его родине, в Силезии.

В восстании силезских ткачей Лассаль увидел родовые схватки революции, начало победы социализма. В том же 1844 г. было опубликовано стихотворение Гейне «Силезские ткачи», которое потрясло Фридриха Энгельса, переведшего это произведение на английский язык. По этому стихотворению Энгельс ошибочно решил, что поэт примкнул к социалистическому движению. Под влиянием Бёрне и Гейне Лассаль решил посвятить себя «борьбе за освобождение человечества». Благодаря «Письмам из Парижа» Бёрне, он, по его словам, понял, «какая большая тюрьма Германия, как попираются в ней права человека, как пытают в ней тридцать диктаторов тридцать миллионов людей».

Лев Троцкий, считавший себя спасителем рабочего класса, с большим интересом относился к фигурам своих предшественников на этом посту, своим соплеменникам – Карлу Марксу и Фердинанду Лассалю. Не смея критиковать Маркса, он провел осторожное сравнение между ним и Лассалем: «В своих речах, как и в политическом движении вообще, Лассаль – классик революционного действия. (Из каждой данной ситуации Лассаль всегда хочет извлечь maximum того, что она может дать.) В то время как для Маркса первой задачей и первой обязанностью является объяснить событие во всех его подсознательных социальных причинах, Лассаль, прежде всего, стремится вскрыть ту живую силу, через которую можно сейчас двинуть событие вперед. Если о Марксе можно сказать, что он был воплощенным сознанием неизбежности победы рабочего класса, то о Лассале можно сказать, что он был его напряженной волей к победе».

Троцкий, по-видимому, считал, что он сам представляет синтетический феномен вождя, сочетающего достоинства Маркса и Лассаля: он блестящий теоретик и выдающийся практик революции. Троцкий приветствовал радикализм Лассаля и его вой­ну с либерализмом: «Идея свободы и солидарности – чтоб говорить торжественными словами Лассаля – обнялась со своим материальным носителем – четвертым сословием (пролетариатом. – А. Г.), – и в этих железных объятиях, прежде всего, было раздавлено то малокровное, но живучее и цепкое создание, которое называлось немецким либерализмом».

 

Борьба с либерализмом

Ленин заметил преклонение Троцкого перед Лассалем, которого он как «верный марксист» не любил. Он писал: «Лассаль шатался в сторону национально-либеральной рабочей политики… Лассаль поглядывает больше не вниз, а вверх, засматривался на Бисмарка. „Успех“ Бисмарка нисколько не оправдывает оппортунизма Лассаля». Он говорил о Троцком: «Есть в нем что-то нехорошее, от Лассаля». Ленин не любил диктаторские амбиции Лассаля в германском рабочем движении, не замечая своих аналогичных склонностей. Ему не нравилось буржуазное происхождение Лассаля и его тяготение к аристократам. Ленин поддерживал несправедливое обвинение Лассаля в том, что тот был агентом прусского премьер-министра князя Отто фон Бисмарка, первого канцлера Второго рейха. Троцкий приветствовал борьбу Лассаля с либерализмом. Ленин не считал эту борьбу подлинной и искренней. Он находился под влиянием Маркса и Энгельса, осуждавших идеологическое сближение Лассаля с Бисмарком.

В 1861 г. в Пруссии была создана партия либералов, названная Партией прогрессистов. Прогрессисты имели большинство в нижней палате прусского парламента до 1866 г., когда король Вильгельм I Гогенцоллерн снова стал контролировать парламент. Тогда в либеральной партии произошел раскол. Лассаль считал прогрессистов врагами рабочих, ибо они были буржуазной партией. Как сторонник Маркса он считал классовых врагов самыми опасными. На прогрессистов нападал и Бисмарк, ибо они боролись за свободу и права человека против тиранического прусского режима. Лассаль считал государство меньшим злом, чем либеральную партию «класса эксплуататоров». Ему не нравился прусский режим, но он был сторонником сильной государственной власти, не режима Бисмарка, а социалистического режима Лассаля. На почве борьбы с общим врагом – либералами – Лассаль сблизился с Бисмарком. У них были тайные встречи, о которых стало известно много лет спустя, уже после смерти Лассаля. Бисмарк, защищавший интересы аристократов и военных, ненавидел либералов. Они представляли для него гораздо большую опасность, чем социалисты. Бисмарк видел в среднем классе, несущем ценности демократии и либерализма, более серьезных противников, чем социалисты, которые, как и он, были сторонниками этатизма, то есть мощного государства.

Влияние социалистов на избирателей-рабочих росло, и в какой-то момент Лассаль сделал необычный ход, вызвавший серьезную критику Маркса. Он предложил Бисмарку поддержку рабочих в обмен на введение всеобщего избирательного права, которое Маркс называл «мелкобуржуазной утопией». Лассаль допускал невозможную для марксизма мысль: рабочие могут прийти к власти не путем революции, а в результате победы на демократических выборах. В 1867 г., уже после смерти Лассаля, Бисмарк действительно ввел всеобщее избирательное право и трудовое законодательство, которые он, правда, аннулировал в 1878 г. после разгрома либералов. Когда социалисты были ему не нужны, Бисмарк учредил «исключительный закон против социалистов». Однако после встреч с Лассалем Бисмарк понял, кто главный противник его режима. Лассаль не был его агентом, как ошибочно полагали Маркс и Энгельс, но на какое-то время между ним и Бисмарком возникла идеологическая близость, близость между правыми и левыми антидемократами.

Выступление Лассаля против прогрессистов было первым в истории Германии столкновением между социалистами-этатистами и сторонниками демократии и свободы. Вместе с тем Лассаль стал к концу жизни отходить от радикальных взглядов и, к неудовольствию Маркса и Энгельса, превратился из революционера в реформиста. Он создал первое профсоюзное движение. По окончании Первой мировой вой­ны правое крыло германской социал-демократии, обосновывая свой национал-патриотизм и отказ от революции, провозгласило знаменитый лозунг «Назад к Лассалю!».

Весьма близка по духу к лассальянству была и составленная в 1891 г. Карлом Каутским «Эрфуртская программа», в которой не было понятия «диктатура пролетариата» и ориентации на революционную борьбу. В итоге, постепенно вытеснив идеи Маркса, идеи Лассаля сделали их автора одним из идеологов правого крыла германской социал-демократии и идейной платформы современной Социал-демократической партии Германии. Однако в середине 1860-х гг. либералы проиграли националистам и социалистам. С этого поражения началось движение Германии к победе национал-социалистов.

 

Встреча и расхождение с кумиром

Из главы «Путешествие по Гарцу» («Путевые картины») Генриха Гейне Лассаль перенес в свой дневник фразу «Люди рождаются равными». В дневнике он выражает горячую любовь к немецкому поэту: «Я люблю его, Гейне. Он мое второе я. Я люблю его смелые идеи и силу его языка, разрушающего всё!.. Все чувства подчиняются ему, его ирония поражает и уничтожает». Он любил в Гейне призыв к разрушению.

Гейне и Лассаль впервые встретились в ноябре 1845 г. в Париже, куда Фердинанд ездил собирать материал для докторской диссертации по творчеству Гераклита. Ироничный скептик Гейне не мог скрыть восхищение молодым Лассалем: «Ни один молодой человек – ему 19 лет – не производил на меня такого сильного впечатления своими знаниями и своей индивидуальностью. Я в особенности поражен силой его интеллекта и той энергией, которой не хватает таким мечтателям, как я». В письме к Варнгагену фон Энзе от 3 января 1846 г. Гейне с восхищением писал о Лассале: «Нам на смену идут люди, великолепно знакомые с жизнью, умеющие к ней подойти и знающие, чего они хотят».

Лассаль был потрясен личностью своего кумира. Он думал присоединиться к борьбе Гейне с его родственниками. Поэт представлял это дело как «борьбу гениальности против кошелька с деньгами», но Лассаль сформулировал его как «борьбу за принцип свободы творчества и независимости поэта».

Гейне характеризовал молодого Лассаля как человека, обладавшего «основательнейшей ученостью, обширнейшими знаниями, величайшим остроумием». Когда Фердинанд вернулся в Германию, Гейне писал ему в библейских выражениях: «Сердца денежных фараонов столь крепки, что недостаточно угрожать им, нужно устроить им десять казней египетских… Если бы Моисей говорил приятные вещи, использовал бы половинчатые угрозы и логические доводы, народ Израиля оставался бы в Египте до сих пор». Однако, когда Лассаль воспринял призывы Гейне и начал выступать с воинственными речами о революционных планах и проявлять свой сверхактивный темперамент, Гейне стал опасаться этого разрушителя. Он писал отцу Лассаля Хайману: «Бедный Фердинанд Лассаль! Мое сердце разрывается при виде того, как такой талант становится жертвой демонического саморазрушения». Гейне испытывал разочарование от поступков Лассаля. Расхождения между ними начались, когда Лассаль стал выступать в Германии в судах. Его блестящий интеллект и выдающееся красноречие в короткий срок снискали Фердинанду славу борца с реакцией.

По возвращении в Германию Лассаль познакомился с графиней Софией фон Гацфельд и вел ее бракоразводное дело. Он начал помогать графине, муж которой бросил ее, отнял у нее детей и оставил ее без средств к существованию. Это была история, которую он искал: маленькая человеческая драма с большим социальным смыслом. 21-летний еврейский юноша, не имевший достаточной юридической подготовки, связей и влияния, вступил в борьбу с могущественным графом. В бесчисленных статьях, на митингах и перед судьями он доказывал, что речь идет не о простой семейной ссоре, а о «примере вопиющего нарушения гражданских прав женщины в буржуазно-аристократической среде», «диких злоупотреблениях власти и капитала, направленных против слабого», «низости господствующего класса». Он начал шумную кампанию, которая длилась восемь лет (1846–1854 гг.) в судах и на страницах прессы. Софья стала подругой Лассаля.

В ходе процесса произошел кризис в отношениях Лассаля и Гейне. В рамках кампании, которую он вел против графа фон Гацфельда, Лассаль попросил помощи поэта как знаменитого журналиста. Гейне не согласился участвовать в этой борьбе. С присущими ему искренностью и откровенностью поэт раскритиковал эту деятельность Лассаля. Он с презрением отверг его просьбу о помощи, назвав эту историю темой, «принадлежащей к романам Эжена Сю».

Через некоторое время Лассаль оказался замешанным в краже шкатулки с документами графа, в которой должно было быть доказательство его денежной задолженности графине. Лассаля судили в Кёльне. Он сам себя защищал. Он произнес на процессе блестящую речь и превратил себя из обвиняемого в обвинителя. Суд присяжных его оправдал. Приговор вызвал бурю симпатий к Лассалю во всей Рейнской области, с напряженным вниманием следившей за этим поединком. Влиятельный, богатый и надменный граф капитулировал перед Лассалем, которого называл «глупым жиденком». Процесс закончился в 1854 г. победой графини: разводом и разделом имущества в ее пользу. Однако отношения Фердинанда с Гейне не исправились. Поэт считал, что Лассаль принадлежит к категории людей, способных на любое преступление, включая подделку, кражу и убийство.

Во время дела графини Лассаль вел себя как авантюрист и дуэлянт. Так же нелепо он окончил жизнь. В 1864 г., находясь в Швейцарии, 39-летний Лассаль влюбился в 16-летнюю Елену, католичку, дочь известного баварского дипломата фон Дённигеса, и сделал ей предложение. Ради этого брака он готов был на любые жертвы вплоть до принятия христианства. Однако, узнав о революционных взглядах и еврейском происхождении Лассаля, дипломат запретил брак. Он предпочел выдать дочь за валашского дворянина, друга детства Елены Янко Раковицу. Фердинанд вызвал жениха на дуэль, в результате которой был ранен и через несколько дней умер от ран в Женеве.

В любовном письме к Софье Адриановне Солнцевой (1860) Лассаль писал: «Как говорил про меня Гейне, когда мне было всего девятнадцать лет, я рожден, чтобы умереть, как гладиатор, с улыбкою на устах. Совершенно безразлично, больше или меньше придется мне страдать в жизни. Пусть будут счастливы другие! Для таких натур, как моя, достаточно бороться, медленно, до последней капли проливать свою кровь, сжигать свое сердце и со смертью в душе улыбаться». Лассаль имел в виду письмо Гейне к Варнгагену фон Энзе: «Лассаль – истинный сын нового времени, не желающий и слышать о том самоотречении и скромности, которыми мы в наше время, с большей или меньшей неискренностью, пробавлялись и щеголяли. Это новое поколение хочет жить полной жизнью и завоевывать себе значение среди видимого мира; мы, старики, покорно склонялись перед невидимым; стремились поймать призрак счастья и наслаждались благоуханием цветов фантазии, смирялись и хныкали и все же, пожалуй, были счастливее этих суровых гладиаторов, которые так гордо идут в бой, навстречу смерти».

Лассаль был похоронен на еврейском кладбище в Бреслау. На его могиле, за пышной пальмой, посаженной его приверженцами к 25-й годовщине смерти их кумира, виднеется на скромном камне надпись, составленная его другом академиком Бёком: «Здесь покоится то, что было смертного в мыслителе и борце Ф. Лассале». В жизни он отгородил себя от евреев. Однако, что бы он ни делал и как бы себя ни вел, многочисленные враги постоянно воспринимали его деяния сквозь призму его еврейства. Благодаря еврейским религиозным обычаям, после почти четвертьвекового разрыва со своим народом Лассаль был ему возвращен посмертно.

 

Александр ГОРДОН

 

Фрагмент эссе «О марксизме с еврейским лицом» из новой книги «Посторонние», четвертой книги тетралогии, включающей также книги «Безродные патриоты», «Коренные чужаки» и «Урожденные иноземцы». Связаться с автором по вопросу приобретения книги можно по адрес у электронной почты: algor.goral@gmail.com

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«Отец современного иврита»

«Отец современного иврита»

К 100-летию со дня смерти Элиэзера Бен-Йехуды

Формула любви

Формула любви

Пять лет назад не стало Леонида Броневого

Выбор пути

Выбор пути

120 лет назад родилась Хеся Локшина

Франко – не Дон Кихот

Франко – не Дон Кихот

К 130-летию со дня рождения диктатора Испании

«Война продлится дольше, чем ожидают, а закончится неожиданно»

«Война продлится дольше, чем ожидают, а закончится неожиданно»

Беседа с блогером и адвокатом Марком Фейгиным

Декабрь: фигуры, события, судьбы

Декабрь: фигуры, события, судьбы

«Я буду соблюдать заповеди…»

«Я буду соблюдать заповеди…»

70 лет назад умер Хаим Вейцман

Судьба диссидента

Судьба диссидента

40 лет назад умер Петр Якир

«Дилемма: футбол или физика? Нет, всe-таки физика!»

«Дилемма: футбол или физика? Нет, всe-таки физика!»

К 60-летию со дня смерти Нильса Бора

«То ли горец, то ли вампир – не стареет!»

«То ли горец, то ли вампир – не стареет!»

Сева Новгородцев о своей жизни и работе

«Я выжил не для того, чтобы молчать»

«Я выжил не для того, чтобы молчать»

110 лет назад родился Хайнц Галински

Ноябрь: фигуры, события, судьбы

Ноябрь: фигуры, события, судьбы

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!