Тихая революция на Храмовой горе

Год от года растет число евреев, поднимающихся сюда

Рав Йосеф Эльбойм© МИХАИЛ ПОЛЬСКИЙ

В последний раз я был здесь шесть лет назад – 10 июля 2013 г...

Мы с моим другом, издателем аудиокниг Мишей Польским подходим к длинной очереди, где уже находится наша группа. Миша как раз выпустил новый диск «Израильские писатели против беспричинной ненависти», и сегодня мне, одному из авторов, торжественно его вручает. Талиты и тфилин мы оставили в машине на стоянке. Это жутко далеко, потом придется по жаре тащиться обратно к Котелю, на молитву, но ничего не поделаешь – несколько лет назад полицейские наотрез отказались меня впускать на Гору с этими вещами. «Выйди вон!» – крикнули они мне. Потом один смилостивился и показал шкафчик, где можно все оставить. А вдруг на этот раз не смилостивится?

Помню, как полицейский, инструктируя нас при входе на Храмовую гору, что можно, а чего нельзя, в ярости прорычал: «И чтобы никаких молитв, поняли, нет?! Нет, вы поняли?!» Помню, как еще при первом моем восхождении, в 2010-м, мы останавливались перед местом, где по расчетам должен был находиться Храмовый двор, смотрели в ту сторону, где когда-то возвышался Храм, и мысленно взывали к Всевышнему, а полицейские – и наши, и арабские – облепляли нас и буквально в рот заглядывали, готовые при малейшем подозрении кинуться на нарушителя. Помню, как любого, кто всего лишь шевелил губами, могли скрутить и уволочь в участок. Потом, в 2013-м, там, наверху, уже было поспокойнее. Главное было прорваться здесь.

Ну да, тогда еще здесь всех евреев шмонали на предмет крамольной литературы – молитвенников, Торы, Рамбама – и лишь руководителю группы Меиру Антопольскому позволяли пронести какие-то листочки, на которых было написано по-русски. Русский – не иврит, его не запрещали. Потом, поднявшись, у стены Храмового двора, Меир собирал народ, раскладывал свои листочки и... на глазах у нашего и арабского полицейских начинал урок по Рамбаму. То есть заранее переписывал русскими буквами текст и теперь на иврите зачитывал главы, связанные со строительством Храма и жертвоприношениями в нем.

Объявляют нашу группу. Мы входим в знакомую мне полицейскую будку. Вхожу и застываю в изумлении: вместо амбалов – очаровательные девушки в форме, улыбаясь, просят пройти через металлоискатель и... и всё, вы свободны. Welcome на Храмовую гору!

Как это прикажете понимать? Может, я что-то пропустил? Может, ночью произошел государственный переворот? Где обыск, я вас спрашиваю?! Обыск в студию!

Мы на Храмовой горе. В былые времена на каждого из нас приходилось по два полисмена. Шаг влево, шаг вправо рассматривался как побег. Сейчас – двое улыбчивых парней, один впереди, другой сзади. И всё!

Выходим на огромную площадку между стеной и главными мечетями. Погодите, здесь же в прежние времена толпились арабы и арабки, приходившие специально, чтобы устроить провокацию, ведь с восьми до девяти, когда вход евреям разрешен, у мусульман нет молитв. Помню их перекошенные злобой лица, визг, столь напоминающий «Бей жидов!». Сейчас – ни одного!

– А где... – обращаюсь я к Меиру, – ну... эти?

От изумления даже слова куда-то запропастились.

– Арабы? – спокойно говорит Меир. – Так ведь после того, как запретили «Северное крыло исламского движения», источники финансирования этого бандитизма оказались перекрыты, «активистам» перестали платить, вот они и испарились. Теперь мусульмане являются, исключительно чтобы помолиться, а таким, как понимаешь, безралично, поднимаемся мы сюда или нет.

Кстати, а что это мы так медленно идем? Беседуем, фотографируем... Где до боли знакомое полицейское «Маэр! Маэр!» – «Быстрее! Быстрее!»? Что, хамство тоже запретили? Революция, однако.

Мы подходим к месту, где когда-то начинался Храмовый двор. Вон там был жертвенник, за ним – здание Храма. Но что это? Люди стоят и спокойно молятся. Шепотом, но явно и откровенно молятся. А полицейские стоят, спокойно смотрят и терпеливо ждут, когда евреи закончат молиться. Полный шок.

То, что я увидел дальше, напоминало чудесный сон. Евреи расположились у стены и стали – прямо посреди этой «мусульманской святыни» – давать уроки Торы! Какое кощунство, как сказала, перекрестившись, одна московская бабуля, узнав, что ее бывший сосед теперь живет в Иерусалиме.

Первым выступает рав Элиягу Вебер – крепкий такой ультраортодокс. Как мне впоследствии рассказал Меир Антопольский, он был раввином в иешиве, и когда начал подниматься на Гору, его из иешивы вышибли (большинство духовных лидеров харедим по галахическим соображениям запрещают подъем на место, где стоял Храм. – Ред.). Что делать? А ничего. Взял да и открыл собственную. Называется просто –«Иешива Храмовой горы». Покамест в ней народу немного, но лиха беда начало.

Вслед за ним дает интереснейший урок мой старый знакомый Михаил Голосовский – физик, которого именно физика некогда привела к религии.

А что стражи порядка? Слушают, и очень внимательно.

Рядом со мной стоит очаровательный старичок явно харедимного вида, с зонтиком от солнца и блаженной улыбкой на лице. Ну одуванчик одуванчиком. Выясняется, что этот одуванчик – рав Йосеф Эльбойм, бессменный лидер «Движения за Храмовую гору» (интервью с ним см. «ЕП», 2015, № 9) – организации, которую они еще в 1970-е гг. создали с отцом и дядей.

– Погоди, погоди, Меир! – не выдерживаю я. – А тогда что, уже поднимались?

– Поднимались, но единицы.

– И сколько было, когда вы начинали?

– Несколько десятков в год.

– А сейчас?

– Десятки тысяч. Год от года количество евреев, посещающих Гору, увеличивалось на несколько тысяч. Только в последний год застопорилось. Надо привлекать больше светских и харедим.

– А когда условия для евреев поменялись?

– Когда министром внутренней безопасности стал Гилад Эрдан.

– Погоди, Меир! Ты ведь сам еще в 2013 г. объяснял мне: полиция привыкла, что приходят горстки, а тут вдруг пошли толпы. «Уследить за такой оравой невозможно, – говорил ты тогда. – Да никто и не пытается. Главное, сидуры не вынимать и не кричать „Шма, Исраэль!“ А что человек себе под нос шепчет, уже никого не волнует». В те дни это звучало некоторым преувеличением – как раз незадолго до того именно за шевеление губами загребли Моше Фейглина и не только. Но в результате неутомимой деятельности таких людей, как ты, сказка стала былью. Власти, которые прежде не проявляли никакого энтузиазма по поводу возвращения евреев на Гору, стали отступать.

– Важнейшие изменения: налажен постоянный диалог между активистами Храмовой горы и полицией, размер групп увеличен с 10 до 40–50 человек, практически прекратились задержания, арабов же, нападающих на евреев, задерживают десятками. Все это произошло при Эрдане. Если это сделал не он, то тогда Биби, выбирай. Конечно, наличие сотен и тысяч восходящих было условием для того, чтбы изменения начались, но пять лет назад восходивших уже было немало, а изменений не было.

Революция. Я уже употребял это слово, когда писал в очерке о первом своем восхождении на Гору: «Иудаизм у нас – тихий, уютный, галутный, главный принцип – воспитывай себя, а мир не трожь!.. Твое дело – сидеть в уголке и ждать. А тут вдруг появляются всякие смутьяны... С них начинается маленькая революция, превращающая наш мир самосовершенствования, переходящего в самокопание, в то, чем он и должен быть по каббале, – в Мир Действия».

Революция, которую я иронично назвал тогда маленькой, будет величайшей. Нынешняя, тихенькая – всего лишь репетиция. Будем надеяться, что генеральная.

Когда спустя два часа мы с Мишей Польским покидали Старый город, нам навстречу сквозь Яффские ворота прошла монахиня. Правой ручкой она деловито дотянулось до здоровенной мезузы, украшающей ворота, чмокнула свои пальчики и засеменила дальше. Готовится, значит, к приходу Машиаха. Нашего Машиаха. Чего и нам с вами желает.

 

Александр КАЗАРНОВСКИЙ

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«За все на евреев найдется судья…»

«За все на евреев найдется судья…»

Twitter против евреев

Twitter против евреев

Здравствуй, оружие!

Здравствуй, оружие!

Попытка прогноза итогов президентских выборов в США

Оглушительное молчание американских евреев

Оглушительное молчание американских евреев

Бездействие евреев США перед лицом нарастающего в стране антисемитизма ошеломляет

Где же ты, Америка?

Где же ты, Америка?

Даже возможная победа Трампа на выборах лишь отсрочит кpaх великой державы

Гарри Табах: «Никогда не скрывал, что я еврей»

Гарри Табах: «Никогда не скрывал, что я еврей»

Беседа с бывшим представителем НАТО в России

«Эй, ребята, это я, еврей!»

«Эй, ребята, это я, еврей!»

Тувия Тененбом о своей новой книге и британском антисемитизме

Китай и Иран против США и Израиля

Китай и Иран против США и Израиля

Новый стратегический альянс меняет правила игры

Подлое лицемерие

Подлое лицемерие

Активистам BLM наплевать на то, что в Африке 9,2 млн человек живут в условиях современного рабства

«Прошу прощения за климатическую панику»

«Прошу прощения за климатическую панику»

Признание бывшего экологического активиста

Больше нет? А если найдем?

Больше нет? А если найдем?

Почему не следует слепо верить «очевидным» утверждениям

Дитер Нур как зеркало германской деградации

Дитер Нур как зеркало германской деградации

Когда кабаре невольно становится политикой

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!