Искусство быть французом

Подлинное лицо Эммануэля Макрона

Саженец дуба, подаренный Трампу Макроном 24 апреля 2018 г., зачах через четыре дня после антиамериканского выступления французского президента в Нормандии. Дуб может прожить 800 лет. Дружеские слова Макрона имеют куда меньшую продолжительность жизни
© JIM WATSON, AFP

Нормандия, 6 июня 2019 г. Останки 9387 американских солдат, похороненных на мемориальном кладбище под 9238 крестами для христиан и 149 звездами Давида для евреев, покоятся на утесе с видом на Омаха-Бич, один из пяти секторов на побережье Нормандии, где 6 июня 1944 г. высадились 132 тыс. солдат западных союзников. Президент США Дональд Трамп в своей речи высоко оценил их героизм, честь, чувство долга и приверженность свободе и отдал дань уважения молодым американцам, которые погибли в борьбе за них. Он также вспомнил о других солдатах, сражавшихся в Нормандии: канадцах, англичанах, французах. Он вел себя как подлинный государственный деятель.

 

Неблагодарность как «французская ценность»

Незадолго до этого президент Франции Эммануэль Макрон в своей речи также отдал дань уважения этим мужественным солдатам. Но при этом сделал ряд замечаний, которые были восприняты как поучения американскому президенту: «Америка никогда не была более великой, чем тогда, когда она боролась за свободу других. Она никогда не была столь великой, как тогда, когда она была верна универсальным ценностям, которые отстаивали ее отцы-основатели два с половиной столетия назад, когда Франция поддержала ее независимость».

Ранее Макрон указывал, что намерен подчеркивать «французские ценности» и «искусство быть французом». По словам экс-премьера Франции Жан-Пьера Раффарена, ныне одного из политических советников Макрона, президент Франции считает, что Соединенные Штаты «отказались от основных этических принципов» и что «сегодня Америка не стала бы бороться за свободу Европы».

Днем ранее Макрон принимал участие в церемонии в память о французском Сопротивлении. «Без Сопротивления и всех его французских бойцов, – сказал он, – Франция не обрела бы свободу». На другой церемонии – в память о 177 французских солдатах, высадившихся в Нормандии в D-Day, – он заявил, что французы были «везде – на суше, на море, в воздухе, чтобы освободить свою землю».

Желание президента Макрона почтить память бойцов французского Сопротивление и французов, высадившихся в D-Day, вполне понятно. Действительно, многие французы отважно сражались. Но с попыткой президента представить французов, сыгравших важную роль в освобождении своей страны, как ее основных освободителей трудно согласиться. Это противоречит истории и умаляет роль тех, кто, не будучи французом, сражался и погиб за освобождение этой страны.

Похоже, подобная позиция Макрона уходит корнями в послевоенную позицию генерала Шарля де Голля. Всего через несколько дней после 6 июня 1944 г. и всего в нескольких милях от пляжей, где тысячи молодых американцев были убиты и нынче похоронены, генерал заявил: «Франция начинает освобождать себя и скоро станет свободной благодаря французам». По мере продвижения своей политической карьеры де Голль постоянно подчеркивал, что Франция была освобождена французами. О режиме же Виши он говорил как о «горстке предателей, которые перестали быть французами».

Де Голль категорически отказался говорить о многих французах, сотрудничавших с оккупационными властями. Он отказался отмечать D-Day, заявив при этом, что высадка союзников в Нормандии «была не началом освобождения Франции, а отправной точкой для американской попытки колонизировать ее». Он также добавил, что «американская оккупация Франции» завершилась во время его президентства, когда он решил «покинуть НАТО и призвал США закрыть американские военные базы на французской территории». Он никогда не говорил о решающей роли плана Маршалла в восстановлении Франции и о том, что НАТО было создано для защиты Западной Европы от Советского Союза.

Сказанное де Голлем имело серьезные последствия. Четверть века после войн­ы, до начала 1970-х, во Франции не было книг или фильмов о коллаборации. Еще совсем недавно учебники истории для французских школ практически не упоминали о тесных связях многих французов с немецкими оккупационными властями. Вместо этого учащиеся узнавали, что Франция была оккупирована и что Сопротивление освободило страну с помощью союзников. О роли американцев при этом почти не упоминалось. Как и о широкой поддержке французским населением маршала Филиппа Петена, антисемитизме вишистского режима и активном вкладе французской полиции и жандармерии в депортацию евреев в концлагеря. В таких книгах, как «Ненавистник» Леона Полякова (1951), зафиксированы преступления Третьего рейха, но отнюдь не преступления французской полиции и жандармерии. К тому же было продано всего несколько экземпляров книги.

 

«Оскорбление» сомнительной чести

Книга Роберта Пакстона «Вишистская Франция», переведенная на французский язык в 1973 г., вызвала скандал. Пакстон использовал бесчисленные неизвестные ранее документы, чтобы представить масштабы коллаборационизма во Франции и вклад режима Виши в депортацию евреев. Многие французские комментаторы писали, что книга полна лжи и является «оскорблением чести Франции».

До 1984 г. ни один президент Франции не принимал участия в церемониях в память о D-Day, а сами эти церемонии были, мягко говоря, весьма скромными.

Мероприятия в память об «акции Вель-д’Ив» 1942 г. (национал-социалистический рейд и массовые аресты евреев в Париже французской полицией, см. «ЕП», 2017, № 7) стали официальными лишь в 1992 г. До тех пор в них участвовали только еврейские организации, а газеты об этом не писали. Лишь в 1995 г. президент Жак Ширак признал вину Франция в аресте и депортации десятков тысяч евреев в концлагеря. Тем не менее многие французские политики и поныне отрицают эту ответственность.

С 1945 г. ни один французский политический лидер никогда не выражал благодарности Соединенным Штатам за их вклад в освобождение Франции, не подчеркнув при этом моральных ценностей Франции и важнейшей роли французского Сопротивления. Когда это было возможно, они также всячески старались показать превосходство Франции над США.

Критикуя 14 февраля 2003 г. в своем выступлении в ООН решение правительства Джорджа Буша – младшего о вторжении в Ирак, министр иностранных дел Франции Доминик де Вильпен заявил: «Франция остается верной своим ценностям». В стране это выступление заслужило единогласную похвалу, но при этом Вильпен не упомянул, что Франция только что подписала секретные нефтяные контракты с Саддамом Хусейном и не хочет терять деньги. Выступая 27 августа 2007 г. с речью, президент Николя Саркози, характеризуя свою внешнюю политику, подчеркнул, что Франция является союзником Соединенных Штатов, но они не обязательно придерживаются одной и той же позиции. В 2012 г. президент Франсуа Олланд почти дословно повторил эту фразу.

Макрон пошел еще дальше. 8 ноября 2018 г. он заявил, что Франция и Германия должны создать европейскую армию, чтобы «защитить себя от России, Китая и даже Соединенных Штатов». Три дня спустя, на церемонии, Макрон, явно имея в виду президента Трампа, ранее восхвалявшего «американский национализм», сказал, что «патриотизм – это полная противоположность национализму, а национализм – это его предательство».

Ранее, 25 апреля 2018 г., Макрон выступил в Конгрессе США с речью о ядерной программе Ирана, в которой призвал Соединенные Штаты «уважать свою подпись» и пообещал: «Франция не выйдет из иранского ядерного договора, потому что мы его подписали и выполняем свои обязательства».

 

Антисемитизм от де Голля до Макрона

Поскольку Франция, очевидно, не испытывает чувства вины за свою роль в геноциде европейских евреев, французские лидеры уже давно безразличны к антисемитизму. И только в 1980-е они заговорили об этом, чтобы демонизировать «крайне правых». Это то, чем они продолжают заниматься по сей день.

Французская внешняя политика стала антиизраильской в 1960-е гг., когда в конце алжирской войн­ы французские политики решили, что им было бы выгоднее строить более тесные отношения с арабским миром. С тех пор Франция последовательно выступает против Израиля. 27 ноября 1967 г. генерал де Голль выступил с вербальными нападками на Израиль, граничащими с антисемитизмом. Он охарактеризовал евреев как «властолюбивых и самоуверенных», заявил об их якобы «пламенных и всепобеждающих амбициях» и охарактеризовал Израиль как «воинственное, экспансионистское государство». В июне 1967 г., за три дня до Шестидневной войн­ы, когда угрозы арабского мира в адрес Израиля нельзя было игнорировать и эта войн­а казалась неизбежной, де Голль принял решение ввести эмбарго на поставки оружия в Израиль.

В 1973 г., во время Войны Судного дня, министр иностранных дел Франции Мишель Жобер отказался осудить агрессию Египта и Сирии против Израиля: «Попытка закрепиться в своем доме, – сказал он, – не обязательно означает агрессию».

Франция безоговорочно поддерживала Организацию освобождения Палестины (ООП) еще в те времена, когда она была лишь террористическим движением, открыто приверженным уничтожению Израиля и убийству евреев. Франция проголосовала за резолюцию Организации Объединенных Наций в поддержку ООП и еще 27 января 1976 г. призвала к «созданию палестинского государства». Президент Жак Ширак решительно поддержал ООП и, как он выразился, «необходимость создания палестинского государства». В ноябре 2004 г. он, незадолго до смерти во Франции Ясира Арафата, приветствовал этого кровавого палестинского террориста и устроил ему похороны, достойные великого демократического деятеля.

21 сентября 2011 г. президент Николя Саркози также заявил в ООН, что Франция выступает за скорейшее создание «палестинского государства в границах 1967 г.», и потребовал предоставить «Палестине» «статус наблюдателя при Организации Объединенных Наций, аналогичный статусу Ватикана». Шесть недель спустя, 31 октября, Франция проголосовала за присоединение «государства Палестина» к ЮНЕСКО.

Макрон продолжает политику своих предшественников. Он никогда не упускает возможности пригласить нынешнего палестинского лидера Махмуда Аббаса в Елисейский дворец и никогда не забывает поцеловать его. Макрон также призывает к созданию «палестинского государства со столицей в Иерусалиме». Он осуждает все решения администрации Трампа в пользу Израиля и называет признание Иерусалима столицей Израиля «серьезной ошибкой». 15 мая 2018 г., когда ХАМАС направил спрятанных среди гражданского населения террористов для штурма израильского заграждения на границе с сектором Газа и израильские солдаты были вынуждены стрелять в вооруженных людей, чтобы не допустить пересечения границы, Макрон осудил «насилие израильских вооруженных сил в отношении демонстрантов». Лишь несколько месяцев спустя, когда из Газы по Израилю были выпущены ракеты, Макрон вяло осудил террористическую деятельность ХАМАС.

8 мая 2018 г. президент Трамп принял решение выйти из ядерного договора с Ираном, заявив, что Исламская Республика является ведущим спонсором терроризма, поддерживает такие террористические организации, как «Хезболла» и ХАМАС, и по-прежнему пытается заполучить ядерное оружие. Он объявил о введении американских санкций, призванных побудить Иран изменить свое поведение и сесть за стол новых переговоров. С тех пор Франция и Германия сделали все возможное, чтобы обойти американские санкции и продолжить сотрудничество с Ираном. 17 июня 2019 г., когда иранский режим пригрозил применить высокоточные ракеты для «поражения всех врагов – по крайней мере тех, кто находится в регионе, или тех, кто имеет войска в регионе», и в Оманском заливе были обстреляны два нефтяных танкера, Макрон рекомендовал Ирану «проявлять терпение и ответственность».

 

Смесь зависти и недовольства

Начиная с 1945 г. отношение Франции к Соединенным Штатам характеризуется высокомерием и неблагодарностью. В 2005 г. американский журналист Ричард Чеснофф цитировал французского профессора Доминика Моиси: «Когда Франция была великой державой, Америка была развивающейся страной; когда Америка стала сверхдержавой, Франция стала державой средней руки; теперь, когда Америка стала гипердержавой, Франция оказалась далеко не в этой лиге». Чеснофф добавил, что это породило у французов смесь необъяснимой зависти и скрытого недовольства.

Во времена Французской революции Франция утверждала, что имеет универсальное послание. Но, как писал в 2002 г. в статье «Антиамериканизм» Жан-Франсуа Ревель, лишь позже Франция увидела, что Соединенные Штаты «стали страной, которая воплотила в реальность ценности свободы и человеческого достоинства». Он добавил, что один французский политик сказал ему: «Америка украла нашу универсальность». Он также подчеркнул, что утверждения французов о том, что они имеют универсальное послание человечеству, часто «противоречат ужасающей реальности французского поведения». Нынешнее поведение Франции по отношению к Соединенным Штатам, Израилю и иранскому режиму вполне может проиллюстрировать его замечание.

Выступление Макрона в Нормандии 6 июня было излишне высокомерным, и эта позиция особенно нетерпима, поскольку в момент этого выступления Франция все еще пыталась обойти жестокие американские санкции против Ирана. К тому же Макрон нынче находится не в той позиции, которая позволяет делать подобные высказывания. Уже более полугода протесты «желтых жилетов» наносят сильный удар по французской экономике. Они выявили реальную степень неудовлетворенности французов своим положением. Макрон отреагировал на это с презрением и жестокостью: он назвал демонстрантов «исполненной ненавистью толпой» и призвал полицию «безжалостно» восстановить порядок (при этом 24 человека потеряли глаз, еще пять – руку). Макрон, возможно, и имел при этом поддержку элиты, но отчаяние демонстрантов после подобных акций не исчезло.

Незаконная иммиграция превратила многие районы страны в трущобы. Сотни «запретных зон» в пригородах были охарактеризованы алжирским писателем Буалемом Сансалом и журналистом Эриком Земмуром как малые исламские республики. Сегодня евреи во Франции должны скрывать свою религиозную идентичность, где бы они ни находились.

13 ноября 2018 г. президент Трамп, отвечая на ноябрьские замечания Макрона, написал в Twitter: «Нет более националистической страны, чем Франция» и «это Германия вторглась во Францию. В Первой и Второй мировых войн­ах... французы уже начали изучать немецкий, когда мы поспешили им на помощь».

6 июня 2019 г. Трамп использовал более дипломатический язык, назвав свои отношения с Францией и Макроном «экстраординарными». Но теперь он знает Макрона. Трамп, несомненно, помнит, что 14 месяцев назад, во время своего визита в Вашингтон, Макрон был приветлив по отношению к нему, но затем, в Конгрессе, использовал все отведенное ему для выступления время, чтобы принизить важные решения правительства Трампа.

24 апреля 2018 г., в знак дружбы, Макрон преподнес Трампу в подарок саженец дуба, который два президента посадили на лужайке у Белого дома. Говорят, что дуб, который сельскохозяйственные власти США подвергли карантину, зачах через четыре дня после празднования годовщины D-Day в 2019 г. Макрон пообещал отправить Трампу еще один саженец дуба, но посылка еще не пришла. Дуб может прожить до 800 лет. Дружеские слова Макрона, похоже, имеют куда меньшую продолжительность жизни.

 

Ги МИЛЬЕР

Автор – профессор Парижского университета, автор 27 книг о Франции и Европе

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«За все на евреев найдется судья…»

«За все на евреев найдется судья…»

Twitter против евреев

Twitter против евреев

Здравствуй, оружие!

Здравствуй, оружие!

Попытка прогноза итогов президентских выборов в США

Оглушительное молчание американских евреев

Оглушительное молчание американских евреев

Бездействие евреев США перед лицом нарастающего в стране антисемитизма ошеломляет

Где же ты, Америка?

Где же ты, Америка?

Даже возможная победа Трампа на выборах лишь отсрочит кpaх великой державы

Гарри Табах: «Никогда не скрывал, что я еврей»

Гарри Табах: «Никогда не скрывал, что я еврей»

Беседа с бывшим представителем НАТО в России

«Эй, ребята, это я, еврей!»

«Эй, ребята, это я, еврей!»

Тувия Тененбом о своей новой книге и британском антисемитизме

Китай и Иран против США и Израиля

Китай и Иран против США и Израиля

Новый стратегический альянс меняет правила игры

Подлое лицемерие

Подлое лицемерие

Активистам BLM наплевать на то, что в Африке 9,2 млн человек живут в условиях современного рабства

«Прошу прощения за климатическую панику»

«Прошу прощения за климатическую панику»

Признание бывшего экологического активиста

Больше нет? А если найдем?

Больше нет? А если найдем?

Почему не следует слепо верить «очевидным» утверждениям

Дитер Нур как зеркало германской деградации

Дитер Нур как зеркало германской деградации

Когда кабаре невольно становится политикой

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!