Самоликвидация Франции

«Великая нация» переживает «великий перелом»

Так выглядит нынче французский универмаг в Ле Бурже
© JACQUES DEMARTHON, AFP

Национальное собрание Франции обнародовало доклад о случаях радикализации среди сотрудников госучреждений, который газета Le Figaro называет «шокирующим». В течение семи месяцев депутаты парламента Эрик Диар и Эрик Пуйя провели 53 слушания, собрали около 60 часов аудиозаписей, описывающих комплекс мер, принятых во Франции для предотвращения радикализации. Главное внимание парламентарии уделили ситуации в госсекторе, предложив 35 рекомендаций по борьбе с радикализацией. Le Figaro считает, что этот доклад должен заставить президента Эммануэля Макрона нарушить молчание и высказаться, как он ранее обещал, о принципе светскости в стране. Автор редакционной статьи Ив Треар подчеркивает, что за последние 15 лет количество салафитов во Франции выросло с 5000 до 50 тыс. По его мнению, страна отказывается видеть эту опасность. «Необходимо пересмотреть существующий арсенал законов, но для этого, в первую очередь, необходим смелый и жесткий сигнал, которого мы ждем от президента Франции», – заключает автор.

Многие издания отмечают все более заметный во Франции упадок христианства. За последние годы на фоне иммиграционного кризиса в Европе резко увеличилось число осквернений и поджогов христианских церквей. В докладе Госдепартамента США о ситуации с религиозными свободами во Франции также отмечается рост числа преступлений в отношении христиан и евреев.

Уже невозможно скрывать то обстоятельство, что Франция все больше исламизируется. В 1989 г. в Париже две мусульманские школьницы наотрез отказались сменить хиджабы на светскую форму, как того требовал устав учебного заведения, а теперь тысячи их последовательниц готовы отказаться от светского обучения вообще. По данным Французского национального союза книжных магазинов, в первом квартале 2015 г. объем продаж книг об исламе увеличился втрое по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. Похожие тенденции затрагивают и французскую политику. Израильский востоковед Гай Бехор считает, что «все идет к тому, что до 2020 г. мусульмане возглавят мэрии большого количества французских городов». По оценкам европейских специалистов, при сохранении нынешних темпов прироста мусульманского населения примерно лет через 30–40 Франция может стать исламской республикой.

Происходящие в стране перемены комментирует журналист и писатель Джулио Меотти, редактор отдела культуры итальянского издания Il Foglio.

 

«Что касается Франции в 2019 г., то нельзя больше отрицать, что готовится серьезная и опасная трансформация, „большие перемены“», – отметил Мишель Гурфинкель, основатель и президент Института Жана-Жака Руссо. Он опечален «гибелью Франции как самостоятельной страны или, по крайней мере, западной, иудео-христианской нации, о которой раньше думали, что она существует». В своей недавней титульной статье в еженедельнике Le Point он назвал это «великим переворотом».

Можно называть это переменами или потрясениями, но дни Франции в том виде, в каком мы ее знали, сочтены. Общество утратило свою культурную направленность: старый образ жизни угасает и находится на грани «вымирания». «Французскость» исчезает и заменяется своего рода балканизацией анклавов, которые не общаются друг с другом. Для страны, в наибольшей степени затронутой исламским фундаментализмом и терроризмом, это не лучший рецепт.

Французский переворот также будет географическим. Судя по результатам анализа избирательной карты, проведенного крупнейшей французской газетой Le Monde, сегодня Франция, похоже, разделена на «гетто для богатых» и «гетто для бедных». «В беднейшем секторе шесть из 10 вновь возникших домохозяйств имеют хотя бы одного члена, родившегося за границей», – пишет Le Monde. Некая пропасть отделяет теперь периферийную Францию – малые города, пригороды и сельские районы – от глобализированного мегаполиса «буржуазных богем». Чем больше французские элиты с их немалым доходом и культурным досугом собираются в своих анклавах, тем меньше вероятность того, что они смогут понять повсе­дневные последствия провальной политики массовой иммиграции и мультикультурализма.

Анализируя успехи партии Марин Ле Пен на недавних выборах в Европарламент, Сильвен Крепон из Турского университета указывает: европейский опрос показал, что «две французские империи не пересекаются и не разговаривают друг с другом». Марин Ле Пен и президент Эммануэль Макрон – два победителя этих выборов – обращаются к совершенно разным социологическим группам. В пригородах Парижа бурно развивается крайне правое Национальное объединение. В городах же Ле Пен сильно отставала: в Париже она была пятой, в Лилле – третьей, в Лионе – четвертой. Крепон поясняет: «Эти города защищены своей социологической структурой от того, чтобы там голосовали за Национальное объединение. Именно благодаря популистским выступлениям можно диагностировать разобщенную элиту. Эта точка зрения подкрепляет идею „социологического раскола“, которую не следует отбрасывать».

По одну сторону этого раскола – такие города, как Дре, который издание Valeurs Actuelles назвало «городом, который предвосхищает будущее Франции».

«С одной стороны, это королевский город с остатками славной истории, который верит, что тысячелетиями все меняется; с другой – город, в котором процветают наркоторговля и ислам. Буржуазия центра города выбирает Макрона, „маленькие белые люди“ голосуют за Ле Пен». С другой стороны – Париж. «У всех мегаполисов мира одна и та же судьба. Здесь течет богатство и здесь заключен союз между „победителями глобализации“ и их „слугами“ – иммигрантами, которые приехали служить новым хозяевам мира, воспитывать их детей, развозить пиццу или работать в их ресторанах, – пишет уважаемый комментатор Ирик Земмур в Le Figaro. – Париж – это глобальный город, а не французский город».

Как отмечает известный французский автор Кристоф Гилью, глобализированный, буржуазно-богемный высший класс заполняет собой «новые цитадели» – как в средневековой Франции – и массово голосует за Макрона. У них «единый стиль речи и мышления... что позволяет доминирующим классам заменить реальность на сказку о дружественном и гостеприимном обществе». Гилью подвергся критике со стороны некоторых французских СМИ за то, что взялся разоблачить эту подмену реальности.

Нынешнее движение «желтых жилетов», которые вот уже несколько месяцев каждую субботу протестуют в Париже против реформ президента Макрона, является символом этого раскола между рабочим классом и раздробленными прогрессивными силами. По словам Гилью, это «социальный и культурный шок». Этот шок, как указывает французский философ Ален Финкелькраут, заключается в «уродстве периферийной Франции и его воздействии на конкретную жизнь, печали рабочего класса, потерявшего не только уровень жизни, но и культурные ориентиры». Сегодня во Франции царит повсеместное ощущение «экспроприации».

Партия Марин Ле Пен выиграла более чем вдвое больше округов, чем Макрон. Ле Пен одержала победу в депрессивных и деиндустриализованных районах Северной, Центральной, Южной и Восточной Франции, которые и породили «желтые жилеты».

«С тех пор, как я переехал во Францию в 2002 г., я наблюдал, как страна переживала культурную революцию, – написал недавно в Financial Times Саймон Купер. – Католицизм почти вымер (только 6% французов сегодня регулярно посещают мессу), хотя и не так глобально, как его давний соперник, коммунизм. Численность небелых продолжает расти». По словам Купера, Макрон является символом «нового индивидуализированного, глобализированного, нерелигиозного общества».

Бегство Франции от католицизма настолько очевидно, что в своей новой книге «Французский архипелаг: рождение множественной и разделенной нации» социолог Жером Фурке описывает крах культуры французского общества как «постхристианскую эпоху». Подавление французского общества с помощью католической матрицы почти завершено. Страна, пишет Фурке, в настоящее время проводит политику де­христианизации. И на горизонте есть только одна сильная альтернатива. Согласно новому научному исследованию, сегодня во Франции уже насчитывается столько же мусульман, сколько католиков среди населения в возрасте от 18 до 29 лет, а в крупных французских городах мусульмане составляют 13% населения, что более чем в два раза превышает средний показатель по стране.

Этой фрагментарностью и мусульманскими чувствами общинной солидарности воспользовались для того, чтобы создать «шариатские гетто». В докладе Института Монтеня «Фабрика исламистов» подчеркивается радикализация французского мусульманского общества. Вместо интеграции, ассимиляции и европеизации мусульманские экстремисты во Франции стремятся к мультикультурализму, разделению и разобщению. По мнению Жиля Кепеля, высказанному им в книге «Перелом», анклавы иммигрантов на окраинах французских городов подпитывают «слом ценностей во французском обществе и желание инфильтрировать его». «Люди не хотят жить вместе», – подтвердил изданию Valeurs Actuelles бывший министр внутренних дел Франции Жерар Коломб.

В той же публикации в подтверждение этого «перелома» приводятся такие данные: «Четверо из десяти мальчиков в департаменте Сена – Сен-Дени имеют арабо-мусульманские имена». А социолог Жером Фурке в своем новом исследовании выявил, что подобные имена получают 18% всех новорожденных во Франции.

«Великие перемены» во Франции идут полным ходом. Как недавно писал философ Ален Финкелькраут: «Пожар в Нотр-Дам не является ни нападением, ни несчастным случаем, а попыткой самоубийства».

Джулио МЕОТТИ

Перевод с англ. inoСМИ.Ru

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


«За все на евреев найдется судья…»

«За все на евреев найдется судья…»

Twitter против евреев

Twitter против евреев

Здравствуй, оружие!

Здравствуй, оружие!

Попытка прогноза итогов президентских выборов в США

Оглушительное молчание американских евреев

Оглушительное молчание американских евреев

Бездействие евреев США перед лицом нарастающего в стране антисемитизма ошеломляет

Где же ты, Америка?

Где же ты, Америка?

Даже возможная победа Трампа на выборах лишь отсрочит кpaх великой державы

Гарри Табах: «Никогда не скрывал, что я еврей»

Гарри Табах: «Никогда не скрывал, что я еврей»

Беседа с бывшим представителем НАТО в России

«Эй, ребята, это я, еврей!»

«Эй, ребята, это я, еврей!»

Тувия Тененбом о своей новой книге и британском антисемитизме

Китай и Иран против США и Израиля

Китай и Иран против США и Израиля

Новый стратегический альянс меняет правила игры

Подлое лицемерие

Подлое лицемерие

Активистам BLM наплевать на то, что в Африке 9,2 млн человек живут в условиях современного рабства

«Прошу прощения за климатическую панику»

«Прошу прощения за климатическую панику»

Признание бывшего экологического активиста

Больше нет? А если найдем?

Больше нет? А если найдем?

Почему не следует слепо верить «очевидным» утверждениям

Дитер Нур как зеркало германской деградации

Дитер Нур как зеркало германской деградации

Когда кабаре невольно становится политикой

Реклама

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!