Старое вино в новых мехах

«Светофор» хочет превратить Германию в «современную иммиграционную страну», однако не извлекает уроков из провалившихся попыток других стран

Канцлер Олаф Шольц (в центре), министр внутренних дел Германии Нэнси Фэзер (справа) и уполномоченный федерального правительства по вопросам миграции, беженцев и интеграции Реем Алабали-Радован на встрече иммигрантов под девизом «Германия, страна иммиграции» в Берлине 28 ноября 2022 г.
© John MACDOUGALL / POOL / AFP

Если верить федеральному министру труда Хубертусу Хайлю, Германии необходимо срочно провести фундаментальную модернизацию иммиграционного законодательства. Cогласно пресс-релизу, выпущенному его министерством в конце ноября, необходимо это потому, что пандемия «значительно усугубила дефицит кадров во многих секторах, от промышленности до ремесел и ухода за больными». Поэтому федеральное правительство хочет, чтобы «квалифицированные работники могли быстро приехать в Германию и стартовать здесь. Мы хотим устранить бюрократические препоны. Если люди привозят с собой профессиональный опыт или личный потенциал, то мы дадим им возможность получить дополнительную квалификацию в Германии и закрепиться на нашем рынке труда». Катастрофическая нехватка квалифицированных работников сегодня ставит под угрозу рост национальной экономики. Столь же точный, сколь и вводящий в заблуждение вывод, исходящий от министра, чья партия еще во времена «большой» коалиции намеревалась бороться с назревавшей годами нехваткой квалифицированных работников сначала, в 2015 г., путем облегчения и ускорения иммиграции просителей убежища, а затем, в 2020-м,путем принятия нового Закона об иммиграции квалифицированных работников.

Обе меры вызвали значительное увеличение иммиграции в Германию. В период с 2015 по 2021 г. она выросла примерно до 8 млн человек, после того как за предшествовавший этому пятилетний период (с 2011 по 2014 г.) в Германию иммигрировало всего около 5,5 млн человек. Это сопровождалось ростом иммиграции из третьих стран, не входящих в ЕС, прежде всего из стран Ближнего Востока. Доля таких иммигрантов в общем их числе составила около 45% в 2020 г. по сравнению с 40% в 2014 г. Pост был вызван в основном политикой предоставления убежища, проводимой «большой» коалицией, и почти не был связан с Законом об иммиграции квалифицированных работников. Тем не менее в феврале 2021 г. Хайль все же похвалил закон, заявив, что он создал «очень хорошую основу для борьбы с нехваткой квалифицированных работников, которая уже сказывается и будет сказываться еще больше в будущем».

 

И в иммиграции – своим путем

Однако сегодня министр не задается вопросом, почему за это время дефицит не уменьшился, а, наоборот, вырос. Вместо этого он объявляет под новым названием (модернизация) о дальнейшем расширении выбранного еще «большой» коалицией пути последовательной ликвидации препятствий для иммиграции в праве на проживание в стане, а также в праве на предоставление убежища.

Не только в этой области Германия все чаще выбирает особый, попустительский путь для прибытия мигрантов в ЕС. В течение многих лет она пытается использовать для трудовой миграции из третьих стран, помимо изначально предусмотренныx для этого законоположений о правах иностранцев и их проживании в стране, также и служащее абсолютно иным целям право на убежище. Со времен опыта массовой иммиграции во время югославской войны в 1990-х гг., в целях предотвращения подобных злоупотреблений, была принята статья 16a Основного закона, однако ограничение права на убежище для лиц, иммигрирующих в Германию из другой страны ЕС или из безопасной третьей страны, которое было принято специально в этих целях, соответствующиe правительства в основном игнорируют и обходят как минимум с 2015 г., вместе с принятыми ЕС Дублинскими правилами.

Только благодаря этому уже много лет возможна массовая иммиграция в Германию по пути предоставления убежища не только из третьих стран, где идут (гражданские) войны, например из Сирии, Ирака и Афганистана, но и из таких стран, как Тунис, Марокко или Сенегал, куда немцы любят ездить в отпуск. С точки зрения партий «светофора», все эти иммигранты должны, по возможности, даже после отклонения их ходатайств о предоставлении убежища остаться на постоянное жительство в Германии и натурализоваться, если найдут работу. На это, в частности, направлен недавно принятый Бундестагом Chancen-Aufenthaltsrecht, который предлагает просителям убежища, обязанным покинуть страну, «шансовый» вид на жительство на 18 месяцев после пяти лет пребывания в статусе толерируемого иностранца (т. e. со статусом Duldung).

 

Бесплатный билет на ПМЖ

Просители убежища должны использовать это время для выполнения требований для получения статусa резидента в соответствии с §§ 25a (для хорошо интегрированных молодых людей) или 25b (в случае удачной интеграции) Закона о пребывании в стране. Распространение права на пребывание на всех просителей убежища, осуществляемое с помощью такого рода «смены колеи», по сути, делает излишним любое рассмотрение ходатайства о предоставлении убежища, а также юридически превращает существующее право на убежище в своего рода финансируемый государством бесплатный пропуск на постоянное проживание в Германии, чем оно, по сути, и являлось на протяжении многих лет.

Между тем гражданство также стало предметом внимания правительства «светофорной» коалиции. Согласно планам министра внутренних дел Нэнси Фэзер, иммигранты будут получать гражданство не так, как ранее – через восемь лет, а через пять лет или даже через три года, если их интеграция будет проходить особенно быстро. Более того, получение двойного гражданствa, что уже в ряде случаев стало возможным благодаря «красно-зеленой» коалиции в начале 2000-х гг., будет значительно упрощено и, таким образом, расширено. Предполагается, что это должно мотивировать (высококвалифицированных) работников из третьих стран эмигрировать в Германию, в то же время категорически отрицается, что такая мера будет иметь дополнительный эффект притяжения для просителей убежища.

Действительно ли более быстрая натурализация привлечет в Германию больше (высоко)квалифицированных иммигрантов, еще предстоит выяснить. Тем временем среди этой целевой группы распространилась информация о том, что высокооплачиваемые квалифицированные работники в Германии должны выплачивать до половины своего заработка государству в виде налогов и социальных отчислений, чтобы финансировать, помимо прочего, постоянно растущую иммиграцию неквалифицированных работников.

По данным Федерального агентства по труду, число безработных просителей убежища, уже получивших этот статус и, соответственно, право на пособие ALG II, в ноябре 2022 г. составило около 512 тыс. человек. Сюда не входят беженцы из Украины, которым не нужно формально просить убежища, и те безработные соискатели убежища, рассмотрение заявления которых еще не завершено или чье заявление отклонено. Поэтому они не получают никаких пособий от Агентства по труду и финансируются федеральными землями и муниципалитетами в соответствии с Законом о пособиях просителям убежища.

С помощью уже принятых законов и тех, которые еще только планируются, «светофорные» политики хотят не только привлечь в Германию больше (высоко)квалифицированных работников, но и улучшить профессиональную и социальную интеграцию имеющихся безработных иммигрантов. Как написала министр внутренних дел Фэзер в статье для газеты Tagesspiegel, для сплоченности Германии очень важно, «чтобы люди, которые приезжают к нам, могли также участвовать в жизни общества – чтобы они быстро и успешно интегрировались. Таким образом, с помощью нового Закона о гражданстве мы создаем стимулы для интеграции вместо того, чтобы создавать препятствия и требовать длительных периодов ожидания».

 

Трудная интеграция

Возможность того, что и сама по себе проблематичная социальная интеграция иммигрантов, особенно выходцев из чуждых Европе культур, будет проходить быстрее и лучше, если все существующие препятствия для иммиграции будут снижены или вообще устранены, вплоть до натурализации, можно уже сейчас, вероятно, исключить на основании научных исследований, проведенных голландским исследователем миграции Руудом Коопмансом в Университете им. Гумбольдта в Берлине. Еще в начале 2000-хКоопманс опубликовал работу, в которой сообщил, что, согласно его анализу, в то время как в Германии иммигранты «в два раза чаще оказываются безработными и зависимыми от социального обеспечения, чем люди без иммигрантского происхождения, в Нидерландах в четыре раза больше безработных и в десять раз больше зависимых от социального обеспечения».

Результат, который совершенно не соответствовал провозглашенным в то время целям голландской иммиграционной политики. Как и сегодняшняя иммиграционная политика Германии, она была основана на предположении, что если сделать иммиграцию максимально либеральной и позволить иммигрантам полноценно участвовать в общественной жизни, то можно не только увеличить предложение рабочей силы, но также ускорить и улучшить профессиональную и социальную интеграцию иммигрантов.

Коопманс ярко описывает Нидерланды этого периода как страну, которая довольно точно соответствует представлениям о стране иммиграции тех политических и медийных сил, которые в то время задавали направление в иммиграционной политике Германии (тогда эту политику называли мультикультурной, ныне же предпочитают говорить о «политике разнообразия»): «Языки происхождения самых больших групп иммигрантов преподавались в школах, исламское погребение и халяльный убой скота без анестезии были разрешены законом, как и головные платки для женщин-учителей. Государственные СМИ имели юридический мандат на заполнение не менее 20% своего эфирного времени программами для этнических меньшинств, частично на языках происхождения иммигрантов. В школах при необходимости проводились занятия по религиозному воспитанию для мусульман или индуистов».

Тогдашнее правительство Нидерландов поручило Коопмансу провести контролируемое эконометрическое сравнение интеграции на рынке труда иммигрантов турецкого происхождения в Нидерландах и Германии. Он показал, что при одинаковом уровне образования и возрастной структуре голландцы турецкого происхождения имеют на 20% более низкий уровень занятости, чем голландцы без иммигрантского происхождения. С другой стороны, в Германии эта разница составила всего 7%, хотя в то время миграционная политика страны была более ограничительной, например, в отношении натурализации или брачной миграции.

 

Интеграция интеграции рознь

Затем Коопманс распространил свои исследования на другие страны, их результаты он опубликовал в 2010 г. в Journal of Ethnic and Migration Studies. В этих исследованиях он использовал эмпирические показатели для сравнения степени интеграции иммигрантов в восьми странах. Кроме того, он также исследовал причины иногда значительных различий между этими странами в степени интеграции иммигрантов.

Для этого он прибегнул к индексy, разработаннoмy базирующейся в Брюсселе Группой по миграционной политике для оценки правового равенства мигрантов. Индекс учитывал доступ к гражданству и долгосрочным видам на жительство, борьбу с дискриминацией, воссоединение семей, доступ на рынок труда и участие в политической жизни. Индекс показал, что в 2007 г. самый высокий уровень правового равенства между иммигрантами и коренными гражданами был зафиксирован в Швеции, за которой следовали Бельгия, Нидерланды и Великобритания. С другой стороны, Австрия имела самый высокий уровень правового неравенства, за ней следовали Швейцария, Германия и Франция.

Сравнение с данными 1995 г. показало, что этот рейтинг оставался практически неизменным до 2007 г. Таким образом, восемь исследованных стран существенно различаются в отношении практикующегося в них юридического равенства иммигрантов с местными жителями.

То же самое относится и к культурным правам иммигрантов с тем ограничением, что Коопманс сравнил только пять стран, а именно: Швейцарию, Германию, Францию, Великобританию и Нидерланды, на основе разработанного им самим индекса. Нидерланды оказались страной, которая предоставила иммигрантам очень широкий спектр культурных прав, за ней с некоторым отрывом следoвали Великобритания, Германия, Франция и Швейцария. Швейцарцы, в частности, в то время были особенно скупы в предоставлении таких прав по сравнению с другими изученными странами.

Этот рейтинг участия в культурной жизни во многом совпадает с рейтингом с точки зрения правового равенства. Это говорит о том, что страны, практикующие далеко идущее юридическое равенство между иммигрантами и коренными жителями, обычно также предоставляют первым далеко идущие культурные права. И то и другое вместе придает их иммиграционной политике желаемый разрешительный характер, направленный на максимальное разнообразие и участие. Это сопровождается не только заметно либеральным отношением в вопросах юридического равенства и предоставления культурных прав мигрантам, но и более легким и всеобъемлющим доступом к социальным льготам.

Используя полученное ранжирование иммиграционной политики и политики социального обеспечения, Коопманс проанализировал участие иммигрантов в трудовой деятельности в восьми странах за период 1999–2004 гг. и пришел к выводу, что самые либеральные страны с точки зрения иммиграционной политики и самые щедрые с точки зрения политики социального обеспечения показали наихудшие результаты относительно участия мигрантов в трудовой деятельности. Напротив, страны с наилучшими показателями привлечения иммигрантов на рынок труда были теми, которые либо имели ограниченное государство всеобщего благосостояния, либо проводили ограничительную иммиграционную политику. Кроме того, в государствах всеобщего благосостояния с либеральной иммиграционной политикой пространственная сегрегация между иммигрантами и коренными жителями была сильнее, а уровень преступности среди иммигрантов – выше, чем в менее щедрых государствах с ограничительной иммиграционной политикой.

 

Европа меняет мнение

Ввиду своих неудач и вызванного ими подъема антииммиграционных партий бывшие пионеры разрешительной иммиграционной политики в Европе либо в значительной степени отказались от этого пути, либо, по крайней мере, внесли серьезные коррективы. Это, однако, не относится к правительству «светофорной» коалиции, которое, напротив, теперь хочет продвинуться еще дальше по этому явно ошибочному пути, начатому «большой» коалицией. В своем намерении она совершенно одинока не только в Европе. Все больше стран – членов ЕС отказываются от ошибочного представления о том, что интеграция иммигрантов будет особенно быстрой и успешной, если от них требуется как можно меньше усилий по интеграции, а от коренного населения – как можно больше.

Тот факт, что подобный подход поощряет своего рода несерьезное отношение к интеграции среди многих иммигрантов и в то же время способствует недовольству многих коренных жителей, которое становится тем более распространенным, чем обширнее и быстрее идет иммиграция, особенно из чуждых по культуре стран, просто игнорируется нынешними «модернизаторами» германской иммиграционной политики или диффамируется ими в качестве «экстремистских взглядов».

Под предлогом борьбы с нехваткой квалифицированных специалистов последние юридические меры предосторожности, которые до сих пор в некоторой степени предохраняли германскую иммиграционную политику от того, чтобы закончиться такой же катастрофой, как голландская и шведская, будут насильственно удалены.

Ничего не изменится, даже если, вопреки ожиданиям, правительству «светофора» удастся своими законами привлечь в Германию больше (высококвалифицированных) иммигрантов, не используя для этого предоставление убежища. С этой целью социал-демократ Йоахим Штамп, которого главa МВД недавно назначилa специальным представителем по вопросам иммиграции, хочет «проработать вместе со странами происхождения и транзита мигрантов справедливые и практически осуществимые возможности для легального доступа на германский и европейский рынок труда и в то же время обеспечить для людей без права на пребывание последовательноe возвращениe в страны своeгo происхождения», говорится в сообщении газеты Die Welt от 19 декабря.

Конечно, массовую иммиграцию в Германию «людей без права на пребывание», которых впоследствии приходится депортировать, давно пора остановить. Статья 16а Основного закона направлена именно на это. Возобновление ее применения, конечно, потребует, чтобы на границах Германии просителей убежища не пропускали так же, как это уже давно происходит на других внутренних границах ЕС. Однако именно этого правительство «светофорной» коалиции до сих пор делать не хочет – в нарушение Основного закона.

Вместо того правительство Шольца планирует распространить разрешительный подход к пересечению внешних границ, уже практиковавшийся «большой» коалицией с его участием в качестве вице-канцлера, на внутренние ограничения на иммиграцию, которые все еще существуют. Ничем хорошим это не может закончиться. Превращение Германии в современную иммиграционную страну, о котором объявила самопровозглашенная «коалиция прогресса» в составе СДПГ, «зеленых» и СвДП, оказалось старым вином в новых мехах, которое к тому же уже давно превратилось в уксус.

 

Роланд ШПРИНГЕР

Перевод с нем. Оригинал опубликован в издании Tichys Einblick

Уважаемые читатели!

Старый сайт нашей газеты с покупками и подписками, которые Вы сделали на нем, Вы можете найти здесь:

старый сайт газеты.


А здесь Вы можете:

подписаться на газету,
приобрести актуальный номер или предыдущие выпуски,
а также заказать ознакомительный экземпляр газеты

в печатном или электронном виде

Поддержите своим добровольным взносом единственную независимую русскоязычную еврейскую газету Европы!

Реклама


Вой­на администрации Байдена против Израиля и его правительства

Вой­на администрации Байдена против Израиля и его правительства

«Израиль должен делать то, что лучше для Израиля»

«Израиль должен делать то, что лучше для Израиля»

Дэвид Фридман анализирует ход войны и надежды на будущее Ближнего Востока

Как же мы относимся к Трампу?

Как же мы относимся к Трампу?

Да, он не идеален, но его лидерство – вовсе не радикальное отклонение от американского характера

К штыку приравняли перо

К штыку приравняли перо

Как международные СМИ и журналистские организации помогают террористам

Воздержание, или Глядя на мир закрытыми глазами

Воздержание, или Глядя на мир закрытыми глазами

США в ООН, как и сама ООН, работают против интересов Израиля

Гол в свои ворота

Гол в свои ворота

«Нацконы» в эпицентре левого тоталитаризма

Проснись, Германия, проснись!..

Проснись, Германия, проснись!..

К чему ведет «красно-зеленая» трансформация и чем она закончится

Эко-фантазии разбиваются о реальность

Эко-фантазии разбиваются о реальность

Шестеренки в системе запугивания

Шестеренки в системе запугивания

Насажденная Меркель система страха действует по сей день

Попытка залить пожар керосином

Попытка залить пожар керосином

Как козла, финансируемого за счет налогов, пустили в огород

«Пособие не для граждан, а для иммигрантов»

«Пособие не для граждан, а для иммигрантов»

Неопровержимые факты развенчивают миф об иммиграции квалифицированных кадров

Как Германия отпугивает квалифицированных работников

Как Германия отпугивает квалифицированных работников

Немцы отказывают в визах платежеспособным иностранцам и впускают в страну тех, кого им приходится содержать

Все статьи
Наша веб-страница использует файлы cookie для работы определенных функций и персонализации сервиса. Оставаясь на нашей странице, Вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Более подробную информацию Вы найдете на странице Datenschutz.
Понятно!